Как Кремль использует беженцев с радикальными настроениями

30.10.2020 0 Редакция NS.Writer

Российская Федерация точно так же, как и Советский Союз использовала фактор эмигрантов и беженцев для отправки в страны Запада своих агентов.

| Newssky.com.ua

Об этом пишет военно-политический обозреватель Александр Коваленко.

Вчера, 29 октября, в спокойной французской Ницце был совершён жуткий акт насилия, на религиозной почве. Но буквально за две недели до этого шокирующего события, имело место аналогичное, но в пригороде Парижа.

Мало кто обратил внимание, но эти убийства во Франции произошли под аккомпанемент масштабной информационный компании среди российских пропагандистских медиа о том, что в Нагорном Карабахе мусульмане азербайджанцы уничтожают армян христиан и разрушают святыни, церкви и т.д.

Фактически, убийства во Франции, совершённые мусульманами, произошли именно тогда, когда российской пропаганде очень нужен был религиозный контекст освещения конфликта в Нагорном Карабахе, а Франция, при этом, является латентной сторонницей Армении и открытым геополитическим противником Турции.

И немаловажным аспектом в этой череде жутких преступлений было то, что первое из них совершил выходец из России, уроженец Москвы, в 2008 году переехавший с родителями во Францию.

Вчера, в материале «Резня в Ницце: знакомые шаблоны и новые перспективы» я поднял тему, которая многим показалась не то, чтобы незнакомой, а даже абсурдной. Ведь говорил я о том, как в Европе сформировалась сеть спящих террористических ячеек, из числа бывших выходцев из СССР и РФ, находящихся под контролем российских спецслужб.

Тогда, возмущённые оппоненты мне апеллировали, что 18-летний молодой человек не мог быть завербован российскими спецслужбами и стать слепым орудием, после соответствующей психологической обработки, поскольку покинул он Россию ещё в 6-летнем возрасте, а, следовательно, эта версия рушится как карточный домик. Увы, но такое утверждение лишний раз демонстрирует то, что не смотря на довольно большой пласт открытой информации, многие продолжают блуждать в темноте заблуждений.

Что же, проясним ситуацию с тем, как СССР, а затем Российская Федерация десятилетиями формировала свою агентурную сеть и проводила вербовку по всему миру благодаря «своим» беженцам.

Западное сообщество всегда было более уязвимым по сравнению с советской гражданской формацией, по отношению к прибывающим «страждущим», беженцам и жертвам режима. Гипертрофированный гуманизм, являющийся одной из основных ценностей демократического западного общества стал именно той лазейкой, благодаря которой в период СССР советская разведка, а позже и Российская Федерация, направляли в Европу и США тысячи своих агентов.

В период СССР это была в основном бегущая от тоталитарного режима интеллигенция, ученые, артисты и просто несогласные с политическим строем, а в период РФ это помимо волны эмигрантов бегущих из нищей страны, были ещё беженцы из горячих точек — в первую очередь из Чечни.

Вместе с тысячами бегущих от войны чеченцев в Европу попало немало людей, которые представляли собой инструмент влияния, будь то организаторами, либо исполнителями в рамках деятельности той или иной агентурной сети, ячейки.

Когда же чеченские войны завершились, в потоке из России на Запад стало всё больше появляться бегущих от преследования режима Кадырова «оппозиционеров», с соответствующей легендой гонимого либерала, либо студенты, едущие на учёбу на Запад.

Самым ярким примером студенческой агентуры является Мария Бутина, проживавшая в США по студенческой визе и обучавшаяся в Американском университете, где преподавал Антон Федяшин, российский эмигрант, у которого, как оказалось, ни одно поколение имеет отношение к советской разведке.

Что же до беженцев, то невозможно не вспомнить про чеченца Ахмеда Чатаева, получившего в 2003 году статус беженца в Австрии, а после ставшего одним из основных вербовщиков боевиков для ИГИЛ и непосредственным организатором теракта в Стамбульском аэропорту в июне 2016 года.

И тут хотелось бы отметить один очень важный момент. В интернациональном составе ИГИЛ группа россиян была второй по численности. Более того, уезжавшие в Сирию из Дагестана боевики ИГИЛ оформляли медицинские страховки в дагестанском Фонде обязательного медицинского страхования (ФОМС). При этом страховки, льготы, бесплатные лекарства и прочие выплаты выплачивались по линии ФОМС, то есть из бюджета РФ.

И вот тут мы подходим непосредственно к вопросу о том, как молодой человек, который покинул Россию в 6-лентнем возрасте, мог стать элементом террористической спецоперации.

По сути, отправляемые из России агенты, не являются мясом на убой, это люди на которых ложится груз организационных вопросов. Они создают ячейку, курируют её, распределяют финансирование и вербуют, в том числе и необходимое, бездумное мясо на убой.

Чеченские анклавы в Европе, как и многие другие, не ассимилировались до конца в европейском обществе, если не сказать больше — живут, словно внутри своего необитаемого острова. Круг общения, субкультура и влияние, в том числе мировоззренческое, происходит в основном в границах анклава. И не важно, в каком возрасте будущий убийца-террорист покинул Россию, или вообще родился уже за её пределами — важно то, что он находится в среде, где в разы упрощается его как вербовка смотрящими за ячейкой, так и психологическая обработка.

Объясню вам на примере ещё одного вида вербовки российских спецслужб в Европе — через спортивные секции.

Не так давно немецкое издание Bild публиковало на своих страницах выдержки из книги «Тайная война Путина», авторства Бориса Райтшустера, немецкого журналиста признанного эксперта в вопросах влияния России в Германии и Европе в целом. В этих публикациях говорилось о том, что элитные боевые спецподразделения Кремля, уже давно размещены в странах ЕС и готовы в любой момент выполнять распоряжения Москвы.

Борис Райтшустер, исследовавший особо внимательно тему бойцовских клубов в Европе, отмечал, что подавляющее большинство членов популярной российской сети «Система», в том числе основанной эмигрантами из России, будучи просто обычными энтузиастами, активно используются разведслужбами России для вербовки агентов из наиболее радикальной прослойки. По его оценкам, под контролем спецслужб РФ только в Германии имеется от 250 до 300 боевиков. Ещё раз — это данные только по Германии.

Аналогичные клубы существуют по всей Европе и появление в ходе тех или иных протестных явлений в толпе крепких, молодых парней, перемещающихся не так как все и действующих куда более слаженно, заставляет задаваться вопросами об их истинном назначении.

Но, при этом, данный пример так же ярко демонстрирует то, как проходит вербовка боевых единиц, которые используются по назначению в случае необходимости.

И в равной степени, что религиозные фанатики, что этнические группы, что крепкие радикально настроенные молодые люди, находящиеся в поле влияния одной и той же силовой структуры, выполняют свои функции именно тогда, когда нужно их кукловодам. На то они и существуют.

Поделиться статьей: