Как Лукашенко признал Украину Европой

01.12.2020 0 Редакция NS.Writer

Современные диктаторы не боятся вызвать смех. Им уже не до красивых поз перед мировым зрительным залом, а перед коллегами и подельниками стесняться нечего, там все свои, они поймут.

| Newssky.com.ua

Об этом пишет Сергей Ильченко для «ДС».

Александр Лукашенко внезапно признал Украину Европой — мол, Киев оказывает существенное влияние на политику ЕС с тем, чтобы усилиями всего Евросоюза обрушить белорусскую экономику. В качестве доказательства Лукашенко привел разговор главы МИД Украины Дмитрия Кулебы с немецким коллегой Хайко Маасом, предоставленный ему белорусским КГБ, в ходе которого Кулеба, якобы, заявил: «Мы теряем наши возможности, не предпринимая решительных мер. Евросоюзу следует ввести серьезные санкции против Беларуси, чтобы парализовать деятельность государства, бизнеса и производств».

Сам Кулеба отрицает приписываемое ему Лукашенко заявление. В своем твиттере он написал, что не только не говорил ничего подобного, но и принципиально против того, чтобы душить Беларусь, ее бизнес и производство: «Я наоборот за то, чтобы дать Беларуси дышать свободно».

Беларусь и оккупанты

Не только Украина, но и Польша, злоумышляет против Белоруссии. Лукашенко постоянно напоминает, что и Варшава предприняла множество шагов для поддержки беларусской оппозиции: материально и морально помогала ей через польские и польско-американские программы солидарности с жертвами режима Лукашенко; приглашала к себе беларусских студентов, которых отчислили за участие в протестах — или даже не отчислили, а просто им стало опасно находиться в их стране; упростила правила пересечения границы для беларусов, поддерживает независимые беларусские СМИ и НПО. Лукашенко «цитировал» и некий разговор, в ходе которого неназванный им представитель Польши заявлял: «Режим Лукашенко еще слишком сплочен, армия и КГБ поддерживают его, а рабочие вообще не поддерживают никакой революции. Сейчас мы должны ждать и следовать развитию событий».

Разговор этот, по утверждению Лукашенко, состоялся 31 августа, когда польское правительство пришло к выводу, что изменить ситуацию в Беларуси военным (!) вмешательством пока (!) не удастся — иными словами, такой вариант, якобы, рассматривался. Этот разговор с неизвестным польским участником также был предоставлен в распоряжение белорусского диктатора сказочниками из белорусского КГБ.

Тут надо сделать важное замечание. Лукашенко — диктатор советской Белоруссии. Попросту говоря, он диктатор БССР, но в настоящее время БССР, управляемая им, добилась несколько большей независимости от Москвы, чем это положено по рангу «союзной республике». И потому отношения Москвы и Минска всегда сводились к взаимным маневрам, в ходе которых Москва стремилась и стремится вернуть БССР в состав возрождаемого СССР, урезав полномочия Лукашенко до республиканского уровня, а Лукашенко — сохранить за собой максимум полномочий. Лукашенко опирается при этом на белорусских силовиков и белорусские спецслужбы. Он финансирует их за счет белорусской советской экономики, прочно привязанной к Москве. Все люфты этой привязанности, которыми, собственно, и исчерпывается белорусская независимость — не более, чем просто люфты, разболтанность системы. Концептуально никакой белорусской независимости нет и никогда не было, а были только маневры хитрого республиканского функционера, умело использовавшего слабости Центра.

Сейчас Центр, по-прежнему находящийся в Москве, решил затянуть гайки, но менять проверенного кадра при этом не хочет, да, собственно, и не на кого — такого редкостного сукиного сына, жуликоватого, конечно, но, по сути, своего в доску, так просто, в короткие сроки, не вырастить. То есть, об отстранении Лукашенко нет и речи, и это уже очевидно. Его всего лишь хотят призвать к порядку, вернув в рамки БССР. То есть, восстановив Белоруссию в составе нео-Союза в ее почти прежнем, неосоветском виде.

А Беларусь, которая противостоит Лукашенко — это никаким боком не Белоруссия в смысле БССР. Это принципиально иное государственное образование. Формально провозглашенное при распаде СССР, но затем оккупированное в результате тихого переворота, приведшего Лукашенко к власти. И сейчас беларусы восстали против оккупации. Да, это восстание скверно организовано, с негодными и слабыми лидерами, так и не разобравшимися в принадлежности Крыма, норовящими повернуть назад, в Белоруссию, ограничившись заменой одного только Лукашенко — но именно на его замену Москва идти не хочет и не пойдет. Да, это восстание все еще не поддержано большинством населения, которому пока не удалось осознать себя гражданами. Но, тем не менее, у него уже есть высокий процент поддержки граждан Беларуси. И оно очень и очень назрело, судя по тому, как долго не стихает, несмотря на бездарную организацию и отсутствие решительных руководителей.

Неумело, нерешительно, с большими потерями, но восставшая Беларусь не сдается и упорно сражается против советско-белорусских оккупантов. Иными словами, Беларусь — и ее экономика, конституция, граждане, идеи, и Белоруссия — и ее силовики, спецслужбы, диктатор Лукашенко с семейством, его подданные, а также экономика Белоруссии, которая финансирует его диктатуру — это совершенно разные явления. В чем-то пересекающиеся, и даже взаимопроникающие, но концептуально разные и при этом несовместимые. Победит либо Беларусь, либо Белоруссия. Так что душить Белоруссию и помогать Беларуси, или наоборот — это нормально. Более того, одно предполагает другое. Москва, как уже было сказано, поддерживает Белоруссию. Европа — Беларусь. И Украина поддерживает Беларусь. А значит, признание Украины — Европой в данной ситуации справедливо и закономерно. И здесь КГБ Белоруссии своего патрона совершенно верно проинформировал: сказка, как известно, — ложь, да в ней намек.

Почему диктатор не боится быть смешным

Остается, правда, вопрос о реальной осведомленности Лукашенко относительно закрытых переговоров европейских политиков и чиновников высокого ранга (включая, конечно, и украинских, коль скоро Украина — это Европа). Здесь уже все выглядит не так хорошо. «Перехваченный разговор» неких «Ника» и «Майка», находящихся в Берлине и Варшаве (наверное, «Майк» — это тот, кто чуть раньше похвалил режим Лукашенко за сплоченность?), в котором собеседники рассказывали о фабрикации дела Навального — с ведома Меркель, разумеется — вызвал скептические комментарии даже в прокремлевских СМИ. Но я бы не стал недооценивать потенциал таких фальшивок.

В конце концов, все ведь зависит от фона восприятия. Обитатели СССР, включая и БССР (и УССР, к слову, тоже) и сегодня вполне серьезно воспринимают «план Даллеса», сляпанный из фрагментов романов-агиток Дольд-Михайлика «У чёрных рыцарей» и Иванова «Вечный зов». Нет никаких сомнений в том, что они с такой же легкостью воспримут не только благообразных «Ника» и «Майкла», но даже «Чука» и «Гека» или «Бима» и «Бома», если «записи» их диалогов будут поданы как результат героической работы советских белорусских разведчиков, проникших в самое логово очередных черных рыцарей. Именно на эту аудиторию и рассчитаны такие вбросы, а мнение остального мира диктаторам безразлично. Современные диктаторы — народ не гордый. Им бы день простоять, превратив его в ночь, да ночь продержаться. И следующий день простоять. И еще ночь. Порой эти циклы дней, превращенных в ночи, и просто ночей затягиваются на десятилетия. Сам Лукашенко, будучи вполне себе советским изделием, в такие диалоги тоже легко поверит, раздав их сочинителям ордена и звания, и весь людоедский механизм советской Белоруссии, будет исправно крутиться, перемалывая тысячи жизней, поколение за поколением. Смеяться над ним хорошо, только находясь по ту сторону границы. В оккупированной же Беларуси такой смех всегда получается немного вымученным.

Почему быть Европой так важно

И, наконец, еще одно важное замечание. Современные диктаторы — очень сплоченные ребята. Они понимают, что их популяция сокращается, и плотнее смыкают ряды, буквально «от Кореи до Карелии», как поется в известной песне. Точнее, от КНДР до Беларуси, хотя и Карелия, оккупированная СССР в 1940, и превращенная в полулагерь-полупомойку, тоже не радует. И вот эту сплоченность действительно нужно душить, противопоставляя ей сплоченность европейскую.

Приведу конкретный пример. Когда конвоиры КГБ ПМР возили меня на допросы, я каждый раз любопытствовал — а кто производитель надетых на меня наручников? И неизменно находил на них клеймо «сделано в Белоруссии». Теперь смотрим на карту: вот Беларусь, где советско-белорусские оккупанты производят наручники, спецсредства и прочие нужные вещи для успешной борьбы за вечную ночь — и вот Приднестровье. Между ними — Украина. Как могли попасть в Приднестровье белорусские специзделия? Путей только два: либо через Украину, либо самолетом, через кишиневский аэропорт. Именно поэтому так важно, чтобы Украина и Молдова были Европой. И не только в воображении перепуганного Лукашенко.


Поделиться статьей:

Подписаться на новости:




В тему: