Гэбовирус. Почему из Крыма разбегается население?

01.09.2020 0 Редакция NS.Writer

Как крымская медицина превратилась в инструмент геноцида.

До оккупации в Крыму был достаточно хороший уровень медицины. В регионе были сотни учреждений, действительно восстанавливающих здоровье, а не вовлекающих людей в бесконечную трату денег на бесконечное лечение. Под пропаганду о «чудесной российской страховой медицине и бесплатном здравоохранении как в СССР» в Крыму относительно неожиданно (даже) быстро начался откровенный мор местного населения.

Свежие могилы на реке на закрытом алуштинском городском кладбище

«Количество работников сферы здравоохранения в 2014 году составляло 44 тыс. 773 человека, из них медицинских работников — 34 тыс. 451 человек. В настоящий момент в здравоохранении работает 42 тыс. 758 человек. Из них медицинский персонал составляет 32 466 человек. При этом отрасли не хватает 598 врачей и 1483 специалиста из числа среднего медицинского персонала», — в ходе расширенного заседания коллегии т.н. «республиканского Министерства здравоохранения» заявил т.н. «глава Крыма» Аксёнов осенью 2019 года. При этом оккупанты опубликовали свою официальную статистику о том, что население временно оккупированного Крыма за этот период выросло с 1,97 млн до 2,35 млн человек. Эти цифры не отражают весь ужас ситуации и являются присущей РФ маскировкой реальной сути проблемы.

Ложь — одна из главных скреп «русского мира»

В 2014 году Кремлю надо было любой ценой создать у крымчан общественное мнение, что жизнь в оккупации выше качеством, чем была в Украине. Для этого всем медицинским работникам стали платить зарплаты по российским тарифам. Лето и осень 2014 года в Крыму распродавались запасы украинских качественных продуктов по украинским ценам, из-за чего у населения, в том числе медиков появилось ощущение, что при России они на зарплату могут себе позволить больше.

Для обеспечения лояльности высшего руководства медицинской отрасли главврачам и менеджменту назначили зарплаты 150-300 тыс. руб. Практикующим врачам на местах начисляли сдельно-премиальную оплату, в результате много работающий хирург мог получить 45-50 тыс. руб. зарплаты в месяц.

Для видимости несколько сотен больных крымчан отправили на бесплатные серьезные операции в московские клиники и с большой помпой осветили это в СМИ. Параллельно крымчан массово заставляли оформлять «полисы страхования» в мошеннической фирме «Крыммедстрах». Под угрозой, что без полиса не разрешат работать на официальных работах и пользоваться у оккупантов услугами социальной сферы.

Сначала это работало по плану, потому что у жителей Крыма и Донбасса с начала 90-х годов российская пропаганда культивировала ностальгию по СССР и дрессировала их в идеологических рабов «русского мира». Плюс склонность носителей «совковой идеологии» к халяве. Однако, потом…

Правда пробивается наружу

В 2014 году россияне обещали крымчанам выполнить все их капризы. В 2015 году крымчане начали робко, но последовательно спрашивать у оккупантов о причинах падения уровня медицины после краткого, в стиле «потемкинских деревень» всплеска. И о том, почему, вопреки обещаниям, не возвращены здравоохранению украденные еще донецкой мафией корпуса больниц и поликлиник в поселках Большой Ялты: в Алупке и Кореизе. Почему разрекламированная РФ санитарная авиация не доставляет в симферопольскую реанимацию многочисленных жертв ДТП трассы Керчь-Симферополь? Что приводило к смертям тех, кого можно было еще спасти? Стали думать, почему жена т.н. «мэра Ялты» Ростенко ездит рожать в элитную клинику Киева, если по официальной позиции «Украина — это враг, а российская медицина в Крыму на высочайшем уровне».

Исчезновение дешевых и качественных украинских продуктов вместе с падением курса рубля к доллару уже в 2015 году снизили покупательную способность живущих на зарплату крымских медиков до уровня хуже, чем был при Украине. Медики стали уходить из государственных больниц в частные, которые переживали расцвет и, пользуясь спросом, «ломили» высокие цены на услуги.

Тем более, из-за развязанной Россией войны на Донбассе в Крым приехали зомбированные пропагандой сотни тысяч беженцев с Востока Украины. В государственных больницах их либо не обслуживали, либо предлагали ждать приема доктора в общей очереди по несколько месяцев. Эта социальная группа массово ломанулась в частные больницы, где можно было получить помощь, не обладая всем набором требуемых оккупантами для нахождения в Крыму документов.

Так выглядел инкубационный период путиновируса КГБ/ФСБ-2014 который, как Лангольеры из одноименной повести Стивена Кинга уничтожил крымскую медицину.

Отрицательный отбор

Смысл путиновируса КГБ/ФСБ-2014 — выполнить отрицательный отбор и попытаться остановиться время и пространство в качестве замершей питательной среды для ордена НеоКГБ. Выполненный российскими оккупантами демонтаж общедоступных здравоохранения и образования в Крыму служит этой цели.

Одной из первых обнажилась правда о «страховой медицине» — получить по полисам качественное лечение в Крыму со второй половины 2015-ого — 2016 годов стало невозможно. Потому что «Крыммедстрах» стал требовать от врачей по максимуму экономить на лечении больных и угрожал за попытки оказания дорогих процедур с хорошими препаратами «уголовными делами за растрату». Так как зарплата многих медиков стала напрямую зависеть от отчислений из страховой компании и взаимоотношений с её руководством, доктора стали нарушать клятву Гиппократа и отказались мешать медицинским чиновникам в воровстве.

Маски были полностью сняты и большинству стало понятно, что РФ — это не социальное государство и не «хороший СССР 2.0» после того, как во временно оккупированном Крыму была запущена «оптимизация здравоохранения». Больницы в городах и поселках стали массово закрываться. Отнятые у поликлиник земли и старинные здания были по мутным схемам отданы во владение криминалитету и представителям «чиновничьей корпорации» под строительство вилл и техногенно опасных высоток. Где-то это стало подтверждением мнения о том, что Крым был «слит» россиянам — как в Алупке, где при оккупации «разрывать» городскую больницу продолжил альянс криминала из окружения экс-президента Украины Кучмы с фсбшной крымской группировкой «Сейлем».

Сильные врачи ушли в частную медицину, оставшимся в государственных лечебницам медикам стали платить мизерные зарплаты.

Например в Гурзуфе месячная зарплата санитарки стала составлять 50 долл., а в Алупке месячная зарплата работающего почти без выходных на две ставки хирурга опустилась до 380 долл.

То есть, коренное население Крыма лишилось общедоступной медицины. Ведь кто может себе позволить во временно оккупированном Крыму дорогую частную медицину? Это чиновники, силовики, аффилированные с ФСБ, МВД и криминалитетом бизнесмены, живущие с откатов за «государственные подряды». Это массово перевезенные Путиным в Крым «ватные» пенсионеры ВС РФ, МВД и ФСБ, которые на свои опричнические пенсии могут лечиться в частных клиниках.

Геноцид и развитие путиновируса в Крыма стали еще и средством заработка для связанного с т.н. «главой Крыма» Аксеновым криминалитета. На базе бывших государственных медучреждений в Симферополе стали открываться частные клиники. И использоваться для обнала наворованного в украинском правовом поле. Как в случае с симферопольской клиникой «Авиценна», учредители которой для преступных экономических проводок по молдавским паспортам открыли в Киеве медцентр «Просто» при полном попустительство украинских правоохранителей.

Эта стадия развития путиновируса в Крыму полностью служила цели сжить со свету заставшее украинскую свободу население и заселить Крым недалекими, идеологически «правильными» колонизаторами.

И это при том, что потребность в качественной медицинской помощи в Крыму в оккупации выросла. Ведь полуостров с конца 2014 года наводнили некачественными российскими продуктами питания, употребление которых вызвало рост сердечно-сосудистых и онкологических заболеваний. Жители полуострова столкнулись с большими социальными потрясениями, что на уровне психосоматики запустило развитие нарушений здоровья у сотен тысяч крымчан.

Развал инфраструктуры, ухудшение экологической обстановки и рост уровня стресса от российской действительности привели к еще большему росту онкологических заболеваний. Но чтобы «лишние люди» быстрее умирали в Крыму сократили количество онкологов, а в Ялте вообще убрали врача-онколога, после того как тот возмутился совсем уж маразматической даже по российским меркам ситуацией в здравоохранении Южного берега Крыма.

Разрушение сети общедоступных больниц и поликлиник, существовавших в Крыму до оккупации, привели к росту социального напряжения. Среди лишенных доступа к медицине рядовых крымчан начали происходить трагедии. Например, мучающийся жуткими болями и проигнорированный докторами ялтинской поликлиники пенсионер из Фороса в мае 2018 года выбросился из окна этой же поликлиники и разбился насмерть после очередного отказа в оказании медицинской помощи.

В этом здании было детское отделение алупкинской больницы. Теперь, наверное, там будет чья-то вилла

В ответ на трагедию т.н. «крымские власти» превзошли сами себя, открыв летом 2018 года в Форосе фейковый пункт скорой помощи. Т.н. «мэр Ялты», ставленник ФСО РФ Челпанов торжественно перерезал ленточки на объекте, а на следующий оттуда исчезли все признаки существования медицинского объекта. И это в ситуации, когда на Большую Ялту, население которой летом увеличивается со 150 тыс. до 1-2 млн. людей в 2018 году работало 6 (!) бригад скорой помощи. На Большую Алушту вообще 2.

На этом фоне крымчан уже не удивляет сброс трупных ядов с кладбищ прямо в море у пляжа ныне жестко милитаризованного детского центра Артек в Гурзуфе и на общегородской пляж Алушты.

Из-за всего этого в Крыму регулярно происходят вспышки отравлений и инфекционных заболеваний — потому что из-за пришедшей в негодность канализации фекалии сбрасываются теперь прямо в море, на пляжи курортных городов. Лечится все это в оставшихся после «оптимизации» полуразрушенных больницах.

Объективной статистики, отражающей реальное количество смертей и их настоящие причины, оккупанты в Крыму, конечно же, не ведут. А реальных цифр для внутреннего пользования по этой проблеме нет и у самих оккупантов, потому что многие столкнувшиеся с ней крымчане не смогли преодолеть многомесячные очереди в оставшиеся больницы.

Прощайте, здоровье и будущее?

Актуальная и далеко за пределами Украины правда — современная медицина это многотрилионный бизнес. Которому не выгодны полностью здоровые пациенты. Ему нужны вялотекуще больные пациенты, регулярно приносящие свои деньги в больницы. Украинский Крым с этой точки зрения был уникальнейшим местом. Его климат и природа позволяли людям заниматься профилактикой своего здоровья, улучшать свое состояние, естественным путем восстанавливать здоровье даже от тяжелых нарушений.

В Крыму до оккупации работало несколько сотен здравниц, где жители Украины и зарубежья ежегодно по доступной цене восстанавливали здоровье. Все это РФ уничтожила в первую очередь. Здравницы были «национализированы», обанкрочены, проданы за откаты по заниженным ценам криминалитету и бизнесу из окружения т.н. «главы Крыма» Аксенова и возжелавшим кусочек награбленного близким Путина. На территории украденных у Украины санаториев россияне стали строить виллы и техногенно опасные высотки. По примеру кума Путина Медведчука, который еще до оккупации построил себе виллу в Симеизе на отнятой у предназначенного для лечения костного туберкулеза детского санатория им. Баранова земле, для чего предварительно уничтожил детскую здравницу.

Еще Крым стал полигоном для отмывания миллиардов на медицине и строительства центров «для элиты» на отнятые у плебса налоги. С помпой в Севастополе, Симферополе и Ялте были построены из нечистот и палок медицинские центры федерального подчинения. Которые используются для лечения в Крыму представителей «элитных сословий», боевых клеток путиновируса. И в которые не пускают рядовых крымчан, которые вопреки стараниям оккупантов еще не вымерли.

Так к осени 2020 года Крым стал регионом с уничтоженной путиновирусом медициной. Что-то было добито и разворовано, когда весной 2020 путиновирус заключил союз с короновирусом и крымчан загнали по норам, чтобы не мешали доворовывать последнее.

Летом 2020 года выяснилось, что оккупанты под шумок украли строения и землю у детской больницы и женской консультации в Ялте. С целью застроить дорогостоящие видовые участки высотками. Потому что дети, деторождение и женское здоровье оккупантам на текущей стадии путиновируса в Крыму уже не нужны. Отвлекая внимания крымчан тоннами лжи, т.н. «власти Ялты и Крыма» уже запланировали, что на 150 тысячный регион из всей медицины будет работать один фельдшерско-акушерский пункт за пределами объездной дороги. Подобная «оптимизация» в атмосфере тайны происходит и в других регионах временно оккупированного Крыма.

Но даже из этой тяжелой ситуации у Крыма есть выход. Ведь настроенные на уничтожение среды вирусы не имеют в самой сути своей будущего. Они уходят, сожрав всю реальность вокруг себя, либо вытесняются оздоровлением организма. Крымчане стали понимать, что изгнание оккупантов и их людоедской модели это для них вопрос шанса на будущее. Поэтому в Украине уже сегодня нужно трудиться на эффективной концепцией восстановления медицины и социальной сферы Крыма.

«Гайворонский»Евгений Гайворонский

Ялта-Киев


Поделиться статьей:

Подписаться на новости:




В тему: