Как остановить Кремль в террористической гонке

18.07.2020 0 Автор News2020

Каждый год 17 июля в Кремле проводят с содроганием. Дело не в том, что путинская террористическая группировка скорбит и соболезнует семьям сотен жертв катастрофы МН17, а скорее из-за предвкушения ужаса возмездия за совершенное преступление. Ведь судебные процессы в Гааге и Страсбурге по сбитому Боингу-777 могут запустить «эффект домино» и обнажат весь масштаб международной террористической деятельности пока ещё действующего российского руководства.

| Newssky.com.ua

Об этом пишет GUILDHALL.

МН17 и не только: как Россия переплюнула «Аль-Каиду»

Прошло 6 лет с момента трагедии МН17, унесшей 298 людских жизней, которые были гражданами и подданными 17 стран. 6 лет со дня организации российским руководством и их пособниками одного из крупнейших террористических актов со времен атаки на Башни-близнецы Всемирного торгового центра в Нью-Йорке. Хотя правление Путина фактически совпало с катастрофой 9/11, и он прекрасно осознавал, чем закончил их организатор «террорист № 1» Усама бен Ладен, это не остановило его на пути реализации государственной политики международного терроризма. Если Бен Ладен был лишь частным лицом, хоть и стоял у истоков международной террористической сети «аль-Каида», то Путин и его подручные стали его последователями, будучи государственными чиновниками, обличенными властью, и обладающими куда большими ресурсами для подрывной деятельности. Исходя из этого, террористические достижения алькаидовцев выглядят весьма скромными на фоне долгого послужного списка внутреннего и международного террориста Путина. Он оттачивал свое зловещее мастерство буквально с первых дней вхождения во власть. Еще до атак 11 сентября в США, в России был свой «черный сентябрь» 1999 года, когда ФСБ, продвигая во власть своего выдвиженца Путина взорвала страну, отметившись рукотворными терактами в Буйнакске, на улице Гурьянова и Каширском шоссе в Москве, а также в Волгодонске. Те внутренние российские трагедии унесли жизни 307 неповинных людей, но стали идеальным трамплином во власть террориста Путина. Благодаря политике террора путинская клика в 2000 г. въехала во власть, и потом начала осуществление политики экспорта терроризма на международной арене. Здесь стоит вспомнить долгий список преступлений российского режима: попытки дестабилизации стран Балтии, поддержание террористических организаций на Ближнем Востоке, террористическая война против Грузии, оккупация Крыма, подготовка и заброска террористических формирований на украинский Донбасс, всемерная поддержка террористических и антинародных режимов в Сирии и Венесуэле, засылка наёмников и головорезов в страны Африки. Подобно пандемии российская подрывная деятельность охватывает все больше стран мира, и от путинской агрессии не защищен никто, свидетельством чего стала попытка отравления семьи Скрипалей в Великобритании, не говоря уже о накоплении фактов, подтверждающих причастность российских спецслужб к деятельности террористов «Исламского государства» в странах ЕС.

После того, как Путину удалось провернуть по сути настоящий «государственный государственный переворот», оформленный под соусом поправок в конституцию РФ и одобренный на консультативном общероссийском голосовании, мир стоит перед вызовом усиления террористической деятельности российского режима, который получил временной иммунитет нахождения при власти до 2036 года.

Безусловно, внутри российского общества зреет внутренний протест и непринятие политики «сапога путинских силовиков», которые топчут лицо несогласных вечно, и на уровне регионов протестные настроения уже перерастают в массовые марши отчаявшихся людей, как это недавно наблюдалось в Хабаровске.

Падение мировых цен на энергоносители, провалы в борьбе с пандемией Covid-19, стагнация в промышленности, рост затрат на содержание удвоившейся при Путине армии силовиков численностью 2,6 млн. человек подрывают основы российского режима. Но пока не снижают его агрессивности, которая продолжает выплескиваться на неповинных жертв.

Комплекс международных санкций против России, особенно в связи с агрессией против Украины, постепенно приводит путинцев к отрезвлению и уменьшает их возможности для нанесения вредоносных воздействий. В тоже время, еще большее воздействие на Кремль возымели бы дополнительные меры наказания в связи со спонсорством террористической деятельности, на чем в частности настаивает американский сенатор-республиканец Кори Гарднер. Он еще в 2019 г. предложил рассматривать, причастность России к крушению малазийского Боинга, как проявление чудовищного поведения, несущего огромный ущерб международному миру и безопасности, особенно, учитывая тот факт, что эта страна входит в число постоянных членов Совета безопасности ООН и обладает ядерным оружием.

Злонамеренная активность России должна быть обуздана, таким же образом, как пресекалась деятельность других стран-изгоев, практикующих политику международного терроризма.

В документах Государственного департамента США можно найти четкие критерии, которые позволяют включить страну в список спонсоров международного терроризма. К ним относятся, во-первых, активная, непосредственная поддержка актов международного терроризма, а, во-вторых, косвенная поддержка террористических организаций, и создание для них на своей территории «безопасных гаваней» для укрытия. Особенно явно комбинация обоих указанных критериев присутствует в истории с причастностью высшего руководства РФ к катастрофе авиалайнера МН17, которая стала одним из прямых результатом российской агрессии на Донбассе.

Росропаганде не скрыть преступные цепочки, ведущие к Путину

За несколько лет расследования преступного инцидента в небе над Донбассом, в результате которого произошло крушение гражданского самолета, мировое сообщество уже обладает широким спектром неопровержимых доказательств причастности российских военнослужащих и наемников к данной масштабной трагедии.

Досудебное расследование Международного уголовного суда по соответствующему иску украинской стороны уже доказало факты финансирования, прямого руководства и участия России в террористической деятельности на Востоке Украины

В частности, в деталях описаны обстоятельства отправки и размещения на оккупированной части Донбасса ракетного комплекса «Бук-М1», который была использован для поражения гражданского борта МН17. Президент Путин и вертикаль военно-политического руководства России несут персональную ответственность за один из крупнейших актов международного терроризма современности.

Россия и ее правящий режим уже получили политическое осуждение за безусловную причастность к катастрофе, и теперь всеми силами стремятся расфокусировать внимание мировой общественности к судебному процессу по сбитому самолету.

Все 6 лет после катастрофы самолета Россия проводила целеустремленную информационную кампанию по дискредитации международного расследования катастрофы и продолжает это делать. Пул хорошо известных прокремлёвских пропагандистов продолжает уперто распространять «альтернативные версии» чтобы сбить следствие с толку, и выгородить агрессора.

Цель этих непрекращающихся информационных атак состоит в полной дискредитации следствия и его паралича, чтобы «воз антироссийских обвинений не сдвинулся с места».

Прошлые и настоящие действия РФ по дезинформации следствия в деле установления истины по МН17 — классический пример лжи государственного масштаба. Ведь изначально после того, как самолет был сбит кремлевская пропаганда радостно рапортовала о том, что «ополчением» уничтожило самолет ВСУ. Но когда стало известно о поражении гражданского Боинга из интернета начали спешно удалять уличающие РФ материалы. Потом были фейковые версии, о том, что МН17 сбил украинский штурмовик Су-25, или что «Бук» имеет украинское происхождение. Однако никаких доказательств Москва не предоставила.

Особенно старается уже ставший притчей во языцех «технический эксперт» Юрий Антипов, он продолжает безостановочно бредоносить.

На днях «эксперт» пытался в очередной раз дискредитировать работу следственной группы своими несуразными свежими версиями о том, что на фотографиях шлейф дыма не стой стороны, или заказуху от производителя «Буков» «Алмаз-Антей» о четырёх микрофонах на борту МН17, стремясь доказать, что звук взрыва ракеты по амплитуде равен шуму работы двигателей самолета.

Но это у российской машины пропаганды уже совсем не выходит вешать лапшу на уши. Ведь уже даже экс-сотрудники российских спецслужб сомневаются в ее эффективности. Бывший офицер ФСБ и отставной полковник Игорь Гиркин в интервью изданию The Times в мае 2020 г. признал свою моральную ответственность за гибель пассажиров МН17. При этом он однозначно дал понять, что в катастрофе виновато российское руководство, а не вооруженные формирования «ДНР».

Москва мешала Международной следственной группе (JIT), вводила следствие в заблуждение не только путем распространения фейков, фальсификаций и мистификаций, но еще и путем запугивания свидетелей.
Прокурор Тейс Бергер, в ходе слушаний по делу о крушении пассажирского самолета МН17 заявлял, что опрос свидетелей в рамках расследования представляет реальный риск их безопасности, поэтому судебный следователь принял решение засекретить данные десятков человек. Это связано с тем, что спецслужбы РФ предпринимают попытки раскрыть личность свидетелей, а их агенты имеют возможность перехватывать сообщения и отслеживать перемещения людей. Были случаи прямого давления на свидетелей. Один из фигурантов дела, дававший показания по запуску ракеты ЗРК «Бук», написал по электронной почте следователям, что к нему домой несколько раз приходили вооруженные люди после распространенного им видео. Впоследствии он был вынужден скрываться. А еще один свидетель, который «расследовал обстоятельства трагедии, находясь в России», заявил, что его компьютер был изъят, а его розыск начала ФСБ.

Именно ФСБ предпринимает максимум усилий, чтобы дело МН17 не продвигалось ни на миллиметр, ведь это, как в сказке про Кощея Бессмертного, сундук в котором заключается путинская погибель. Логика здесь довольно очевидна: международной группе Bellingcat, изданию The Insider и телерадиокомпании ВВС удалось идентифицировать одного из ключевых фигурантов дела о катастрофе самолета, который раньше был известен как «Владимир Иванович». Этим загадочным лицом оказался заместитель руководителя пограничной службы ФСБ России генерал-полковник Андрей Бурлака, который отвечал за перемещение из России на Донбасс тяжелого вооружения в ходе разворачивания агрессивных действий против Украины весной-летом 2014 года.

Это первое звено, которое позволяет восстановить цепочку по которой спускался приказ о ликвидации МН17. Генерал-полковник Бурлака, который в то время был первым заместителем Пограничной службы ФСБ, подчиняется первому заместителю главы ФСБ генералу армии Владимиру Кулишову, а он с 2013 г. руководит всей Пограничной службой.

В свою очередь выходец из Ростовской области Кулишов, на прямую подчинен директору ФСБ, генералу армии Александру Бортникову. Это уже представитель коренных питерских элит, известный сталинист и близкий друг президента Путина. Бортников, будучи полностью зависимым от Путина по определению не способен к самостоятельным действиям, он исполнитель путинских приказов какими бы преступными они ни были. Выходит, что история с поражением малазийского Боинга 777 ракетой с российского «Бука», это очередной преступный приказ Путина. Наиболее яркая иллюстрация террористической природы правящего российского режима, и международному сообществу давно пора дать правовую оценку путинской России, как стране-террористу.

Договорняк не пройдет: Путин готовиться к встречи с Каддафи

Осознавая приближающую политическую катастрофу путинизма в глобальном масштабе, после объявления результатов следствия JIT в 2018 году Россия пошла на дипломатические переговоры с Нидерландами и Австралией относительно МН17. Их цель, сточки зрения Москвы состояла в заключении некой тайной сделки, чтобы замять дело.

Но россияне просчитались, ведь сам факт их участия в трехсторонних консультациях, касательно комплекса вопросов, связанных с расследованием дела по сбитому Боингу-777, говорит о том, что они чувствуют свою вину и ищут механизмы загладить ее «по-тихому». Вот только здесь у них получился просчет. Хотя детали раундов этих переговоров неизвестны, за исключением самого факта их существования, но ясно, что Москву склоняют к сотрудничеству со следствием. «Сегодня я хочу отметить прогресс, достигнутый в расширении привлечения к ответственности лиц, виновных в крушении MH17, — сказала министр иностранных дел Австралии Марис Пейн. — Хочу подчеркнуть, что мы провели первый раунд переговоров об ответственности государств между Австралией, Нидерландами и Россией в начале этого месяца». Также глава МИД Нидерландов Стеф Блок заявил: «Мы не можем вдаваться в суть этого процесса, потому что конфиденциальность здесь жизненно важна, но я могу сказать, что мы по-прежнему стремимся к тому, чтобы добиться правды, справедливости и ответственности».

Кремль от этих консультаций преследовал цель выйти «сухим из воды», выплатив компенсацию, но при условии, что к России не будут выдвигать претензий в международных судах, но потерпел полное фиаско, ведь Нидерланды и Австралия заставляют Россию признать ответственность за катастрофу МН17. При этом адвокатов у Кремля теперь нет вовсе, ведь в феврале 2020 г. он лишился единственного «союзника» по делу МН17 — престарелого премьер-министра Малайзии, Махатхира Мохамада, который подал в отставку.

Наиболее ярким свидетельством провала российской тактики достижения «договорняка» стал иск правительства Нидерландов в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) с формулировкой «за ее роль в уничтожении лайнера, следовавшего рейсом МН17». В заявлении говорится, что министерство передаст всю имеющуюся у государственного обвинения информацию ЕСПЧ и рассчитывает таким образом поддержать еще и индивидуальные иски родственников жертв катастрофы.

Логика состоит в том, что нидерландский судебный процесс касается напрямую только трех бывших российских военных и сотрудников спецслужб, а не российского государства и его правительства в целом. В ЕСПЧ Россия выступает в качестве ответчика именно как государство, которое является субъектом международного права. Обращение в ЕСПЧ должно указать на то, что руководство «народных республик» находилось в тесном контакте с представителями российского правительства. А оно оказывало далеко не только чисто военно-техническую поддержку.

Кроме того, этот иск значит, что вся собранная информация может использоваться в процессах в Страсбурге, а приговор окружного суда в Гааге будет основным аргументом в ЕСПЧ.

Если в суде Гааги слушания по делу МН17 начнутся в начале 2021 г., то судебный процесс в ЕСПЧ также будет растянут на годы. Но очень важно то, что решения обеих юрисдикций разоблачат не только роль России в сбивании МН17 и убийстве 298 людей на его борту, но и неминуемо засвидетельствуют многочисленные факты военной интервенции РФ на Донбассе. Осуществленная Нидерландами комбинация наносит болезненный удар по всем попыткам РФ через собственную агентуру затянуть или расшатать криминальный процесс в отношении виновных по кейсу МН17. Что крайне важно: юридическая оценка российской агрессии в деле МН17 может иметь цепную реакцию в виде представления новых исков против России как агрессора и нарушителя международного права в другие международные суды.

Путинское руководство к этому готовилось, и даже переписало Конституцию РФ, признав в ее новой редакции приоритет внутреннего права над международным. Это значит, что Москва будет всеми силами игнорировать, вынесенные против неё будущие судебные вердикты.

Не исключено, что параллельно россияне будут усиливать свою международную террористическую деятельность, и как уже подчеркивал американский сенатор Гарднер, у международного сообщества не будет иметь иных инструментов для обуздания агрессора, кроме как усилить давление на Россию, путем ввода новых ещё более жестких санкций.

Впрочем, ответственность может наступить и без признания вины. В данном случае прецедентом может служить наказание по схожей катастрофе Боинг 747 компании Pan American в небе над британским Локбери в декабре 1988 года. Тогда на борту авиалайнера прогремел взрыв, ответственность за который британское следствие возложило на связанных со спецслужбами ливийцев, в том числе Абдельбасета аль-Меграхи, который был двоюродным братом близкого соратника Муаммара Каддафи.

В 1992 году Совет безопасности ООН ввел санкции против Ливии, которая на долгие годы стала лидером стран спонсоров международного терроризма. Ситуация начала меняться, лишь спустя 8 лет — Каддафи согласился выдать для суда обвиняемых в теракте. В 2003 году Ливия выплатила по 10 млн.$ семье каждого из 270 погибших, урегулировав все претензии Запада, хотя официально свою вину так и не признала. Тем не менее, в 2011 г. в стране началась революция, и Каддафи таки «избежал скамьи подсудимых в Гааге», ведь его расстреляла разъяренная толпа революционеров в Сирте.

В конце концов, в деле с трагедией МН17, целью международного правосудия должны стать не только пособники преступления, но и те, кто были его организаторами и принимали политические решения. И по факту мы видим, что для России реализация сценария «дела Локерби» очень вероятна, а президент Путин вместе со своей вертикалью близок к повторению печальной судьбы Каддафи. Может по этой причине он уже сейчас возводит себе бункеры в Сибири, и насилует Конституцию, чтобы править до самой смерти. Вот только трагическая судьба «единомышленника» Путина, но куда более популярного в народе полковника Каддафи, подчеркивает неотвратимость для российского государственного террориста и международного правосудия, и может даже народного суда Линча.