Какой выбор Лукашенко сделал перед саммитом ЕС

13.10.2020 0 Редакция NS.Writer

Перед саммитом ЕС, на котором может быть принято решение наказать Лукашенко санкциями, в Беларуси были жестоко подавлены акции протеста.

| Newssky.com.ua

Об этом пишет Владислав Гирман для «ДС».

На сегодняшнем заседании Совета Европейского Союза министры иностранных дел государств-членов поговорят об отношениях с Москвой через призму отравления Алексея Навального и кризис в Беларуси, начавшийся после августовских президентских выборов, а также поддержку беларусов.

Перед мероприятием в ЕС в Минске и других городах Беларуси прошли массовые акции протеста. Силовики, доселе поумерившие пыл, в свою очередь, разошлись не на шутку. В ходе столкновений они применяли светошумовые гранаты и поливали демонстрантов оранжевой жижей из водометов. Сотрудники ОМОНа и люди в гражданском избивали участников акций протеста. В общем, развлекались в меру приказа, сил и фантазии.

«Правоохранители» утверждают, что задержаны были лишь несколько десятков человек. В то же время, правозащитники эти заявления опровергают. В частности не получивший регистрацию в Беларуси правозащитный центр «Вясна» предоставил другие данные — 617 человек на момент написания данного материала.

Отличительной чертой вчерашних событий стала объявленная силовиками охота на журналистов. Чему предшествовало изменение МИДом Беларуси 2 октября порядка аккредитации иностранных репортеров и аннулирование их удостоверений. По последней информации, 11 октября силовики задержали больше 40 журналистов, причем «повязали» даже нескольких неоппозиционных, включая работников российского ТАСС. Почти всех отпустили в течение ночи. Сообщается, что задерживали журналистов в рамках статьи 23.4 КоАП (неподчинение законному распоряжению или требованию должностного лица при исполнении им служебных полномочий), которая предусматривает штраф в размере 540–1350 руб. (6750–16 875 грн).

Идите в баню

Силовики действовали 11 октября очень жестко, не церемонились с демонстрантами, как и в самом начале акций протеста 9–12 августа.

Хотя, как отмечает TUT.by, «многие предположили, что силовики во время воскресной акции протеста будут себя вести менее жестко» после того, как Александр Лукашенко неожиданно нагрянул в СИЗО КГБ, где 4,5 часа общался с членами Координационного совета и Объединенного штаба.

Всего во встрече участвовали 12 человек, среди которых, понятное дело, Лукашенко, а также бывший кандидат в президенты Виктор Бабарико, член его штаба Юрий Воскресенский, муж Светланы Тихановской Сергей, член президиума Координационного совета Лилия Власова, политтехнолог Виталий Шкляров.

О чем говорили — ни у Лукашенко, ни оппозиция не сообщают. Единственное что, как рассказал адвокат Шклярова Антон Гашинский, со слов его подзащитного «разговаривали о будущем Беларуси, протестах и конституционной реформе» и вообще разговор был очень «откровенным».

Более никаких важных подробностей адвокат не сообщил. Разве что рассказал о знаковом, с барского плеча, распоряжении Лукашенко отправить политзаключенных в баню по просьбе Шклярова. «Тогда Лукашенко сказал одному из своих охранников: „Дима, организуй“. Где точно в бане они были, Виталий не знает, но их всех отвезли в баню без конвоя. Дали возможность спокойно помыться и пообщаться между собой», — рассказал адвокат.

То есть получается, что пока оппозиционеры парились и мылись в бане, силовики готовились «помыть» их сторонников на улицах.

Выглядит эта история в глазах этих самых сторонников не очень. Как и тот факт, что после визита Лукашенко в СИЗО под домашний арест отпустили Воскресенского, а также директора IT-компании PandaDoc Дмитрия Рабцевича.

Таким образом, Лукашенко разобщает лидеров протестов и их участников, действуя по сценарию, схожему с тем, который использовал венесуэльский диктатор Николас Мадуро в отношении местной оппозиции. Но Лукашенко явно вбивает клин и между лидерами протестов. Так, на встрече не было близкой к Тихановской Марии Колесниковой. А сама Светлана Тихановская, имеющая возможность (и ее реализующая) общаться с фронтменами ЕС, комментируя эту встречу в СИЗО, подчеркнула: «Диалог в тюремной камере не ведется. Он говорит о конституционной реформе, но делает это, только чтобы ослабить наш протест. Мы продолжим жестко стоять на своем и мирно добиваться новых выборов».

Лукашенко консервируется

Тихановская может рассчитывать на поддержку Евросоюза. Хотя далеко не все одобряют осторожность, которую ЕС проявляет в контексте беларуской ситуации.

Так, накануне заседания Совета ЕС министр иностранных дел Канады Жан-Филипп Шампань, осудив зверства силовиков в Беларуси 11 октября, сообщил, что намерен плотно об этом поговорить с коллегами из стран Евросоюза во время своего визита в Европу.

Кто из членов ЕС демонстрирует решимость действовать жестче? Это, помимо Польши и Литвы, Германия и Франция, которые лоббируют введение персональных санкций в отношении Александра Лукашенко. Об этом, в частности, перед заседанием Совета ЕС в Люксембурге заявил глава МИД Германии Хайко Маас. «Нам следует признать, что со времени нашей последней встречи ситуация не улучшилась. Режим Лукашенко продолжает прибегать к насилию, мы по-прежнему видим задержания мирных демонстрантов. Я предложил подготовить новый пакет санкций, и Лукашенко должен быть одним из фигурантов этого санкционного списка», — цитирует Мааса Reuters.

Следовательно, Берлин не впечатлило СИЗО-мероприятие Лукашенко. Которое, как отмечают некоторые беларусские эксперты, по факту стало добровольным «унижением», поскольку Лукашенко боится санкций, а потому пошел на диалог с оппозицией.

Возможно, страх у него и присутствует. Однако именно то, что последовало за визитом Лукашенко, и является ответом на вопрос, зачем ему потребовалась показуха в СИЗО и какой линии поведения он намерен придерживаться.

Лукашенко не мог не понимать, что побоище на улицах накануне саммита ЕС ему аукнется. Что Берлин и другие страны-члены ЕС получат очередной повод ввести персональные санкции. Поэтому все это похоже на попытку Лукашенко расколоть оппозицию и консервировать свой режим, завершая окончательный откат политики расширения связей с Евросоюзом.

Санкции? Санкции — это, конечно, плохо. Но под санкциями Лукашенко лично и его режим существуют годами. После жесткого подавления протестов еще в августе ему не было смысла рассчитывать на то, что диалог с Западом вернется в прежнюю колею без существенных уступок улице. А уступки — это перевыборы и сдача власти.

На такой вариант Лукашенко, естественно, не согласится. И в данной ситуации единственным, кто поможет ему удержаться на плаву, пока он занят дискредитацией лидеров оппозиции, остается Владимир Путин, которому он принес вассальную присягу еще в Сочи.

В благодарность Кремль согласился «слить» Светлану Тихановскую — объявить ее в розыск на следующий день после того, как она предложила Путину роль посредника в разрешении кризиса в Беларуси. Да и после этого продолжает говорить о дружбе с россиянами.

В ее активе еще имеется отчасти консолидированная позиция ЕС и вообще возможность видеться с Ангелой Меркель, руководством Польши, Литвы и Евросоюза в целом.

Однако на противоположной чаше весов оказалась, по всей видимости, уже судьбоносная встреча Лукашенко с отдельными видными оппозиционерами, которым он позволил в баньку сходить, а некоторым и вовсе выйти на свободу.