Газотрубная стратегия Кремля упёрлась в Крым и Донбасс

16.09.2021 0 Редакция NS.Writer

В Кремле убеждены, что выбрали очень удачную стратегию реагирования на требование США и Германии начать до 1 сентября переговоры с Украиной о транзите газа после 2024 г., содержащееся в их совместном «Заявлении» от 21 июля. Но в действиях Кремля уже видно частичное разочарование в ней, и оно будут возрастать, пишет Сергей Климовский.

Смысл этой их стратегии был в том, чтобы привязать переговоры с Украиной о транзите газа к легализации «Северного потока-2». Поэтому Кремль не начал переговоры о транзите до 1 сентября, как рекомендовалось в «Заявлении», а стал оттягивать их до окончания укладки первой нитки «СП-2», завершить которую планировал к 1 октября.

Но в Кремле не рискнули лезть на рожон и решили отреагировать на «Заявление» не в стиле Захаровой, а примиренчески, поскольку надвигался саммит «Крымской платформы» и было не ясно, каких неприятностей от него ждать. По этим причинам Путин 20 августа изрёк, что РФ готова пользоваться газотранспортной системой Украины и после 2024 г., но пусть ЕС озвучит объёмы закупок газа. Это называется переложить с больной головы на здоровую.

В ЕС на слова Путина никак не отреагировали, поскольку правильно сочли такой формат разговора бессмысленным. По газопроводу через Беларусь и Польшу, «Турецкому потоку» и двум «Северным потокам» в перспективе можно будет прокачивать весь объём газа, который на данный момент поступает в ЕС из РФ. В такой конструкции для ГТС Украины остаётся почти ничего, и она становится резервной. Разумеется, если ЕС не решит увеличить закупки газа в РФ, который сейчас в общем объёме его потреблении составляет 30-35%. Но это будет противоречить планам ЕС по декарбонизации энергетики и ему также придётся отказаться в пользу РФ от собственной добычи газа и закупок его вне Европы. То есть сделать РФ если не монополистом, то главным поставщиком газа, в ущерб интересам Норвегии, Катара, Ливии, США и самих стран ЕС.

Неприемлемость такого решения для ЕС очевидна, почему он и оставил без внимания слова Путина. Кремль тоже не стал развивать эту тему, осознавая её абсурдность. Российская пропаганда может жевать её бесконечно, ведомство Лаврова и «Газпром» могут закатывать глаза и становиться в позу обиженных добрейших самаритян, но все эти театральные ужимки не убедят ЕС сделать себе сначала выстрел в ногу, а затем контрольный в голову.

Поскольку правительства стран ЕС и его общее руководство пусть и не всегда принимают адекватные и своевременные решения, но не похожи ни на самоубийц, ни на мазохистов, то Кремль с сентября стал вводить в апогей операцию «Принуждение ЕС к газу из РФ». Её цель, если не добиться увеличения объёмов закупок ЕС газа у РФ, то по крайне мере, принудить к легализации «Северного потока-2». Цена газа на его спотовом рынке искусственно выросла в три раза и к 15 сентября перевалила за $700 за куб.

Это привело к скачку цен на электроэнергию в тех странах, где газ массово используется для её получения. Наиболее пострадавшими от этой операции РФ стали Великобритания и Испания. Правительство Бориса Джонсона оказалось вынуждено заняться сдерживанием роста цены на газ для бытовых потребителей и расконсервировать электростанцию вблизи города Бертон, работающую на угле. В результате число таких электростанций выросло в Великобритании в два раза, а доля угля в производстве электроэнергии поднялась с 1,6% до 2,3%. Если Кремль продолжит операцию, то Великобритания пересмотрит свои планы по декарбонизации, но не замёрзнет и без света не останется, а «Газпром» может потерять 10 млрд. кубов газа, которые обычно продавал ей.

В Испании правительство после бурных дебатов в парламенте 14 сентября объявило о резком снижении налогов для производящих электроэнергию компаний с целью снижения её цены, а пресса стала более активно писать о «русском следе» в деятельности каталонских националистов. В результате в глазах испанцев русские стали выглядеть не только теми людьми, которые хотят оторвать Каталонию от Испании, но и теми, кто портит всем жизнь, взвинчивая цены на газ. Если роль «руки Москвы» в движении каталонцев преувеличена, то её влияние на скачок цен очевидно. Премьер-министр Педро Санчес 15 сентября прилетел в Барселону для переговоров с каталонцами, которые его Соцпартия откладывала 1,5 года, но вопрос о цене газа ему придётся решать через Украину из-за отказа Москвы начать до 1 сентября переговоры о транзите.

Ответом на стратегию Москвы по привязке этих переговоров к легализации «Северного потока-2», подкреплённую операцией по принуждению к газу, стала стратегия привязки всех переговоров о газе к переговорам о деоккупации Крыма и ОРДЛО, которую МИД Украины разворачивает совместно с США, ЕС и Великобританией. В результате наблюдаем в режиме онлайн публичную дипломатическую дуэль о повестке дня для переговоров этой коалиции с Москвой. Примечательно, что коалиция пока не только не запускает, но даже не обозначает силовые ходы, сравнимые с операцией «Принуждение ЕС к газу из РФ».

Зато чётко обозначила Кремлю «красную линию», которую категорически запретила ему переходить. Этой линией стал запрет нападения на Украину под любым предлогом, в том числе и под видом эскалации боевых действий в зоне ООС. Этот запрет до Москвы довели по разным закрытым каналам, а 14 сентября госсекретарь Энтони Блинкен ввёл его в публичное информационное пространство на слушаниях в Конгрессе, посвящённых выводу войск США из Афганистана. На них конгрессмен Брайан Фицпатрик спросил у Блинкена, смогут ли США сделать всё возможное для защиты Украины и Тайваня в случае нападения на них России и Китая, на что тот ответил утвердительно и недвусмысленно.

В Кремле вынуждены считаться с этой «красной линии», но пытаются нащупать обходной вариант. Таким вариантом им видится военный конфликт на белорусско-украинской границе. Российская пропаганда уже несколько дней как юзает тему сценария белорусско-украинской войны, которую сама и создала. Спецслужбы РФ пытаются вдохнуть в неё хоть какое-нибудь содержание для чего выстрелили 11 сентября дробью из охотничьего ружья в белорусский пограничный столб на границе с Украиной. Но к досаде Москвы, белорусские и украинские пограничники не фонтанировали эмоциями, когда рассматривали это художество «великого российского брата».

В отличие от них советники кремлёвских старцев фонтанируют идеями в диапазоне как посредством стрельбы на белорусско-украинской границе изменить повестку в переговорах о газе, отменить протесты после думских выборов, если они случатся, а может и оккупировать Беларусь с Украиной. Старцев греет мысль о возврате белорусов и украинцев в российскую тюрьму народов, но в данный момент они вполне удовлетворятся, если такая перестрелка позволит удалить тему деоккупации украинских территорий из переговоров о газе, которых не избежать.

Кремль проявил огромную близорукость, когда не последовал рекомендации США и ФРГ и не начал переговоры с Украиной о газе до 1 сентября. В результате Путину с 3 сентября пришлось дважды заявлять, что он готов встретиться с Зеленским, но только при условии, что не будет разговоров о возвращении Крыма и ОРДЛО. Но поздно, 1 сентября прошло. Если бы Кремль начал эти переговоры до 1 сентября, то у него был шанс свести их в формат исключительно украинско-российских переговоров о газе и к разбирательствам, подобным тем, что шли в Стокгольмском арбитраже между «Газпромом» и «Нафтогазом», тем более, что до 2024 г. времени уйма.

Но в Кремле спесь и хитрость победили разум, и он решил слить темы транзита после 2024 г. и «СП-2» в одну и быстро закрыть её без общения с Украиной, ссылаясь на то, что договор о транзите до 2024 г. с ней есть. Песков 13 сентября пояснил специально тем, кто не понял этот манёвр, что Путин не будет говорить с Зеленским о Крым, так как этот вопрос он просто не хочет обсуждать, а об ОРДЛО пусть Зеленский сам разговаривает с ОРДЛО, поскольку РФ к ОРДЛО никакого отношения якобы не имеет. В тот же день стало известно, что в Германии приняли к рассмотрению для сертификации пакет заявок от «Газпрома» на «СП-2». Вскоре в СМИ пошла «утечка», что «Газпром» якобы готов начать прокачку по «СП-2» уже с 1 октября. Впрочем, 15 сентября «Газпром» это опроверг, поскольку стало окончательно понятно, что в ускоренном темпе и втихаря «СП-2» легализовать не удастся, даже дав огромные взятки всем в Германии. Похоже, немецкая бюрократия не хуже российской умеет деньги взять и ничего не сделать, ссылаясь на обстоятельства непреодолимой силы. Московитам с немцами спорить трудно, поскольку выборы в Бундестаг, — это действительно такое обстоятельство.

Пока Московия докручивала и выжимала все капли из своей стратегии, США и Украина разворачивали свою. Президент и МИД Украины 9 сентября сообщили, что направили приглашение США принять участие в переговорах в «нормандском формате». Это означает, Москве об «СП-2» придётся говорить в одной связке с возвратом Украине оккупированных территорий и с участием США в таких переговорах. Официально Белый дом на приглашение пока не ответил. Но неофициально поручил сделать это Виктории Нуланд, от одного имени которой в Кремле ощущают запах горящих шин. Нуланд 10 сентября на публичном собрании заявила, США готовы участвовать в «нормандском формате» любым способом, так как он совсем без них забуксовал.

Сергей Никифоров для тех, кто в Москве не понял, что она сказала, 13 сентября пояснил, встреча Зеленского с Путиным невозможна без разговора о возврате всех оккупированных украинских территорий. Стародубщина и другие регионы в этот список не вошли, но войдут, если Кремль и дальше будет поднимать ставки и называть Крым исконно русской землёй, только потому, что в нём проездом был киевский князь Владимир за 120 лет до появления селища Москва. Стародубский полк был самой крупной военно-административной единицей в государстве Украина с 1650 г. до 1709 г., пока её не завоевал московский царь Петр I. Это более реальное основание называть Стародубщину исконно украинской территорией, чем московские измышления о Крыме как исконно российской земле.

Вашингтон сейчас неспешно берёт в руки инструмент, который можно назвать разводным, трубным или газовым ключом. Москва сама дала этот инструмент Берлину, когда в 2015 г. замыслила строить «СП-2», чтобы нанести финансовый удар по Украине. Меркель уже тогда могла показать Путину фигу и сказать: «Второй „Северный поток“ только в обмен на возврат Украине Крыма и Донбасса». Но она сделала интересней. Позволила Москве потратить 10 млрд. долларов на «СП-2» и ещё около 20 млрд. на связанную с ним инфраструктуру в РФ и на заключительном этапе передала 21 июля Байдену право тоже пользоваться этим ключом. Вашингтон и Берлин теперь могут попеременно или синхронно затягивать, а то и полностью перекрывать им не только трубу «СП-2», но и обоих потоков, что и начинаем наблюдать.

Включается условие: легализация «СП-2» возможна только в обмен на возврат Украине Крыма и Донбасса. Если бы Кремль начал переговоры с Украиной до 1 сентября, то имел бы поле для манёвра, но он сам себе его урезал. Теперь разговор будет более жёстким. Вдобавок, Кремль ухудшил себе ситуацию, взвинтив цену на газ. Сейчас к РФ станут хуже относиться не только британцы, которые и так никогда не были о ней хорошего мнения, но и испанцы, испытывавшие к ней определённые симпатии. Италия уже даже не пытается на собраниях ЕС заводить разговоры о том, что санкции якобы не эффективны и давайте сократим их число. Если «Газпром» игры с ценой не прекратит, то по мере приближения к зиме антипатия к РФ будет быстро расти почти во всех странах ЕС, а разговор с ней становиться всё жёстче.

Москве уже не избежать жёсткого разговора по формуле «Северный поток-2» в обмен на Крым и Донбасс. Местом артподготовки к нему станет сессия Генассамблея ООН. Глава МИД Украины 14 сентября сообщил, тема возвращения Крыма и Донбасса внесена в её повестку дня. Москве хочется не только в ООН перебить её темой «Украина напала на Беларусь», но и в грядущем жёстком разговоре в «нормандском формате» с участием США. Но есть три обстоятельства.

Во-первых, мнение, что Россия хочет поглотить Беларусь настолько устойчиво, что даже Лукашенко был вынужден его опровергать на своей недавней встрече с Путиным. Во-вторых, репутация Лукашенко после его провала с выборами в августе 2020 г. Если бы Украина тогда провела операцию «Восстановление демократии», которую армия Сенегала провела в 2017 г. в Гамбии, принудив её президента передать власть своему сменщику, выигравшему выборы, то никто не возражал бы. Разве что Москва. В-третьих, война Беларуси с Украиной возможна только как бой двух гладиаторов под дулом российского автомата, нацеленного обоим в спину.

В Кремле это учитывают, особых надежд на такое не питают, и активизируют кампанию по переселению в РФ жителей ОРДЛО. Активизируют так, что даже смотрящий за Луганском Пасечник запротестовал, опасаясь стать королём без подданных. В Кремле понимают, уйти из Донбасса после жёсткого разговора об «СП-2» придётся однозначно, и стремятся вывезти самый подвижный ресурс, чтобы закрыть демографические дыры в РФ. Менее подвижных пенсионеров он готов великодушно оставить Украине. Это одно из метаний, которые выдают пока ещё лёгкую разочарованность Кремля в выбранной им стратегии реагирования на совет совместного «Заявления» США и ФРГ. Подсказку из зала — продать «СП-2» он, похоже, тоже проигнорирует.


Поделиться статьей:

Подписаться на новости:




В тему: