Как Москва вязнет в своих «горячих точках»

20.05.2021 0 Редакция NS.Writer

Международная поддержка Украины, включая звонок Байдена в Кремль 13 апреля, и серия других действий показали Москве: новое вторжение не только не будет лёгким, но и поставит вопрос о закрытии проекта «Российская Федерация». Взаимный отзыв послов РФ и США это подтвердил и обозначил, что московская тактика — «Я — сумасшедший лётчик, иду на таран» уже никого не впечатляет. В результате «кремлёвские старцы» осознали, что с их стратегиями и тактиками надо что-то делать. Поэтому с 22 апреля по 9 мая взяли паузу для размышлений, из которой сейчас выходят как пьяница из запоя, пишет Сергей Климовский.

Началом выхода из неё можно считать теракт и взрыв в школе в Кабуле 9 мая, от которого погибли и получили ранения около 100 человек. «Талибан» категорично заявлял: это не его работа. Подозрения падали на ИГИЛ, созданный спецслужбами РФ. Москве ситуационно этот теракт выгоден тем, что позволяет затормозить вывод из Афганистана до 11 сентября войск США и других стран, чего давно и упорно добивался «Талибан».

Дата их ухода вполне логично приурочена к 20-ой годовщине серии терактов в США, ответственность за которые после двухдневной паузы взяли на себя афганская «Аль-Каида» и лично Усам бен Ладен. В результате США была вынуждена ввести войска в Афганистан для наказания террористов, объявивших им войну. Также предстояло прояснить вопрос, почему правительство талибов не препятствовало такой деятельности «Аль-Каиды», потратившей на подготовку этих терактов от 400 до 500 тыс. долларов, по подсчётам комиссии Конгресса США. Откуда «Аль-Каида» взяла эти деньги так и осталось неизвестно. Уже в 2001-2002 гг. было мнение, что «Аль-Каиде» в организации терактов существенно помогли спецслужбы РФ, но Белый дом последовательно блокировал его обсуждение.

Это не означает, что спецслужбы США не исследовали такую версию, но за 20 лет пока ни одна из администраций Белого дома не выносила её в информационное поле ни прямо, ни в виде «утечки». Не исключено, что политменеджмент США бережёт папки этих исследований до особо торжественного случая, и начнёт постепенно раскрывать их публике, подобно тому, как Обама начал дозировано снимать гриф секретности с архивов об НЛО.

Относительно даты торжественного случая, то стоить обратить внимание как минимум на три обстоятельства. Во-первых, на серию разоблачений хакерских и других атак РФ против США, волна которых неуклонно растёт с 2016 г., когда впервые заговорили о вмешательстве Москвы в американские выборы. Кремль делает всё мыслимое и немыслимое, чтобы давать всё новые материалы для таких разоблачений. Раскрытие причастности РФ к теракту «11/9» в такой ситуации станет лишь основательно засахаренной «вишенкой на торте», которая никак не влияет на вкус самого торта.

Второе обстоятельство, — оглашение Чехией данных об организации серии взрывов на её складах оружия в 2014 г. военной разведкой РФ. Оглашение произошло в день, когда Путин читал послание Федеральному собранию. Впрочем, спецслужбы РФ сами выбрали дату для оглашения чехами своих расследований.

Третье обстоятельство, — с 10 апреля историк Марк Солонин стал активно выдавать в русскоязычную часть Интернета порциями свой анализ уничтожения спецслужбами РФ в 2010 г. под Смоленском на военном аэродроме самолёта с президентом Польши и другими высокопоставленными лицами. Этот цикл лекций приурочен к одиннадцатилетней годовщине теракта, когда спецслужбам РФ не удалось ударить самолёт о землю, заманив на ложную посадочную полосу, и им пришлось запустить план «В» — подрыв на его борту контейнера со взрывчаткой типа «вакуумной бомбы». Польская комиссия Антония Мацеревича к выводу, что самолёт бы уничтожен намеренно, пришла давно. Однако, политический менеджмент Польши всё это время стоял перед проблемой: насколько реально привлечь Путина и «кремлёвских старцев» к ответственности. Шансов у поляков было не больше, чем у других стран в 2014 г. привлечь РФ за сбитый ею малазийский самолёт МН17.

Но время идёт, ситуация меняется, московский шкаф со скелетами настолько переполнен ими, что даже дверцы закрыть нельзя, и не удивлюсь, если администрация Байдена решится водрузить на многослойный пирог преступлений РФ «вишенку» расследований по теракту 11 сентября.

Это переполнение «шкафа» совершили современные хозяева Кремля. Поэтому вопрос о преступлениях коммунистов и Сталина вынесен в целом за скобки. Эту тему и вовсе бы не затрагивали, подобно теме преступлений царского режима, за которые царь Николай II и его команда расплатились сполна. Но поскольку «кремлёвские старцы» впали в агрессивный реваншизм и внедряют тезис о распаде СССР как «величайшей геополитической катастрофе», последствия которой надо срочно исправить, отдав им под власть территории экс-советских республик, то приходится реагировать и на это. Похоже, путинистам придётся отвечать ещё и за «художества» своих предшественников.

Путинисты об этом догадываются. Поэтому они запретили говорить не только о дружбе Сталина с Гитлером и их совместном вкладе в начало Второй мировой войны, но и вводят цензуру на все лекции по истории. Осталось лишь обозвать историю и просветительство чем-то вроде продажных девок Запада, как сталинисты называли генетику и кибернетику.

Но поскольку «Лучшая защита — это нападение», особенно когда непрерывно находишься в агрессивном состоянии, то «кремлёвские старцы» после паузы, возникшей в силу неудачи с репетицией нового вторжения в Украину, решили прибегнуть к стратегии создания многих точек напряжения, с возможностью в последствии вывести всю ситуация на другой уровень.

Это можно назвать также стратегией переключения внимания. В 2014 г. Москве удалось так переключить внимание со своего вторжения в Украину на ИГИЛ, который стал из Сирии наступать в Ирак. Тогда российская пропаганда мусолила тему обмена Украины на Сирию, а Лавров заявлял США, что без РФ им не одолеть ИГИЛ. С ИГИЛ справились без России, и вопреки России, но это потребовало времени и усилий.

Теперь Москва хочет повторить этот трюк в Афганистане. ИГИЛ, наконец, взял на себя ответственность за взрыв 16 мая в мечете Кабула, чего не сделал с терактом 9 мая. Теракт в мечете не в правилах ИГИЛ, и явно не добавляет ему симпатиков. В Москве это знают, но хотят разыграть карту афганского ИГИЛ не так сиюминутно, сколь с прицелом на дальнюю перспективу и многопланово.

ИГИЛ стал организацией малоперспективной, когда «Талибан» начал с США переговоры. В Афганистане ИГИЛ — это та часть талибов, которые намеревались вести войну с США до победного конца, беря деньги у Москвы. Скандал о том, что Москва де-факто скупала у них скальпы американцев, выявил интересный момент. Оказалось, что непримиримые, которые переименовали себя из талибов в ИГИЛ, очень умеренно рвутся воевать, а Москва не хочет оплачивать простой и вводит схему: нет скальпов, нет денег. Недостаток схемы в том, что заготовка скальпов солдат противника, это не раздача премий за шкурки сусликов и волков.

Со временем талибы разглядели в ИГИЛ опасных политических конкурентов, разговор с которыми должен быть коротким как выстрел. С другой стороны, большинство тех, кто подался в ИГИЛ, не хотели вступать в такой конфликт с «Талибаном» и совсем жечь мосты. Но именно к этому и вели их боевые вылазки, когда начались переговоры с США и стало ясно, что американцы готовы уйти, если талибы пообещают не устраивать резню после этого и менять власть посредством бюллетеней, а не автоматов. В таком контексте продолжение войны становилось бессмысленным и вредным. Вдобавок, ИГИЛ и «Талибан», столкнувшись с системой оплаты из РФ, ещё больше разочаровались в русских, и рассказали американцам о премиях за их убитых солдат.

В результате ИГИЛ, который начал было набирать массовость в 2018-2019 г. к 2020 г. выдохся и превратился в узкую группу агентов Москвы. Вашингтон опять переиграл Москву. Сейчас он даже ведёт переговоры с верным ей Рахмоном о том, что войска, уходящие из Афганистана, разместятся в Таджикистане и будут вместе с РФ гарантировать, что никакие джихадисты из Афганистана в него не вторгнутся. Американцы буду наблюдать за границей с вертолётов и спутников, а россияне обходить её с собаками. Если Рахмон согласится, то в глазах Москвы он может превратится из верного в неверного, а ценность для неё афганского ИГИЛ упадёт до нуля.

При таких раскладах можно отправлять ИГИЛ взрывать не только школы, но и мечети без боязни за его репутацию. Москве нужен именно такой ИГИЛ как угроза, позволяющая не только переключить внимание с манёвров возле границ Украины, но и демонстрирующая, что есть ещё кто-то гораздо хуже и опасней, чем Кремль. Это тот приём, к которому любят прибегать в Москве, утверждая, Сталин и коммунисты — это, разумеется, ужас, но Гитлер и нацисты — это ещё больший ужас, поэтому будьте снисходительными.

Кремль очень хочет воссоздать ситуацию 2014-2016 гг., когда всё внимание мира было сконцентрировано на ИГИЛ, и рубежа века, когда Москва навязывала себя Вашингтону в качестве партнёра для борьбы с исламским терроризмом. Не исключено, что в рамках такой модели появился 10 мая очень по теме «казанский стрелок» Ильназ Галявиев. В отличие от «керченского стрелка», которого российские СМИ сразу записали в секту «укронацистов», чем испортили всю операцию, Галявиева пока никуда не записывают. Но тема, что он не мог сам научиться так хорошо стрелять при плохом зрении и делать взрывчатку, и что надо искать наставников запущена. В Кремле учли прокол с «керченским стрелком» и не спешат. Тем более, что сами пока не знают, куда политически выгодней записать Галявиева — в ИГИЛ, в татарские националисты или в исламские террористы. Кремль ещё попытается через ИГИЛ разыграть схему плохого и хорошего ислама, подобно тому, как он давно и в разных вариантах разыграет схему: истинные христиане — это только члены РПЦ. Все остальные, католики, протестанты, а также и особенно ПЦУ — это раскольники и мерзость, ещё худшая, чем Ватикан.

Этот многоуровневый проект с ИГИЛ, запущенный Кремлём 9 мая, пока находится в тени конфликта «Хамас» с Израилем. Но запас ракет у «Хамас» не бесконечен, его сложно быстро пополнять и за 70 лет арабо-израильских войн к ним привыкло даже вечно обеспокоенное ООН. Тем более, что к 1980-ым они сошли на нет и остались только претензии палестинцев и Ирана к Израилю. Внимание на себя они берут, но не так, чтобы весь мир забыл об о всём. Не исключено, что нынешняя эскалация даст Москве совсем не те результаты, которых та от неё ожидала.

Поэтому Кремль вынужден думать о запасе новых «горячих точек», ставят уже не столько на их качество, как количество, чтобы Путину было о чём поговорить с Байденом, кроме как об Украине. Можно сказать, что Кремль после паузы объявил конкурс для своих «башен» на создание новых «горячих точек» и активацию старых. Одна из «башен» уже носится с идеей организации вторжения в Беларусь «зелёных человечков» без погон, набранных среди так называемого «Союза добровольцев Донбасса». В качестве прикрытия для этого проекта она запустила тему вторжения добровольцев из Польши с целью свержения Лукашенко. Этой «башне» очень хотелось, чтобы были не поляки, а украинцы, но для Кремля фраза «Мы ввели войска в Беларусь, чтобы её не захватила Украина», звучит унизительно. Поэтому сошлись на поляках. Есть проверенная временем примета, когда в Москве начинают говорить, что кто-то хочет захватить какую-то территорию, то это верный знак, что Кремль положил на неё глаз. Лукашенко, обеспокоенный такой заботой Москвы, на всякий случай огласил завещание, кто будет исполнять обязанности начальника всея Беларуси, если он умрёт.

В этом конкурсе неожиданно для Кремля приняло участие правительство Пашиняна, хотя его не приглашали. Неприятным сюрпризом для Москвы стало то, что в Ереване тоже умеют имитировать «горячие точки» и раздувать их до уровня обращения в ОДКБ с просьбой дать войск для защиты Армении от агрессии Азербайджана. Нынешний шум о том, что войска Азербайджана якобы вторглись в Армению в районе Сюнике, не только изрядно напряг Кремль и МИД РФ, но и показал, что Путин крупно проигрывает Пашиняну. В результате Москва сама запуталась, кого — Армению или Азербайджан, она поддерживает на Кавказе. Ей впору взять в лизинг слово «многовекторность», сочинённое в 1990-ые для Кучмы, который, как тогда шутили, работал президентом Украины в администрации Медведчука. В ситуации, когда пресловутые «горячие точки» всё больше окружают Москву, это будет вполне уместно.


Поделиться статьей:

Подписаться на новости:




В тему: