Как Турция и Россия обскакали ООН в Ливии, и что это значит для Украины

24.03.2021 0 Редакция NS.Writer

Ливию возглавили политики, которые имеют тесные связи со сторонниками Каддафи, а также с Москвой и Анкарой, пишет Владислав Гирман для «ДС».

| Newssky.com.ua

Президент Франции Эммануэль Макрон на вчерашней встрече с новым главой Президентского совета Ливии Мухаммедом аль-Менфри пообещал ему уже 29 марта снова открыть французское посольство в Триполи.

«В понедельник в Триполи снова откроется наше посольство, и наш посол вернется в вашу страну», — заверил Макрон представителя новой ливийской власти.

Официальное возвращение французов в Ливию (неофициально они ее и не покидали) стало возможным после утверждения пусть и временного — до выборов 24 декабря 2021 г.— нового руководства этой разделенной и разобщенной вот уже 10 лет североафриканской страны, где при активном участии внешних игроков, в том числе турецких и российских ихтамнетов, ведут борьбу за власть два лагеря.

5 февраля Форум ливийского политического диалога (своего рода коллегия выборщиков), куда входят 74 общественных деятелей из Ливии, и действующий под эгидой ООН в Женеве выбрал премьер-министра, председателя Президентского совета и двух членов этого органа.

Президентский совет — это что-то вроде Президиума Боснии и Герцеговины, коллективного органа, выполняющего функции главы государства.

В БиГ в Президиум входят три человека — босняк, хорват и серб. Ливийский Президентский совет также формируется представителями разных этнических групп, в данном случае — исторических регионов.

Решением 39 членов Форума главой Правительства национального согласия стал известный бизнесмен Абдель Хамид Мухаммед Дбейба.

Председатель Президентского совета — дипломат, экс-посол Ливии в Греции Мухаммед Юнис аль-Менфи. Два члена Совета — Муса аль-Куни и Абдалла аль-Ляфи.

10 марта был утвержден состав правительства, через пять дней они принесли присягу, а 16 марта Саррадж официально передал им власть.

Предпереходный период

Саррадж объявил о намерении уйти в отставку до конца октября, чтобы дать «дать дорогу новым лидерам», 16 сентября 2020 г.. То есть после того, как силы ПНС при активнейшей поддержке Турции в виде бойцов ЧВК и беспилотников смогли вытеснить Ливийскую национальную армию Халифы Хафтара и российских наемников из ключевых населенных пунктов.

Свою задачу Саррадж, в принципе, выполнил.

Во-первых, ПНС под его началом в конце 2019 г. подписала скандальный меморандум о взаимопонимании относительно демаркации морских зон между Турцией и Ливией.

Во-вторых, активно сотрудничая с Анкарой, Фаиз Саррадж позволил туркам обосноваться в Ливии, что еще больше повысило возможности Турции и ее статус мощного игрока в Средиземноморье.

Затем стартовал процесс сшивания страны — или, точнее, его имитация. В конце октября ЛНА и ПНС достигли соглашения о прекращении огня.

К слову, соглашение содержит опасный прецедент для Украины, поскольку оно предполагает включение различных вооруженных групп в государственные структуры. За исключением террористов, т.е. тех, кто совершал преступления. Но это условие при желании боевики смогут обойти.

Почему опасный для Украины прецедент? Достаточно вспомнить о том, что краеугольным камнем донбасской стратегии Москвы является реинтеграция этих территорий на ее условиях, т.е., чтобы вчерашние боевики были амнистированы и могли играть роль троянского коня РФ в составе Украины.

Отталкиваясь от ливийских соглашений и того, что, как утверждает Россия, в Украине «гражданский конфликт», она может использовать этот кейс в грядущих переговорах с Европой по украинскому вопросу.

На примере Ливии уже можно наблюдать реализацию данного сценария. Бойцы Хафтара, несмотря на участие в противостоянии с ПНС, будут трудоустроены как те же военнослужащие объединенного государства.

Процесс «слияния» точно произойдет ввиду того, что аль-Менфи, новый глава Президентского совета, через неделю после заседания в Женеве, съездил на поклон к Хафтару в его ставку в Бенгази и получил его заверения в поддержке нового правительства.

На двух стульях

Для лучшего понимания того, как именно сейчас трансформируется Ливия, следует более пристально взглянуть, собственно, на новых руководителей — на аль-Менфи и на Дбейбу.

Образование аль-Менфи получил во Франции и имеет репутацию одного из вернейших сторонников режима покойного полковника Муаммара Каддафи, который, по версии французских следователей, спонсировал кампанию бывшего президента Франции Николя Саркози.

Этот эпизод в биографии нового председателя Президентского совета Ливии может говорить в пользу того, что аль-Менфи наладит отличные отношения с другими сторонниками Каддафи. С Хафтаром он уже поладил, и, вероятно, будет сотрудничать и с сыном полковника Саифом аль-Исламом, которого на «трон» пытается усадить Россия.

Что же до премьера Дбейбы, то он, как писала французская Le Monde после голосования в Женеве, имеет тесные связи и с Турцией, и с Россией. Подтверждением чему служит очень теплая беседа главы ПНС с лидером Чечни Рамзаном Кадыровым, которая состоялась 22 февраля.

Кадыров тогда писал в «ВКонтакте»: «Абдул-Хамид выразил заинтересованность в дальнейшем наращивании сотрудничества между нашими странами, в том числе и в сфере борьбы с терроризмом». Кроме того, по его словам, Дбейба хочет, чтобы расположенный в Гудермесе (Чечня) Российский университет спецназа натаскивал и ливийских бойцов.

Вызывает вопросы и сам результат голосования в Женеве. Избрание аль-Менфи и Дбейбы для многих, в первую очередь для Запада, стало сюрпризом, поскольку фаворитами была пара главы Палаты представителей (восток Ливии) Агилы Салеха Исы и главы МВД Фатхи Башаги (Запад), однако они уступили аль-Менфи/Дбейбе пять голосов.

Глава миссии ООН по поддержке Ливии Стефани Уильямс даже обвиняла некие заинтересованные группы в подкупе делегатов Форума ливийского политического диалога в пользу Дбейбы. Но в итоге Уильямс, кстати, американский дипломат, согласилась с их победой. А 22 марта поддержку новому правительству в ходе телефонного разговора выразил и госсекретарь Энтони Блинкен.

Что может свидетельствовать о решении Вашингтона принять факт появления объединенного ливийского правительства, дабы посмотреть, что из этого выйдет, возможен ли вообще положительный результат.

Возвращаясь же к фигурам аль-Менфи и Дбейбы, есть резон предположить, что их избрание стало следствием заключения определенной договоренности между Россией, Турцией и Францией.

Да, Макрон во время встречи с аль-Менфи днем ранее потребовал, чтобы Турция и Россия вывели свои войска из Ливии. Это похоже на попытку выглядеть пристойно и быть максимально дистанцированным от ливийских перипетий.

И нужно учитывать тот факт, что первый зарубежный визит аль-Менфи состоялся именно во Францию. Это важная составляющая дипломатии — то, куда первым делом отправится новый лидер.

Призыв Парижа вывести войска же ни к чему не обязывает, но позволяет сохранить лицо.

А Москва и Анкара действительно могут их вывести. Чисто формально. Потому как войны, в частности Россией и Турцией, сегодня уже давно не ведутся непосредственно с развертыванием собственных регулярных войск.

И Анкара, и Москва, а также Иран перешли на «гибридный формат» и отправляют в зоны конфликтов своих «ихтамнетов», называя их «инструкторами» или «военными советниками». В таком статусе их наемники и останутся в Ливии.

Какие выводы можно сделать уже сейчас?

Первый: Россия и Турция смогли перехватить инициативу, отодвинув ООН от процесса решения конфликта в Ливии. По сути, они навязали ООН удобных для себя кандидатов.

Второй: Халифа Хафтар более не мятежник, как и его бойцы, а такие же винтики нового ПНС, как аль-Менфи или ушедший в отставку Саррадж.

Третий: раньше турки и россияне в Ливии находились по разные стороны баррикад: Анкара (а с ней — Турция, Катар, Германия, Италия и ООН в целом) поддерживала правительство Сарраджа, Москва (а также Франция, ОАЭ, Саудовская Аравия, Египет, Чад, Иордания, Судан) — Халифу Хафтара.

Теперь же и Хафтар, как сообщает 18 марта Anadolu, уже не возражает против того, чтобы в порт подконтрольного ему Бенгази заходили турецкие суда, хотя ранее ЛНА их обстреливала, подозревая, что с их помощью Анкара снабжает оружием силы ПНС.

Очерчен консенсус, который пусть и не привел к абсолютному миру (небольшие конфликты и стычки, вероятно, еще будут происходить), но это демонстрация единства и лишь де-юре под эгидой ООН. Турция и Россия теперь смогут спокойно заниматься своими делами в Ливии, в том числе и в крупных нефтетерминалах на ее побережье.


Поделиться статьей:

Подписаться на новости:




В тему: