Кому и зачем понадобились подзабытые плохиши Гордона

26.05.2020 0 Редакция NS.Writer

Конечно, интервью с Поклонской могло родиться от одного желания словить хайп. Но интервью с Гиркиным, вышедшее вслед, объяснимо только продуманной многоходовкой.

| Newssky.com.ua

Об этом пишет политический обозреватель Сергей Ильченко для «ДС».

Выбор Гордоном фигур для двойного интервью был явно неслучаен. Это были не те лица, о которых «все пишут, и мы должны». Бесспорно, такой мотив не редкость для СМИ, но и Поклонская, и Гиркин в последнее время ушли сильно в тень, на дальнюю информационную периферию, притом, что в Украине, что в России.

Что касается самого Дмитрия Гордона, то он не производит впечатления простачка, которого использовали втемную, и действовал, очевидно, сознательно. Хотя, с другой стороны, и на всякого хитреца бывает довольно простоты, и, вот так, сразу, трудно сказать, каков был горизонт его планирования и какие выгоды он при этом рассчитывал извлечь.

Наконец, остаются ещё два вопроса: были ли эти интервью главной составляющей всей операции — или только одной из её периферийных частей, и чья это операция? Попробуем разобраться во всей этой истории.

Зачем понадобились интервью

Прежде всего, оба интервью очень затянуты, по три часа каждое — и, увы, очень скучны. Ничего сенсационного, вопреки утверждениям Гордона, в них нет — все упомянутые факты давно известны. Два изрядно подзабытых подонка обоего пола жевали унылую жвачку, пытаясь представить себя в наилучшем виде.

Те, для кого просмотр таких интервью не часть работы, а развлечение, едва ли станут смотреть их целиком. В самом лучшем случае они ограничатся быстрой перемоткой, с выделением каких-то отдельных моментов — но и это будет редкостью. Скорее же всего, рядовой читатель/зритель ограничится знанием самого факта, «Гордон взял интервью у Поклонской и у Гиркина», а также прочтет какую-то часть осуждающих и одобряющих комментариев. Включая и комментарии самого Гордона, который, поняв, что, словив хайп и подняв посещаемость сайта, он одновременно вызвал сильную неприязнь к себе у существенной части украинского общества, заметался, и стал выдвигать совсем уж смешные версии о «задании СБУ», которое он, якобы, выполнял.

В «суперагента Гордона», естественно, мало кто поверил, а «флешки в Гаагу» тут же стали мемом. Но «мало кто» не значит «никто». Всегда найдутся люди, готовые поверить во что угодно, например, в зарплату учителей в 4000 евро, на фоне которой «разведчик Гордон» смотрится вполне себе убедительно.

Затем Гордон, войдя в азарт, попытался было позвать на интервью Владимира Соловьева. В ответ мэтр кремлевской пропаганды изящно поиздевался над ним, сравнив с Юлиусом Штрайхером (с которым у Гордона действительно есть внешнее сходство, чем и воспользовался Соловьев). Из этого следует, что Гордона, вероятно, просто вели, подсунув ему сначала Поклонскую, а затем и Гиркина, и сыграв на его тщеславии, мол «никто не смог взять интервью, а я смогу». Гордон клюнул — да и многие клюнули бы, поскольку подводка и подсечка были сделаны грамотно. Когда же интервью вышли, Гордону, возомнившему было, что дорога к званию мэтра «черного интервью» перед ним открыта, довольно грубо дали понять: в его услугах более не нуждаются, а когда они вновь понадобятся — тогда и позовут.

Итак, Гордона просто использовали. Но кто же? И, да, а к чему пришли в итоге?

Поклонская, вынырнув на свет 11 мая, снова ушла в тень, поскольку никому не интересна. Зато Гиркин проявляет большую информационную активность, комментируя своё интервью с разных сторон. Иными словами, Поклонская, и интервью с ней, были использованы для разогрева и привлечения внимания к Гордону — как первая ступень ракеты для последующего вывода на орбиту Гиркина. Орбита же вышла вполне глобальной: 18 мая интервью с Гиркиным вышло у Гордона, а уже 20 обширное интервью с ним публикует The Times. В этом интервью Гиркин взял на себя «моральную вину» за сбитый лайнер рейса МН-17, но подчеркнул, что «войска» «ДНР» Боинг не сбивали. На вопрос же о том, причастны ли к уничтожению МН-17 российские военные, Гиркин ответил, что «люди могут интерпретировать это так, как им нравится».

Впрочем, не суть даже, что там Гиркин ответил. Важно другое: российский террорист получил трибуну в The Times, и это было воспринято нормально — а отчего бы и нет, если интервью с Гиркиным выходят даже в самой Украине? Так совместными усилиями Гиркина и Гордона был сделан важный шаг к институализации донбасских «псевдореспублик». По крайней мере, как стороны переговоров — чего настойчиво добиваются в Кремле.

Что было после интервью

Конечно, помимо критиков, у Гордона нашлись и защитники. Аргументов у защиты было два: во-первых, Гордон выцепил у интервьюируемых ценную информацию (те самые «флешки в Гаагу»), а во-вторых, журналист вправе добывать и обнародовать публично ту информацию, которую сочтет важной, любым незапрещенным законом способом — а запрета на интервью с Поклонской и Гиркиным не было и нет.

Первое утверждение спорно, хотя УП и привела перечень ценной информации из двух интервью, а замгенпрокурора Украины Гюндуз Мамедов заявил, что «не исключает» использования «в дальнейшем» сведений, «которые свидетельствуют о контроле и поставки оружия незаконным вооруженным формированием со стороны России». Но, как гласит известная поговорка «не исключать — не значит жениться». Не факт, что сведения, которые можно извлечь из интервью, эксклюзивны. К тому же лица, отинтервьюированные Гордоном, даже оказавшись в Гааге — если такое случится вообще, смогут заявить, что просто потроллили и его, и украинских зрителей. Наконец, добыча таких сведений и их трансляция в публичное пространство — вещи сугубо разные. Добыли — молодцы. Фельдмаршалу СБУ Гордону — орден поувесистей, на всю непокрытую ещё наградами часть груди, и внеочередную лычку на погон. А сведения — в папку с делом, без лишней огласки. Поскольку вред от того, что Поклонская и Гиркин, — особенно Гиркин — получили публичную трибуну для вещания на украинскую аудиторию — несомненен. А вот ценность добытого — увы, пока очень сомнительна.

С другой стороны, заявление Мамедова тоже можно понять. Прокуратура не могла публично отказаться исследовать интервью Гордона. Это вызвало бы скандал и упреки в том, что прокуроры игнорируют «возможно, ценные» сведения.

Второй аргумент — о праве журналиста, в целом, справедлив. Да, независимо от того, что и кто думает об этих интервью, формально Гордон действовал в своем праве, воспользовавшись очевидной брешью в украинских законах. Правда, его заявления о «спецзадании СБУ» породили другую деликатную проблему: непонятно, как теперь воспринимать его публикации? Как журналистику, или как информационные сливы, осуществляемые агентом спецслужб по заданию Центра? И точно ли этот Центр находится именно в СБУ? Пока, во всяком случае, СБУ от Гордона открестилась. Интересно посмотреть, как теперь будет выкручиваться наш Штирлиц. Хотя, скорее всего, он никак не будет выкручиваться. Поскольку, как мы увидим, всем нам вскоре может стать вообще не до него, а в отдаленной перспективе интервью с Поклонской и с Гиркиным могут даже сыграть Гордону в плюс.

Кто ещё, кроме Мамедова, чьи мотивы мы выяснили, защитил Гордона? Андрей Илларионов, представленый на сайте Гордона как «российский аналитик, старший научный сотрудник Института Катона в Вашингтоне» горячо поддержал его в своем ЖЖ. Правда, Гордон умолчал о том, что Илларионов не только с.н.с Института Катона, занятого продвижением идей либерализма в России, но и бывшее доверенное лицо Путина в «Большой восьмерке» в тот период, когда Россию в неё ещё допускали. Ясно, что всерьез говорить о переходе Илларионова «в оппозицию к Путину» с такой позиции не приходится — ну, не бывает в природе такого. Впрочем, даже если и бывает, то вся российская оппозиция, от ультралиберальной до ультрарадикальной, заканчивается на вопросе «чей Крым». Так что «независимому журналисту на спецзадании от спецслужб» как теперь позиционирует теперь себя Гордон, намеренному и в дальнейшем оперировать в независимой Украине, явно не стоило ссылаться у себя на сайте на мнение такого лица. Хотя, с другой стороны, у Гордона могут быть и другие планы относительно будущего, как своего, так и Украины, в которые похвала Илларионова вписывается как раз хорошо.

Кто ещё похвалил Гордона? Ба! Михаил Саакашвили! Кто же не знает Михаила Николозовича Саакашвили и его выдающихся успехов в ролях одесского губернатора, президента Грузии (там до сих пор не теряют надежды отблагодарить его тюремным сроком), и, наконец, мастера паркура по киевским крышам?

Что ж, после свидетельств в пользу Гордона двух столь выдающихся в прошлом людей: экс-доверенного лица Путина и экс-президента Грузии, втянувшего её в войну 2008 года и ответственного за пытки в тюрьмах, сомневаться в выдающихся качествах как Гордона, так и его интервью может только неисправимый скептик, для которого нет ничего святого. То есть, большой конкуренции со стороны других сомневающихся можно не опасаться. Вот ведь, как всё удачно складывается.

А что было дальше, после выхода интервью с Гиркиным? О, дальше было самое интересное: российский канал НТВ объявил, что 24 мая выпустит уникальное суперразоблачительное интервью с Надеждой Савченко. Это просто вирус какой-то: 11 мая Гордон выпускает интервью с Поклонской, 18, он же — с Гиркиным и вот, 24, НТВ с Савченко.

Правда, российские пропагандисты всех надули — ну, на то они и российские: вместо полноценного интервью дали какую-то нарезку, с незначительными кусочками видео с самой Савченко, которую всю передачу именовали «наводчицей», а представили, как «убийцу, которую сделали героем Украины, а потом врагом народа». О самом же «интервью» было сказано, что оно станет «подарком Савченко Владимиру Зеленскому к годовщине его президентства».

Но тут что-то, вероятно, пошло не так, и заставить Савченко озвучить всё, что было предусмотрено сценарием НТВ, не удалось. Вот и пришлось вместо интервью делать винегрет из нарезок с закадровым текстом. Общий его посыл, впрочем, выражен предельно ясно: обливание грязью Петра Порошенко и Джо Байдена. Грязь на Петра Порошенко — действительно, годный подарок Владимиру Зеленскому, он фанатеет от такой грязи и едва завидев её, тут же ныряет в неё, как в теплую ванну. А грязь на Джо Байдена — очевидное вмешательство в выборы в США, к которому удачно пристегнули Надежду Савченко. Потому, что смотреть тягомотину НТВ тоже мало кто будет — хотя, конечно, она и покороче, чем у Гордона, всего на 47 минут. Но зато все отлично запомнят, что депутат ВР Надежда Савченко давала интервью российскому каналу и участвовала во вмешательстве в американские выборы. Причем, запомнят независимо от того, кто победит на выборах, Трамп или Байден. И последствия для Украины в обоих случаях будут примерно одинаково неприятны.

Мораль: никогда не надо иметь дело с чертями из России. Вообще никогда, и ни с какими. Они там все чумазые, и об них обязательно перепачкаешься. Тем не менее, некоторых украинских политиков и журналистов так и тянет погрузиться поглубже в русскую грязь, которую они, вероятно, полагают для себя лечебной.

Однако вернемся к совпадениям. Конечно, цепочка дат 11-18-24 могла быть и случайностью. Посмотрим, а не совпало ли ещё что-нибудь по датам? 20 мая, как мы помним, интервью с Гиркиным вышло в The Times. А 21 Россия созвала и провела в Совбезе ООН онлайн-заседание о ситуации в Крыму и с русским языком в Украине.

На первый взгляд, это заседание окончилось для Москвы провалом: её жестоко раскритиковали представители США, ЕС в целом, и стран ЕС, притом, как до начала мероприятия, так и в ходе него. Но! Представители Франции, Бельгии и ЕС согласились участвовать в заседании, отступив от собственных принципов: дипломаты ЕС и стран-членов не должны участвовать в каком-либо мероприятии, «целью которого является признание российского статуса Крыма и Севастополя и законности аннексии». Сам факт такого отступления стал серьезной победой Москвы, а одним из событий, позволившим ей состояться, стало, среди прочих, интервью Гиркина в The Times, появившееся, как мы помним, следом за интервью у Гордона. Вот именно так, по шагу, и по полшага, через цепочку событий, Москва и продавливает свою позицию.

В итоге, Кремль получил возможность втолкнуть своих докладчиков на трибуну ООН и заявлять затем, что мир, наконец, узнал «о реальном положении дел в Крыму и на Украине». От этого только шаг до вброса в оборот «альтернативного мнения с человеческим лицом», и тезиса о том, что «в этом конфликте у каждой из сторон своя правда». Продвижение этого же тезиса — про «свою правду у каждой из сторон» является и одной из несомненных целей интервью, вышедших у Гордона. И эта цель российской стороной была успешно достигнута — что бы там не воображал себе по этому поводу сам Гордон.

Что ещё, в явной связи с уже перечисленным, происходило недавно и будет происходить в ближайшие дни?

На заседании глав правительств стран — членов СНГ, намеченном на 29 мая, Россия предпримет новую попытку организовать коллективное давление на Запад с целью снятия с неё санкций, предложив участникам заседания подписать совместное заявление в связи с распространением коронавирусной инфекции, текст которого просочился в Сеть. Помимо правильных, в целом, слов об опасности, которую несет пандемия COVID-19, внимания заслуживает последний абзац документа, ради которого он, вероятно, и писался: «призываем все страны мира к отказу от торговых войн, принятых в обход Совета Безопасности ООН, односторонних санкций и других мер экономического давления или принуждения со стороны одних государств в отношении других. Подтверждаем наше намерение добиваться свободных, справедливых, недискриминационных, прозрачных, предсказуемых и стабильных условий для торговли и инвестиций».

Фактически это и есть призыв к отмене санкций. Хотя сама Россия много лет использует «энергетическую дипломатию» для давления на страны как бывшего СССР, так и Запада и ей инициированы и большинство торговых войн в рамках постсоветского пространства. Причем Москва не собирается отказываться от этой практики, вне зависимости от ситуации с COVID-19 в мире. Уместно также напомнить и причины, по которым против России введены санкции: агрессия против Украины, сбитый рейс МН-17, поддержка режима Асада в Сирии, вмешательство спецслужб РФ в американские выборы, отравление в Солсбери, причем, в этот список вошли не все доказанные преступления Кремля. К примеру, за попыткой Москвы организовать переворот Черногории, поддержкой сепаратизма в Каталонии и Шотландии, хакерскими атаками на различные европейские институты введения санкций не последовало — и этот список тоже далеко не полный. Ну а допуск российских «представителей Крыма» на трибуну ООН, имевший место 21, придаст попытке расшатать санкции с помощью СНГ большую убедительность.

Ново-Украина для Новой России

Но вернемся к украинским делам и к ближайшим российским планам относительно Украины. Начнем с многочисленных комментариев, данных Гиркиным к своему интервью у Гордона в дальнейшем. В них обращают на себя внимание следующие тезисы, постоянно им повторяемые:

— Украина находится «во власти олигархов»;

— Русские и украинцы — «один народ»;

— «Донбасские республики» очень слабы и Украина готовит по ним удар.

Одновременно с этим Россия наращивает военное присутствие на всей украинской границе. Судя по сообщениям о передвижении войск, похоже на то, что Москва готовит удар с севера, по направлению Чернигов-Киев. Расчет Кремля на успешный блицкриг обусловлен очевидной слабостью нынешней украинской власти, морально уже капитулировавшей перед Кремлем. Удару могут предшествовать серия провокаций и даже имитация попыток наступления на линии разделения в ОРДЛО.

Такая попытка «окончательного решения украинского вопроса» вполне может стать удачной для Москвы, если сопротивление Украины будет быстро сломлено — и, если после его слома, населению будет предложена модель примирения, на которую оно поведется. И такая модель вырисовывается со всей очевидностью: «одиннарод», «долой олигархов», «всех воров посадить», «Донбасс это Украина», «нет войне» — а в финале выборы и «возврат законной власти» ведущей легитимность от «законно избранного» Януковича.

Суды немедленно примут все нужные решения, отменив старые — все мы знаем наши суды. И Европа не шелохнется, ни одним солдатом, она замрет в ужасе и будет только верещать о «глубокой озабоченности» — наших европейских друзей и цену их дружбе мы тоже все хорошо знаем. И, если Россия в короткие сроки, скажем за 3-4 недели, сможет завершить эту операцию, придав последствиям своих действий видимость легитимности, то этим всё и закончится. Мол, мы уходим, завершив освободительную миссию, украинцы, избавленные от власти олигархов, готовятся к выборам под присмотром народных армий донбасских республик, влившихся в обновленную армию Украины, а неприкосновенность западной собственности и инвестиций гарантирована (это, собственно, и есть самое важное). Учитывая пандемию, слабость ЕС, занятость США предвыборными проблемами, недееспособность команды Зеленского, к тому же влезшей в предвыборные игры в США, и, наконец, уже явно созревшую готовность Запада сдать бывшие республики СССР в сферу влияния России и снять с себя эту головную боль, такой вариант событий вполне реален. При одном только условии: нужно подготовить почву для того, чтобы «правда Гиркина» и «правда ДНР» не отвергались с порога, а взвешивались и сравнивались с «правдой Украины» как две конкурирующие правды, причем, обе «с человеческим лицом». Нужно подготовить восприятие конфликта, причем, в Украине, и вне её, если не как исключительно внутриукраинского, то, по крайней мере, как гражданского в рамках бывшей одной страны — СССР, к которому Россия, как государство, имеет лишь косвенное отношение, и в который она была вынуждена вмешаться, чтобы не допустить ещё большей его эскалации. Конфликта между сторонниками «двух разных народов» и «двух частей одного народа», которые воюют за две пусть и разных — но все-таки правды. Задача же миротворцев в этом случае — помочь им найти компромисс, усадив за стол переговоров.

Частью подготовки такого сценария разгрома Украины и являются два интервью Дмитрия Гордона, в ходе которых две промосковские крысы пытались выдать себя за людей.