Кому достанется Армения

20.11.2020 0 Редакция NS.Writer

Озвученное Владимиром Жириновским предложение о вступлении Армении в РФ — не просто шутка. Россия и впрямь изыскивает возможностей поживиться после карабахского поражения.

| Newssky.com.ua

Пояснения по поводу армяно-карабахской ситуации, которыми внезапно решил поделиться со средствами массовой информации Владимир Путин (что для него не свойственно), явно указывают на попытки Кремля спрогнозировать дальнейшее развитие событий в регионе — с той точки зрения, чем все-таки там еще можно поживиться.

Курсом к failed state

Похоже, у игр в реконструкцию империи, начатых ближе к середине уходящего десятилетия, имеется и обратная сторона. Москва, подбирающая крошки с османского стола — зрелище весьма забавное, среди прочих примеров вновь намекающее на то, что при Путине Россия отступила до границ ранних Романовых…

Так или иначе, неожиданный прилив нежности у Путина к Николу Пашиняну, которого он попытался отмыть от обвинений в причастности к военному поражению — это попытка сохранить Армению в зоне влияния РФ, а может быть, и упрочить ее зависимость. Ведь очевидное (в целом ситуация не столь однозначна, но в репутационном плане — безусловно) поражение в Молдове, сумятица в Беларуси и Кыргызстане, малоприятная для Кремля победа Байдена в США — все это требует от российского лидера генерации каких-то победных импульсов.

Следует, впрочем, осознавать, что ситуацию в Карабахе — как по факту, так и в рамках капитуляции Армении под видом перемирия — контролируют Азербайджан и Турция, а роль россиян будет глубоко третьестепенной: что-то вроде патрулирования Степанакерта-Ханкенди, смягчение последствий для армянского населения и наблюдение за строительством и функционированием будущей магистрали из Турции на Каспий.

Причем это унижение происходит на фоне не менее печального для РФ события в догорающем от очередной войны регионе. Так, 17 ноября компания-оператор Трансадриатического трубопровода (TAP), проложенного от границы Турции через Грецию, Албанию и Адриатическое море в Италию, после четырех с половиной лет строительства объявила о начале коммерческих поставок азербайджанского газа в ЕС. Тем самым вошел в строй так называемый Южный газовый коридор, идущий в обход РФ из Азербайджана через Грузию и по всей территории Турции, где в 2019 году было завершено строительство Трансанатолийского трубопровода TANAP.

В свою очередь, потерпевшая военное поражение Армения (а с нею и Россия, смирившаяся с триумфальным возвращением на Южный Кавказ Турции) быстро двигается к положению failed state. Так может не казаться разгоряченным событиями армянам, бросившимся свергать правительство «капитулянтов» — с наскоку, однако, не получилось — но со стороны ситуация выглядит так. Поэтому речь сегодня идет уже не о потерянном для Армении регионе (вряд ли при всей неприязни к Реджепу Тайипу Эрдогану в это дело будет вмешиваться Джо Байден — да и что могли бы теперь сделать американцы?), а…о самой Армении.

Судьба этого государства — при всей его древнейшей истории, в нынешнем формате созданного Владимиром Лениным в рамках сделки с Кемалем Ататюрком на руинах республики дашнаков, теперь зависит от ряда акторов, среди которых Ереван присутствует лишь потенциально.

Начиная с конца — почему потенциально?

Потому что армии у него не осталось, а с призывом добровольцев что-то не сложилось. Но его политическая элита не готова публично отказаться от претензий на Карабах и последовать примеру, скажем, Кипра после 1983 года, и все это вместе быстро роет котлован бессмысленного гражданского конфликта, на котором погреют руки все соседи, ближние и дальние…

Юбилейная боль

Наиболее очевидный сценарий уже озвучил «внутренний голос» Путина — Владимир Жириновский, предложивший Армении просто-напросто возвратиться в состав России. Впрочем, Армения не имеет общих границ с Россией и выхода к морю. Поэтому, не говоря уже о разного рода международно-правовых аспектах (хотя они преодолимы) и сентиментальных моментах, которые могут привести к борьбе отдельных групп армян за сохранение или восстановление независимости от России, это крайне неэкономный вариант. Но вовсе не нереалистичный, в логике многолетнего образа Путина как собирателя земель.

Проблема не только в том, что Эрдоган тоже претендует на этот статус — и явно с большими основаниями, как показывает результат на табло. Против полноценного присоединения Армении выступят и набирающие вес российские (русские) ультраправые круги, считающие, что РФ и без того управляют кавказские элиты, и в первую очередь, армяне. Путина же скорее привлекает превращение Армении в гибридную колонию вроде ОРДЛО, Абхазии, Южной Осетии или ПМР, имеющую ценность обладания суверенитетом. А это позволяет действовать на международной арене армянскими руками, а также, как бонус, отмывать деньги через безукоризненно, по крайней мере, в первое время, легальный оффшор. С территории Армении также можно тревожить Грузию, дергать за усы Эрдогана и Алиева, а за бороду — иранских аятолл. В общем, почти беспрепятственно «гадить», из чего и состоит российская внешняя политика уже без малого десятилетие. Вероятно, у этого сценария есть поддержка и в самой Армении — в тех кругах и стратах, в которых сильна советская закваска, а жизнь без России представляется опасной фантазией.

Наихудший для армян сценарий — это, разумеется, банальный захват собственно Армении (территории бывшей Армянской ССР) турецко-азербайджанским альянсом с изгнанием местного населения в другие страны. Такое уже бывало в истории региона, а учитывая недавнюю риторику Баку и представление о будущем в Анкаре — мало ли что. Считают ли в этих двух столицах войну законченной?

Тем более, что 2 декабря — столетие Александропольского договора, а 13-го октября следующего года — 100-летие Карсского договора, по которому Москва обеспечила передачу Турции древней столицы армянского царства город Карс и гору Арарат, а также населенный до того грузинами, армянами и греками округ Ардаган.

Эрдоган не преминет отметить это дело чем-нибудь громким, поскольку он харизмат и мыслит символически. Может, конечно, ограничиться грозным заявлением — мол, весь Кавказ в будущем должен объединиться под единым управлением. Но в эпоху распада международного права необходимо думать и о других рисках. Пока, по-видимому, Анкаре хватит освоения новых возможностей прорыва в Центральную Азию, за которым в Москве могут только наблюдать. А если Россия решит действовать активнее, то в нынешних обстоятельствах, скорее всего лишь ухудшит свое положение — вряд ли те же немцы доверят ей роль защитницы от турок, скорее уж в этой роли в Берлине видят Вашингтон или Париж.

Гибридный вассалитет

Остаются, таким образом, соседняя Грузия, Иран и кто-нибудь потенциально третий, кого судьба Армении по тем или иным причинам может заинтересовать. Если бы нынешняя Украина стремилась к роли лидера на западе бывшего постсоветского пространства, то, несмотря на свои проблемы, могла бы и поучаствовать в кавказском процессе (как минимум, с учетом настроений в армии и положения ветеранов, которых принуждают смириться со странным и тупиковым «миром» на востоке). Но, конечно, от Киева сегодня кроме кудахтанья ждать нечего.

Влияние Турции и Азербайджана в Германии исключает и Берлин, оставляя все тот же Париж. Сама по себе Франция, где проживает влиятельная армянская диаспора, разумеется, ни вернуть Карабах армянам, ни окоротить Турцию не сможет, да и не планирует. Но форсировать модернизацию Армении (да чего там форсировать — начать), отнеся ее к тому кругу стран, к которым на набережной Орсэ относят, скажем, Ливан, способен даже Макрон.

Что касается Грузии, не страдающей экспансионизмом, она представляет собой сестру по несчастью и гораздо более развитую страну, глубоко интегрированную в западные структуры — для нее открыты двери в НАТО, она ассоциирована с ЕС, в то время как Армения продолжает заболачиваться в бессмысленной ОДКБ и парализованном ЕАЭС. Есть над чем задуматься, в том случае, если в Ереване решит запаковать все свои проблемы в оставленный на дороге карабахский чемодан, неожиданно изменив карту Южного Кавказа путем новых экспериментов в государственном и межгосударственном строительстве…

Наконец, Иран Армения, судя по всему, не волнует. Кроме жалкой экономической ситуации и последствий обезглавливания КСИР, Тегеран тревожится о следующих десяти неделях, в которые Дональд Трамп может захотеть поставить жирную точку в своем президентстве, нанеся удар по мощностям, способным производить ядерное оружие. Об этом в последнее время много «шумят», а дыма без огня, как известно, не бывает. Аятоллы, в то же время, не считают себя наследниками Персидской империи, так что восстанавливать ее не собираются — как минимум, на северо-западном направлении. А главное — это огромное азербайджанское меньшинство в Иране, которое будет не в восторге от каких-либо усилий по улучшению положения Армении, даже путем ее инкорпорации.

Из вышесказанного следует, что наиболее вероятными являются два сценария — превращение Армении в гибридный вассалитет России и продолжение ее упадка, или же поддерживаемая Западом реконструкция в обмен на отказ от территориальных претензий и выход из контролируемых Россией военно-политических и экономических структур. Причем принимать какие-то решения армянам придется быстро — ведь за почти тридцать лет не делалось практически ничего, чтобы выйти из тупика. Каковой тупик, в результате, прорвали азербайджанские войска и проекция влияния Турции.

Максим Михайленко, статья главного редактора Newssky для «Деловой Столицы»

Поделиться статьей: