Кто боится слов «операция буря» и «хорватский сценарий»?

31.03.2020 0 Редакция NS.Writer

Разговорились. О войне, конечно. Конечно, о войне на Донбассе. А кто о ней не говорит…

| Newssky.com.ua

Я спросил знакомого, который — ни по стилю жизни, ни по роду занятий, ни по уровню образования, ни по полному отсутствию даже солдатского опыта службы в армии — не знает военного дела настоящим образом, что ему известно о «хорватском сценарии», об «Операции Буря»? Он ответил просто: что-то очень военное, очень быстрое и очень результативное. Перекладываем на военный слог: чётко организованная и жестко воплощенная военная операция. С конкретным результатом, итогом.

У украинских военных есть мотивация и цель, конкретнее которых не бывает — освободить украинскую землю от оккупантов, от антиукраинской нечисти. Украинские военные шесть лет на фронте каждый день и час доказывают, что конкретная задача приведёт в конечном итоге, простите за каламбур, к конкретному итогу — освобождению Украины от врага. От сепаратистов. От захватчиков. От оккупантов. На радость всему прогрессивному человечеству.

Как бы этот сценарий ни назывался…Хотя бы и хорватский.

А что же такое — этот пресловутый «хорватский сценарий»? Как бы так объяснить, в считанных абзацах, чтобы стало понятно даже тому моему, совершенно невоеннообязанному, другу?

Есть такое хорватское слово «Олуја» — «Буря». «Операција Олуја» — «Операция Буря». Именно под этим названием вошёл последний хорватский удар в истории «хорватского сценария».

К слову, в нынешнем, 2020-м году, хорваты будут отмечать 25-ю годовщину этой военной операции.

Именно 4 августа 1995 года началась и потом была успешно проведена совместная военная операция — «Операция Буря» — армии Хорватии и 5-го корпуса армии Боснии и Герцеговины против Сербской Краины. В итоге операции победила Хорватия, и были ликвидированы республики Сербская Краина и Западная Босния.

Обязательным будет упомянуть, что сербы считают результаты той операции своей трагедией, и отзываются о ней без дипломатических изысков, употребляя определения: «этнические чистки», «притеснения по национальному признаку», «подавление свободы»…

Хорваты, разумеется, убеждены в правоте своей точки зрения — им, проведя ряд операций, победной завершающей точкой которых и стала «Операция Буря», удалось подавить сепаратизм.

Подавить сепаратизм. Как знакомо украинцам слово второе! И, о, как внимательны украинцы к слову первому и к словосочетанию в целом! А «хорватский сценарий» то и дело звучит в выступлениях или репликах украинских политиков, как возможный, а то и желательный вариант выхода из затяжной, всё более окопной, но от того не менее мерзкой и подлой со стороны бывшего «старшего братца», войны украинцев против привнесённого оккупантами извне сепаратизма «по-донбасски». А пока — окопы, окопы… И языкатые политики всех мастей и расцветок, не нюхавшие, как правило, пороха даже на Яворовском, всемирно известном, полигоне.

Если же украинским военным всё же будет когда бы то ни было поставлена конкретная задача, которая предполагает конкретный итог — покончить одним махом с оккупантами и «сепарами», вряд ли это будет слишком похоже на сценарий собственно хорватский.

Хорваты и сербы, (которые жили на почти третьей части территории), при том, что сосуществовали в одном государстве и разговаривали чуть ли не на одном языке, были разными в своих национальностях и вероисповеданиях. Именно поэтому в оценках употреблялось «этнические чистки» и прочее.

Именно поэтому и был натуральным сербский вариант сепаратизма, создавший Сербскую Краину и пытавшийся с оружием в руках отколоться от Хорватии, не прислушиваясь к голосам мирных инициатив международных инстанций. И именно поэтому в «сепаратизме по-ЛуганДонски» нет никакого смысла, кроме цели врага — расколоть Украину. Нет никакой разницы этнической — достаточно послушать любой из украинских телеканалов, даже самый что ни на есть продавшийся за «длинный (но сегодня всё более теряющий в длине) рублик». Патриоты Украины родом с Востока Украины на темы войны до победы против оккупантов и «сепаров» изъясняются по-русски с таким непримиримым «бандеровским», проукраинским нажимом, что ветеранам ОУН-УПА впору позавидовать, а некоторым лубочным, картинным, записным «националистам» — впору поучиться любви к Родине.

Никакого этнического фактора нет и близко.

Так что, основой «сепаратизма по-донецки» есть кремлёвские мертворождённые теории «новороссий» и «притеснений русского языка», которые не выдерживают ни критики, ни проверки временем.

Но своя «Операция Буря» — под любым украинским названием — может иметь место. И она даже обязана иметь место в головах украинских военных стратегов и тактиков, политиков, и даже звучать в речах офицеров-воспитателей в украинских окопах.

Потому что «Операция Буря» — образец идеально сконструированной и проведённой военной операции по подавлению сепаратизма всех мастей, а в «донбасском» варианте — с оккупантами заодно, чью деланную «непобедимость» великолепно сокрушает и развенчивает турецкая армия в известных масштабах и широтах.

Что же, не исключаю, может быть полезным для украинских, да и всех военных, кто борется против сепаратистов и, пусть втайне, позволяет себе мечтать о своей «Операции Буря»?

Планирование «Операции Буря» по «хорватскому сценарию» началось в декабре 1994-го, а воплотилось в августе 1995-го. Планируйте загодя, за многие полугодия и месяцы до…

После каждой промежуточной операции вносились коррективы в основной план. Не ленитесь изменяться и менять. Вплоть до начала операции.

По каждому из направлений ударов предусмотрели отдельные планы воплощения операции — «Oluja-1», «Oluja-2», «Oluja-3» и «Oluja-4».

Вдавайтесь в детали малого во имя великого.

В планировании приняли участие американские генералы, и не беда, что отставные. Слушайте профессионалов, а не политиков, которые с криками о вреде «внешнего управления» первыми стреляют в спину своим солдатам.

Информация от БПЛА и перехват телефонных, радио- переговоров — непременно, круглосуточно. Не забудем, насколько хороши турецкие БПЛА, когда они собираются в ударный рой, и их результативный боевой опыт в Сирии, между прочим.

Ни одного журналиста в местах тайной информации и ни одного контакта с журналистами в любом из «окопов», где роют основу будущей победы. В этом отношении приятно удивил и заставил задуматься недавний «странный запрет» для украинских репортёров — на посещения передовой, линии фронта…

В один из моментов оборона сербов ослабела существенно, поскольку значительное количество солдат покинули позиции с объяснимой целью — просто стремились эвакуировать свои семьи. Не забывайте деморализовать врага, он не железный, у врага есть ребёнок, жена, мама. Подчеркнём, когда сербские генералы отдали приказ об эвакуации гражданского населения, с мирными гражданами эвакуировалась и армия — ушла с семьями, спасать и спасаться.

На определённых участках — атаки хорватов были отражены. Были существенными потери личного состава. Не каждая атака успешна, учтите опыт, не теряйте присутствия духа, цель — не окоп врага, цель — выбросить его из Украины (нужное название родной земли каждый волен вставить своё).

На вершине крепости, возвышавшейся над взятым городом, хорваты установили хорватский государственный флаг. Длина флага составляла 20 метров. Победный флаг. Не забудьте нести в боевых порядках десятки, сотни, тысячи украинских флагов. Размеры — не ограничивать! Это логично — и даже очень по-государственному — впишется в украинский сценарий «Операции Буря» по-украински.

Украинские флаги на вершинах отвоёванных у врага крепостей должны даже мысленно вызывать леденящий страх в душах и сепаратистов, и оккупантов, как и упоминание об «Операция Буря» и «хорватском сценарии».

Василь Точило

Поделиться статьей: