Как одиозный пропагандист стал вице-председателем ПАСЕ

31.01.2020 0 Редакция NS.Writer

Как одиозный пропагандист стал вице-председателем ПАСЕ

Попытка Марии Мезенцевой помочь ПАСЕ сохранить лицо, провалив Петра Толстого при тайном голосовании, осталась незамеченной и неоцененной. Всем было наплевать.

Петр Толстой — образцовый русский черносотенец, профессиональный пропагандист и вернейший пес режима, зампредседателя Госдумы России, глава российской делегации в ПАСЕ и, между прочим, праправнук Льва Толстого, что, конечно, добавляет колорита его фигуре, избран 28 января одним из 20 вице-председателей ПАСЕ. Остальных вице-председателей, включая члена украинской делегации Александра Мережко, выбрали днем раньше, в один тур.

С Толстым же, по причине его яркой, абсолютно черносотенной архетипичности, возникла заминка. В ходе голосования 27-го он набрал 101 голос за и 71 против. Остальные, а всего в зале был 321 депутат из 326 голосующих, предпочли воздержаться. Но для избрания в первом туре требовалось минимум 162 голоса, и был назначен второй тур, в котором требовалось уже только простое большинство. Российская делегация напряглась и сосредоточилась. Из Сирии в Страсбург через Кипр в пожарном порядке пошел кэш, а в кулуарах зашуршали папки с компроматом. Воздержавшиеся депутаты испытали большие соблазны и сильное давление. И тогда член украинской делегации Мария Мезенцева, напомнив, нет, не об антиукраинской риторике Толстого, что вполне допустимо в ПАСЕ, а о его антисемитских высказываниях, что пока предосудительно, предложила провести тайное голосование.

Ее предложение приняли — и Толстого избрали со счетом 132:117. Три бюллетеня были испорчены, все остальные предпочли не голосовать. ПАСЕ вполне свободно, без давления сделала свой выбор.

А еще 27 января был избран новый председатель ПАСЕ, бельгийский сенатор Хендрик Дамс, известный тем, что всегда воздерживался при голосовании по вопросам, связанным с украинско-российскими отношениями. И если вспомнить о том, что его предшественница, швейцарская социалистка Лилиан Паскье, делала все возможное, чтобы вернуть в ПАСЕ российскую делегацию, это выглядит как умеренный прогресс. В конце концов, председатель в ПАСЕ — один, а вице-председателей там два десятка. И среди них есть также и представитель Украины.

Иными словами, вся эта история — с ПАСЕ, с избранием Толстого и с предшествовавшими ему злоключениями, а затем и торжеством российской делегации, не столь уж однозначна. Разберем ее по порядку.

Спойлер

Утверждение о том, что Европа скуплена Россией на корню, неверно. Европе просто безразлично, что творит Россия в бывшем СССР, поскольку для Европы это другая планета, в лучшем случае глушь вроде Центральной Африки, населенная какими-то непонятными племенами. И если Россия хочет установить там свои порядки, да еще раздает за это деньги в кулуарах, то отчего бы не взять их у нее? Какой в этом грех?

Иными словами, упреки в том, что над залом ПАСЕ витает дух Невилла Чемберлена, прямо из Мюнхена 1938 г., лишены оснований. Там витает дух бельгийского короля Леопольда II, восседавшего на куче отрубленных негритянских рук и голов под благосклонными европейскими взглядами. Или, если угодно, дух примата евроцентризма.

Что такое ПАСЕ

Как учит нас «Википедия», ПАСЕ, в отличие от Европейского парламента, не уполномочена издавать обязательные законы, «но говорит от имени 820 миллионов европейцев». Она также выбирает судей ЕСПЧ, комиссара и генерального секретаря СЕ по правам человека и членов Комитета по предупреждению пыток — словом, тех чиновников, которые, когда нужно, выражают глубокую озабоченность, а когда не нужно — отворачиваются в сторону. Естественно, что такой орган, с одной стороны, влиятельный, хотя и опосредованно, через формирование репутаций и общественного мнения, с другой — с размытыми полномочиями, а следовательно, и ответственностью, коррумпирован всеми, кому нужно прикрыть пятна и дыры на своей репутации. Россия же в этом списке занимает одно из первых мест.

Петр Толстой в цитатах

«Только благодаря нашей стране сегодня на карте мира существуют два злобных инвалида, несостоявшихся государства без части своих территорий, Украина и Грузия. Да, они такие, и они будут полыхать злобой».

«Украинский вопрос — это наша часть, и никаких американцев мы спрашивать не будем». А еще, уже после избрания, Петр Толстой ответил на вечный вопрос о Крыме.

И, наконец, вот тот спич, из-за которого Толстого обвинили в антисемитизме: «Хочу от себя лично добавить, что, наблюдая за протестами вокруг передачи Исаакия, не могу не заметить удивительный парадокс: люди, являющиеся внуками и правнуками тех, кто рушил наши храмы, выскочив из-за черты оседлости с наганом в семнадцатом году, работая в разных других очень уважаемых местах — на радиостанциях, в законодательных собраниях, — продолжают дело своих дедушек и прадедушек».

Будем справедливы: едва ли Петра Толстого можно назвать именно антисемитом. Как истинно русский интернационалист-черносотенец он ненавидит всех нерусских примерно одинаково. Иной вопрос, что ненависть к евреям все еще считается в Европе предосудительной, а ненависть к другим нациям оценивается в диапазоне от простительной слабости до красивого старинного обычая.

Как Россию выгоняли из ПАСЕ и чем это кончилось

Здесь все было довольно просто. В конце января 2015 г. ПАСЕ приняла резолюцию, согласно которой российская делегация лишалась права голоса и права быть представленной в ее руководящих органах в связи с агрессией против Украины. Принятию резолюции предшествовал доклад депутата Стефана Шеннаха, в котором он предлагал не лишать Россию права голоса, но решение все же удалось продавить, несмотря на сильное сопротивление пророссийского лобби.

В ответ Россия применила самый простой способ давления — финансовый, перестав платить взносы. И летом 2019 г. ее вернули в ПАСЕ, обменяв абстрактные «европейские ценности» на конкретные 75 млн евро ежегодного взноса. А именно: в июне 2019 г. 118 голосами против 62 были внесены поправки в регламент, исключившие возможность лишать любую делегацию права голоса, и 30 сентября в Страсбурге вновь появились россияне.

Не то чтобы ПАСЕ не смогла бы прожить без российских взносов, но лучше иметь 75 млн, чем их не иметь, а никаких причин отказываться от них у европейцев не было. Член украинской делегации Алексей Гончаренко, взывающий к европейским принципам и ценностям, несомненно, великолепный оратор, и был бы очень убедителен, если бы Восточное Закерзонье не находилось за пределами европейской Ойкумены. Но оно лежит вне этих пределов, и него не распространяется европейская мораль. Оно лишь источник ресурсов, в частности, тех самых 75 млн.

Справедливости ради, надо заметить, что возврату России в ПАСЕ немало поспособствовали и граждане Украины, проголосовав за примиренческую программу Владимира Зеленского. В самом деле, какой смысл Европе ссориться из-за Украины с Россией, если сами украинские избиратели готовы смириться с существующим положением дел и голосуют за человека, обещающего «просто перестать стрелять»?

Украинская делегация пыталась протестовать и в знак протеста ушла из ПАСЕ на одну сессию, а затем вернулась. И то и другое, впрочем, было верным решением.

Сейчас, после долгого перерыва, украинская и российская делегации встретились в сессионном зале. Что, естественно, привело к их противостоянию. Но европейцам это противостояние не нужно, и они всячески пытаются смикшировать его. К тому же в руках у россиян остается важнейший инструмент — 75 млн ежегодного взноса, из-за которых их и вернули, плюс кэш и ценные подарки, которые они раздают в кулуарах. Никакой другой ценности Россия для ПАСЕ не представляет, но у Украины, увы, нет и таких рычагов воздействия. Ее самое мощное оружие — ораторский талант Алексея Гончаренко, остающийся гласом вопиющего в пустыне. Что, кстати, отлично видно, когда оператор в ходе его выступления показывает скучающие лица в зале.

Как развивались другие события в ходе выборов Толстого и после его избрания

В принципе все шло и идет совершенно предсказуемо, демонстрируя две вещи. Первое: Россию в ПАСЕ презирают и ей брезгуют. И на белом коне с первого тура Толстой в список вице-председателей не въехал. Второе: презрение и брезгливость европейцев преодолеваются деньгами, и деньги на это у России есть. На свое население их нет, и не надо, оно и так любит Путина, а на это есть. И россияне покупают и будут покупать нужные им решения ПАСЕ. Да, иной раз и поторговавшись, но в конечном итоге достигая полюбовного соглашения.

Так, помимо попытки не пропустить Толстого в вице-председатели ПАСЕ, была предпринята и попытка не утвердить полномочия российской делегации. Ее инициировали представители Литвы, Латвии и Украины: Эмануэлис Зингерис, Мария Голубева и уже упоминавшийся Алексей Гончаренко. Зингерис обвинил Москву в нарушении своих обязательств из-за действий в Украине и в Грузии.

Голубева указала на то, что российские депутаты, являющиеся делегатами ПАСЕ, избирались в том числе и голосами крымчан, а это является нарушением, поскольку российским Крым никто в Европе не признает. Кроме того, в составе делегации РФ в ПАСЕ есть лица, находящиеся под санкциями в связи с агрессией против Украины. А Гончаренко призвал обратить внимание на запущенный в России процесс изменения конституции, утверждающий примат российской конституции над международным законодательством. Смысл этого шага — выйти из правового поля ЕСПЧ, по крайней мере частично. Это весьма актуально для России в связи с большим числом исков к ней, касающихся Крыма и ситуации на Донбассе.

Как ответила российская делегация? Да очень просто — пригрозила в случае малейшего ограничения прав россиян немедленно покинуть сессию ПАСЕ и взносов не платить. Бинго! Полномочия делегации немедленно признали, а вопрос о примате российской конституции отправили в Венецианскую комиссию, которая вынесет решение никак не раньше марта, к тому же ее решения не носят обязательного характера. Формально все верно, но вопрос надежно загнан в бюрократический тупик, а ПАСЕ осталась при деньгах, и два примата: евроцентризма и российской конституции дружно пустились в пляс.

Что же до вопросов, поднятых Зингерисом и Голубевой, то их, как козырным тузом, побили проектом резолюции, подготовленным в мониторинговом комитете ПАСЕ, согласно которому «Россия показала прогресс в выполнении требований Парламентской Ассамблеи». Комитет же возглавляет голландец Тени Кокс, один из главных инициаторов возвращения российской делегации в ПАСЕ.

Еще в ПАСЕ начался сбор подписей под российской декларацией, которая «должна воспрепятствовать попыткам переписать историю». В документе говорится, что «правда о Второй мировой войне, отраженная в решениях Нюрнбергского трибунала», должна в обязательном порядке «быть изложена во всех учебниках истории для школ и университетов стран Совета Европы». Таким образом ПАСЕ втягивают и, вероятно, втянут в «войну за нашу Победу и наш Холокост», развязанную Кремлем.

Далее, 29 января в ПАСЕ 109 голосами за при 24 против был введен новый механизм наложения санкций на страны-члены, нарушающие уставные обязательства, усложняющий и растягивающий во времени эту процедуру. Впрочем, тут Россия выступила против, сочтя поправку недостаточно удобной для себя и требуя усложнить наложение санкций еще больше.

На этом фоне уже совершенным пустяком выглядит то, что россияне заставили ПАСЕ подстроиться под свой рабочий график вне Ассамблеи и перекроить повестку сессии в своих интересах. Депутаты все прекрасно проглотили, утвердив поправки в повестку 92 голосами за и 68 против. Как говорится, «любой каприз за ваши деньги».

Итоги

По мнению Алексея Гончаренко, «ПАСЕ превращается в комнатную собачку Путина». Это не так. Все гораздо хуже: Европа сдает России пространство восточнее линии Керзона. Это станет платой за экономически выгодный «диалог с Россией». Европа не желает вникать в то, что будет происходить на этом пространстве, если будет уверена, что ее эти события не затронут. На самом деле они ее, конечно, затронут, но Европа тешит себя слабостью России, как некогда тешила себя слабостью Германии эпохи Интербеллума, не принимая Гитлера всерьез. Рано или поздно она столкнется с неприятной реальностью и будет вынуждена как-то реагировать на нее. Но сейчас мы на какое-то время останемся наедине с Москвой.

Сергей Ильченко, политический обозреватель, для «Деловой Столицы»/p>


Поделиться статьей:

Подписаться на новости:




В тему: