Как Азербайджан противостоит кремлевской пропаганде

13.10.2020 0 Редакция NS.Writer

Две недели нового витка конфронтации в Нагорном Карабахе, очевидно, являющегося полноценной освободительной операцией, представил очень яркий срез информирования о событиях на фронте от противостоящих сторон.

| Newssky.com.ua

Об этом пишет военно-политический обозреватель Александр Коваленко для Информационного сопротивления.

Многие наблюдатели за событиями в Нагорном Карабахе сетуют, что азербайджанские официальные лица и силовые структуры представляют, наряду с большим количеством видеоматериалов уничтожения вражеской техники и личного состава подразделений противника, крайне скудные фото и видео с освобожденных городов, сел и занятых высот. В свою очередь, армянские пропагандистские СМИ и политики регулярно данное обстоятельство используют в свою пользу, комментируя каждое новое сообщение об освобождении того или иного населенного пункта: «Освободили? Ну, так покажите видео из него! Подавайте фотоколлаж!».

Именно на этой почве возникли серьезные пропагандистские инсинуации в отношении Суговушана (Мадагиза) и Гадрута, которые были объявлены азербайджанской стороной освобожденными, но армянские и российские пропагандисты до последнего опровергали данный факт. Особенно битва словоблудов разразилась вокруг Гадрута.

Между тем, факт остается фактом. Каждый населенный пункт, село или город, которые были объявлены освобожденными азербайджанской стороной, на деле таковыми и оказались. При этом, отмечается довольно интересный алгоритм преподношения информации. Разного рода инсайды с передовой поступают постоянно, и сейчас даже известно об освобождении ряда населенных пунктов, но озвучивается данный факт, в среднем, через двое суток и более. То есть, объект освобождается, а 2-3 дня спустя об этом официально объявляет президент Азербайджана Ильхам Алиев, в ходе своего очередного обращения к народу.

Почему так? Да потому, что такая тактика гарантирует на следующие 48 часов в районе данного населенного пункта продвижение азербайджанских войск по линии фронта и не возникнет ситуация, когда н.п. объявлен освобожденным, а в результате позиционных боев, его через два часа отбил противник. То есть — гарантированная констатация освобождения объекта.

Но если с этим подходом к освещению конфликта азербайджанской стороной все понятно, то что касательно скудности фото и видеофактажа освобождения населенных пунктов? И тут для понимания ситуации вспоминается 2014 год. ВСУ, а также украинские добровольческие батальоны, разворачивают наступление на оккупационные силы на Донбассе и освобождают одно село за другим в рамках АТО. И мы получали большое количество фото и видео подтверждений не только боевой операции, но и быта бойцов в освобожденных населенных пунктах… Их получали вместе с нами и наши враги. А потом, через несколько минут после публикации в Facebook или Instagram этого фото или видео, данную позицию накрывал артиллерийский огонь врага.

Не скоро наши военные стали предпринимать достаточно жесткие меры по недопущению публикации таких данных в отрытом доступе. Азербайджанские же военные, как и власти республики, по отношению к интернету, который в первые дни операции был полностью отключен, предприняли максимальные меры по недопущению попадания в открытый доступ данных, которые могут хоть как-то раскрыть позиции, численность и оснащенность подразделений, участвующих в боевых действиях.

Таким образом, из азербайджанского опыта операции в Нагорном Карабахе можно сделать вывод — Баку взял на вооружение максимальную скрытность, закрытость от внешних воздействий и при этом, освещение успехов через первое лицо государства, при учете полной гарантии правдивости озвучиваемой информации.

Такая тактика предусмотрительно была избрана, во многом, и по той причине, что в ходе карабахского конфликта Азербайджану на информационном фронте приходится противостоять не только против армянской пропагандистской машине, но и российской, непомерно превосходящей потенциал Баку. И как мы можем видеть, эта тактика приносит свои результаты: собаки лают — караван идет.