Каким будет мир после коронавируса

События в мире меняются каждый день и час. Уже невозможно себе представить наш мир прежним.

Рим с переполненными (особенно зимой) площадями, бесчисленными барами и киосками лучшего в мире мороженного. Сегодня закрылись все бары в Италии, которые имели, скорее, социальную роль, чем экономическую, выполняя функции клубов, соцсетей и медиа одновременно. Еще недавно синонимом хорошего парижского ресторана было слово «тесный»… Пустеющие парижские музеи открыли двери по ночам. Их посещают парижане, ранее не имевшие такой возможности из-за суеты и толп туристов. Но больше всего во Франции боятся не закрытия музеев и торговых галерей. Боятся закрытия школ. Здесь школа, как и положено в социальной стране, берет на себя нагрузку воспитания детей, освобождая время родителей для работы и развития. «Если завтра закроют школы, Франция остановится», — говорит один из политологов. Да что говорить о барах и ресторанах, когда каждый день закрываются границы между государствами Европы. Когда рушатся коммуникации и почти нет сообщения между странами. «…ибо проходит образ мира сего».

Как пишет Вадим Омельченко — Президент Института Горшенина, сейчас руководители стран заняты мерами по купированию кризиса, это понятно. Мало кто пытается увидеть завтрашнюю картину мира. Сейчас трудно себе представить, как мир может стать прежним, как откроются границы, возобновится торговый и людской обмен, и как быстро вернется в мир доверие. Еще труднее увидеть позитив в происходящем. Возможно ли это?

Прогнозист глобальных трендов (тренд-хантер) Ли Эделькорт из Нидерландов в комментарии журналу «Dezeen» говорит: «Эпидемия заставит нас изменить темп, отказаться от авиаперелетов, предпочесть работать на дому, развлекаться в кругу близких друзей и семьи, учиться быть самодостаточным. Модные показы выглядят странно и неуместно, туристические объявления кажутся смешными, планы будущих проектов не определены: будут ли они вообще иметь значение? Мы не сможем производить (и экспортировать, — авт.) столько товаров и продуктов, к которым привыкли». Из ее слов можно сделать вывод, что производство вернется из теплых стран. Да, придется платить за труд работникам своей страны, пусть и дороже, но через время это будет способствовать возрождению экономик.

В этом изменившимся мире будут хорошие шансы у стран, богатых собственными ресурсами. Таких как Франция, Германия, Австрия и… Украина. Да-да, и Украина. Возможно, пережив, дай Бог, трудные времена, у Украины появится новый шанс. В Украине, как и в перечисленных странах, есть все виды ресурсов — от человеческих до энергетических. Нет у нас, пожалуй, только стратегии национального протекционизма. Здесь многое будет зависеть от политики Кабмина и Нацбанка, если они всерьез займутся защитой украинской промышленности и среднего класса. Возможно, так будет.

А пока в Европе (частью которой мы по факту являемся хотя бы потому, что беда Европы — и наша беда) самые популярные слова — «солидарность» и «правила». Солидарность между людьми (здоровыми и больными), солидарность с самоотверженностью врачей и журналистов, солидарность с теми, кто поддерживает экономику в трудный час. Правила — это подчинение общества вводимым государством ограничениям, даже ценой отказа от привычного образа жизни. Европейская цивилизация в принципе во многом стоит на правилах и их исполнении.

Ли Эделькорт считает, что благодаря вирусу, точнее, вызванному им кризису, мы, человечество, сможем сохранить себя как вид.

Добавлю: если вспомним о Боге. Если начнем заново ценить и благодарить Создателя за каждый прожитый и подаренный нам день. За дом, за семью, за друзей, за работу, за хлеб насущный. Это и будет лучшая инновация, о которой рассуждает тренд-хантер Ли Эделькорт.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.