Крым и морской сектор Украины в XXI веке

27.08.2020 0 Редакция NS.Writer

Статья подготовлена по материалам сайта Ассоциации реинтеграции Крыма. Эта неправительственная организация создана и функционирует как унифицированная платформа по поиску и решению широкого круга вопросов по крымским делам, возникшим вследствие оккупации Крыма.

| Newssky.com.ua

Актуальность: в связи с тем, что с 2014 года отсутствует общий объективный анализ состояния морского сектора Украины, как минимум в открытых научных или экспертных источниках, данное исследование является нужным и важным для понимания картины, которая сложилась после оккупации АРК.

Оригинальную статью Вы можете прочитать по ссылке (эту новость и многое другое можно найти в Телеграмм-канале Ассоциации реинтеграции Крыма)

Современное развитие морского сектора Украины обусловлено рядом факторов, ключевыми из которых являются постсоветская природа власти, экономики и общества, географическое положение Украины, а также её вовлечение в межгосударственный конфликт, который привёл к оккупации агрессором ряда приморских территорий (АР Крым, Севастополь, юго-восток Донецкой области). Все исследования, до начала российской агрессии и оккупации Крыма, сконцентрированы на базе учебных и исследовательских учреждений Одессы, Николаева, Севастополя, Керчи, Бердянска. Они традиционно носят фрагментарный или описательный характер, и проводились специалистами, которые сформировали свой опыт в советский период. Это неудивительно, ведь морской сектор Украины по собственной инфраструктуре сформировался во второй половине 20 века и был ориентирован на решение ряда стратегических задач СССР.

Морской сектор УССР, в первую очередь, имел стратегическое значение. Прежде всего, он обеспечивал полное военное доминирование в Чёрном море, позволял осуществлять советскую агрессию в регионе Средиземного, Красного морей, выполнял функцию противодействия флотам стран НАТО в этих акваториях. Для доминирования в ходе «холодной войны» на полную мощность функционировали судостроительные заводы Керчи, Феодосии, Николаева, а кадровым обеспечением ВМФ занимались учебные заведения Севастополя и Киева.

Вторым, и не менее важным, стратегическим направлением советской морской политики в Украине было максимальное наращивание тоннажа государственного торгового флота. Это позволяло решать стратегическую задачу массового перебрасывания вооружённых сил и средств в условиях глобального конфликта этим флотом двойного назначения и одновременно тактически придавало СССР в мирное время возможности обеспечивать собственный экспорт и импорт без иностранного фрахта. Глобальный торговый флот базировался на группу портов «Большой Одессы», где для него было перестроено два новых мощных порта, Ильичевск и Южный. Кадровое обеспечение этого флота осуществлялось высшими и средними учебными заведениями практически всех приморских городов Украины.

Таким образом в 1991 году Украина получила морской сектор, обе стратегические задачи которого объективно не соответствовали национальным интересам, система управления которых не находилась под контролем Киева и не была в целом лояльной к отечественной суверенной политике. Это обусловило в первую очередь коллапс стратегического торгового советского флота, установление контроля Украины над суднами которое приводило к их быстрому отчуждению. Также это обусловило последовательные действия РФ, начиная с 1992г., относительно сохранения контроля над бывшим Черноморским флотом ВМФ СССР и за его базами, а также над предприятиями судостроения и судоремонта. В то же время Украина продолжила реализацию вышеуказанных тактических задач морского сектора, одна из которых, а именно экспортно-импортные операции для нужд украинской экономики, стала для нашего государства стратегическим.

Система подготовки кадров торгового флота была сохранена и получила новое развитие через привлечение украинских моряков на мировой рынок судоходства, где они получили конкурентные преимущества в виде оптимального баланса стоимости труда и квалификации. Система судостроения и судоремонта была в целом сохранена путём привлечения иностранных гражданских заказов. В то же время остаётся нерешённой проблема массовой нелояльности постсоветского управленческого персонала морского сектора национальным интересам Украины.

Украина к началу оккупации Крыма не урегулировала с РФ ни режим пользования Керченским проливом, ни линию разграничения (границы) на акваториях этого пролива, Чёрного и Азовского морей. В то же время под давлением РФ было заключено двустороннее соглашение 2003 г. про «исторические воды» Азовского моря и Керченского пролива, и основы режима пользования Азовским морем. Ранее, в 1993 г., двумя государствами был заключён межведомственный договор по вопросам рыболовства в Азовском море, а на развитие Соглашения 2003 г. было заключено соглашение 2012 г. о мерах по обеспечению безопасности мореплавания в Азовском море и Керченском проливе. Украина и РФ, начиная с 1997 г. заключали, а в следующем продолжали действие ряда соглашений, касающихся пребывания Черноморского флота РФ в Крыму.

После начала оккупации Крыма над объектами морского сектора в Крыму и на шельфе Чёрного моря Украина фактически потеряла собственные ВМС и находится в условиях полного контроля РФ за судозаходами в порты Бердянска и Мариуполя и азовским рыболовством, частичного контроля РФ за черноморским судоходством и рыболовством Украины. Указанная ситуация отражена в актах международных организаций, таких как: резолюции ГА ООН «Территориальная целостность Украины» от 27 марта 2014 г. 68/262; «Проблема милитаризации АР Крым и города Севастополя, Украины, а также районов Чёрного и Азовского морей» 73 / 194 от 17 декабря 2018 г., 74/17 от 9 декабря 2019 г.; резолюция Парламентской ассамблеи ОБСЕ 2019 г. «Милитаризация Российской Федерацией временно оккупированных АР Крым и города Севастополя, Украины, Чёрного и Азовского морей».

Пиком беспредела России стал Керченский инцидент, следствием которого стал захват трёх кораблей ВМС Украины в Чёрном море. Данное нарушение привело не только к объявление военного положения на море, а и к другому межгосударственному делу против РФ. Относительно его первой составляющей Международный трибунал по морскому праву в деле № 26 вынес в мае 2019 г. решение об освобождении кораблей и экипажей, затем дело было передано в вышеуказанный арбитраж для решения по существу по делу № 2019-28.

Политика Украины по охране и обороне морских пространств, избегание похожих инцидентов в нынешних условиях, возложена на ВМС Вооружённых Сил Украины и Государственную пограничную службу Украины. Из практических шагов оборонно-безопасного направления на море следует отнести начало обустройства базы ВМС ВСУ в Бердянске, получение ВМС ВСУ двух патрульных кораблей типа «Айленд» в 2019 году., разработку ракетных комплексов для поражения морских целей и проведение совместных учений с ВМС стран НАТО.

Таким образом, национальную политику Украины в морском секторе следует направить на усиление и усовершенствование ВМФ ВСУ, что в дальнейшем повлечёт за собой позитивное влияние на деоккупацию АРК и эффективное противодействие стране-агрессору — России.

Денис Веселов, IDS Kronos