Катастрофа под Нижним Тагилом. Кислотные ручьи уничтожают все живое

23.07.2020 0 Редакция NS.Writer

Прокуратура в Свердловской области проверит заброшенный медный рудник, из которого вытекают подземные воды. За 15 лет кислотные ручьи выжгли поверхность земли рядом с рекой Тагил. Там гибнут деревья и другая растительность. Власти уверяют, что в питьевую воду вредные вещества не попадают. Откуда взялся этот рудник и как выглядят кислотные ручьи?

| Newssky.com.ua

Об этом сообщает BBC News Русская служба.

Внимание к Левихинскому руднику в Свердловской области привлек блог zamkad_life в «Инстаграме». В нем было опубликовано видео с дрона и фото, на которых виден ярко-желтый треугольник, похожий на дельту реки.

Автор блога отметил, что о разливе топлива в Норильске написали многие СМИ, в то время как многие другие экологические инциденты не привлекают такого внимания.

«Удивительно, как одни темы притягивают большое внимание, а другие даже и не особо замечают. Поселок Левиха находится в 93 км от Екатеринбурга и в 35 км от Нижнего Тагила. С 2004 года там заброшен медноколчеданный рудник. Он оказался затоплен и теперь оттуда текут кислотные реки, отравляя все вокруг, до чего доберутся. И это продолжается не год, не два, а уже целых 16 лет!» — написал автор.

После публикации природоохранная прокуратура сообщила, что проведет внеплановую проверку.

Что произошло с рудником?

| Newssky.com.ua

Левихинский медный рудник действительно остановлен с 2004 года, говорится в ответе правительства Свердловской области на запрос Би-би-си.

Как писал «Коммерсант», в 1997 году на предприятии случилась авария, и ствол шахты был затоплен. Собственник рудника — ОАО «Камкабель» — отказался от убыточного актива.

В 2006 году правительство пыталось найти инвестора для проекта. Содержание меди в руде лицензионного участка оценивалось в 283 тысяч тонн, цинка — в 148 тысяч тонн, серебра — в 111 тонн.

Сначала кандидатом была Уральская горно-металлургическая компания, но она отказалась. В итоге лицензию за 12,5 млн рублей купила «Русская медная компания», сообщал «Коммерсант».

Судя по всему, добыча так и не была возобновлена, рудник до сих пор не работает.

Откуда берутся кислотные ручьи?

| Newssky.com.ua

Когда предприятие работало, воду из шахт откачивали насосами, рассказывает руководитель общественной организации «Экоправо» Андрей Волегов.

Несмотря на то, что шахта закрыта, водоносные горизонты никуда не делись, говорит он: «Вот эта вода постоянно изливается и поднимается на поверхность через пласты пород, они вступают в реакцию, окисляются и кислые ручьи с содержанием тяжелых металлов начинают искать по местности уклон и по нему двигаются. Обычно впадают в водные артерии, редко — в болото.»

Есть и второй источник кислотной воды — атмосферные осадки, стекающие по отвалам, которые образовались в результате переработки руды. Ненужную породу после извлечения металлов просто складировали под открытым небом.

Минприроды восстановило две станции нейтрализации, сообщили власти области. Нейтрализацией стоковых вод на руднике занимается государственное учреждение «УралМонацит».

На первой станции воду с вредными веществами перемешивают с известью.

После этого получившаяся вода попадает в пруд-отстойник, в котором тяжелые металлы и другие вредные компоненты должны оседать на дно.

Из пруда вода выходит и попадает на вторую станцию нейтрализации. По задумке, после этого очищенная вода попадает в реку Тагил.

Но на спутниковых снимках видно, что даже после второй станции нейтрализации поверхность земли рыжая, замечает Волегов.

Причиной может быть то, что пруд просто переполняется и часть воды минует вторую станцию. Кроме того экологи обнаружили, что дамба у второй станции может протекать в двух местах.

Но даже та вода, которая все-таки проходит двойную фильтрацию, не очищается полностью.

Не хватает финансирования?

Организация «Экоправо» в январе 2020 года получила ответ из природоохранной прокуратуры.

В документе говорится, что «УралМонацит» принимает недостаточно мер для нейтрализации вод из-за недостатка финансирования: «Так, в 2018 году потребность финансирования на вышеуказанные мероприятия составила 70 млн рублей, фактически же было выделено лишь 15 млн рублей.»

В итоге извести было куплено в четыре раза меньше, чем требовалось — 3 тысячи вместо 14 тысяч тонн.

В 2019 году на нейтрализацию было выделено 27 млн рублей, куплено 5 тысяч тонн извести. В 2020 году выделено также 27 млн рублей, говорится в ответе прокуратуры.

Сбросы оказывают «значительное негативное воздействие» на реки Тагил и Шайтанка, сообщается в документе.

Власти Свердловской области сообщили Би-би-си, что из реки Тагил «водозабор для питьевого водоснабжения города Нижний Тагил или других населенных пунктов не ведется».

«Воды реки также не попадают в те источники, из которых осуществляется водозабор для города», — говорится в ответе на запрос Би-би-си.

«Эффективность очистки шахтных вод по Левихинскому руднику в 2019 году составила 82,3%, в том числе по таким веществам как медь, цинк, железо и сульфаты», — уточняется в сообщении.

В 2020 году 27 млн рублей будут потрачены только на закупку извести, а общий объем финансирования станций нейтрализации из бюджета региона составит 81 млн рублей, сообщают власти.

Федеральные средства на эти цели не выделяются. При этом рудник остается предприятием федерального значения и закрыть его нельзя.

«Свердловская область уже обращалась в различные ведомства с просьбой признать его объектом, подлежащим ликвидации за счет средств федерального бюджета с использованием всех положенных экологических мер безопасности и проведением рекультивации пострадавшей территории. Однако пока считается, что Левихинское месторождение имеет балансовые и забалансовые запасы цинка, меди, золота и серебра и его ликвидация на данный момент нецелесообразна», — говорится в ответе властей области.

Не только Левиха

| Newssky.com.ua

Рекультивация такого рудника — дело сложное и затратное. «Мы узнавали. Нет таких технологий в мире, которые бы позволяли поставить какую-нибудь пробку, и воды подземные перестали бы изливаться», — говорит Андрей Волегов.

Он считает, что на данный момент нужно полностью нейтрализовывать стоки и не допускать вытекания воды из пруда-отстойника мимо второй станции. Сам пруд нужно регулярно чистить: «Но если там содержится, допустим, теллур, кадмий или мышьяк, а мышьяк это первый класс опасности, то возникает вопрос, куда эти осадки вывозить, где захоранивать.»

Левихинский рудник — не единственный проблемный объект такого рода в Свердловской области, их около десятка, говорит Волегов. Нейтрализация стоковых вод на некоторых из них не ведется вообще.

В качестве примера Волегов приводит рудник имени III интернационала, в честь которого назвал район Нижнего Тагила.

«Там есть место, где пробегал этот ручеек, русло буквально 30-50 сантиметров, и от этого ручейка 25 метров в ту и другую сторону все выжжено. Как соловей-разбойник в сказке свистнул — остались корни и пни деревьев, черная выжженная земля и никакой растительности. Там вообще ужас, что происходит. Это наглядный пример того, как воздействуют стоки заброшенных рудников на природу», — говорит он

Снимки предоставил фотограф Василий Яковлев, съемка 2018 года.