Формирование общего медийного фронта Москвы и Пекина в глобальном информационном поле. Эксклюзив

16.06.2021 0 Редакция NS.Writer

Москва и Пекин напрямую сотрудничают в международном информационном пространстве. Это обусловлено общностью взглядов, присущих двум автократическим режимам, цель которых — критика западной демократии и концепции универсальных прав человека, а также пропаганда собственной легитимности.

| Newssky.com.ua

В ходе саммита НАТО, прошедшего 14 июня в Брюсселе, члены альянса впервые назвали Китай «системным вызовом». При этом, Китай не рассматривается в качестве врага, как заявил генсек НАТО Йенс Столтенберг. В отношении России, в коммюнике отмечается, что агрессивное поведение Москвы ставит под угрозу трансатлантическую безопасность. Мягкий тон коммюнике, все же не скрывает сути: Россия и Китай — «системные соперники» альянса. Для того, чтобы противостоять «двум автократическим режимам» (определение, которое было применено на саммите Большой семёрки в Корнуолле 13 июня, послужившем зачином саммита НАТО), требуются новые подходы к основным положениям политики коллективной безопасности. Технологическое превосходство, которое раньше было преимуществом НАТО перед потенциальными противниками, постепенно сокращается. Разработка новых видов оружия, использование искусственного интеллекта в военных целях, возможные технологические прорывы, связанные с интернетом и цифровым пространством, лишают альянс и его союзников преимуществ перед вероятной угрозой создания общего медийного фронта Китая и России.

В отличие от Совета Безопасности ООН, где Москва и Пекин часто выступают в тандеме (что обусловлено природой универсальной организации, и их положением), до последнего времени Пекин редко открыто поддерживал Кремль в медийной сфере. Чаще всего Китай занимал нейтральную позицию. В вопросах российской оккупации Крыма, войны в Донбассе, отравлениях Скрипалей и Навального, вплоть до санкций Киева против китайских акционеров ПАО «Мотор Сич», китайские официальные лица высказывались традиционно сдержанно. В свою очередь, Путин не занимал сторону товарища Си в территориальных спорах с Индией, Японией и Вьетнамом: каждая из этих стран — важный для Москвы региональный партнер.

Однако сегодня Россия и Китай действуют как параллельно, так и совместно (хоть по возможности максимально скрытно), расширяя информационные операции против США и их союзников, при этом незаметно создавая единый медийный фронт.

Можно выделить три общих стратегических цели Москвы и Пекина. Обе державы:

– рассматривают политику США и их союзников в качестве вызова своим национальным интересам;

– стремятся ослабить связи между США и их союзниками с помощью операций информационного влияния;

– нацелены на ослабление союзников США за счет внутренних политических разногласий при помощи современных средств коммуникации.

Китайские и российские государственные средства пропаганды выступают в социальных сетях на похожие темы, перепечатывают материалы друг друга и достаточно активно выражают друг другу поддержку. Сообщения, которые распространяют российская и китайская пропаганда, часто сложно различить. СМИ, в особенности интернет-медиа, контролируемые Москвой и Пекином, не скрываясь повторяют друг за другом, обмениваются контентом и помогают продвигать его в мировых социальных сетях.

С весны 2014 года, начала военной агрессии Кремля против Украины, российские и китайские государственные СМИ подписали несколько соглашений. Самые заметные и значительные игроки на этом поле — российское информационное агентство «Россия сегодня» и китайская корпорация China Media Group (CMG). В 2018 году «Россия сегодня» и CMG заключили договор о сотрудничестве, цель которого — совместные информационные проекты и обмен контентом. Главы «России сегодня» и CMG Дмитрий Киселев и Шэнь Хайсюн (одновременно заместитель директора Отдела пропаганды ЦК КПК) сопредседательствуют в Совете по СМИ при Российско-Китайском комитете дружбы, мира и развития. Двусторонний обмен контентом действует вполне эффективно: материалы о Китае, подготовленные CMG, появляются на платформах Sputnik на русском языке, и наоборот.

Начиная с 2015 года Россия и Китай проводили ежегодные медиафорумы, которые организовывают Отдел пропаганды ЦК КПК и Администрация Президента РФ. Официальные отчеты форумов в основном повторяют официальные заявления о сотрудничестве. Совместные проекты открыто не упоминаются, но нет сомнения что они осуществляются на основе традиционной стратегии, цель которой — показать, что главные противники Москвы и Пекина погрязли в собственных проблемах, в то время как авторитарные режимы Путина и Си Цзиньпина обеспечивают своим странам стабильность. Для внутренней и зарубежной аудитории статьи, акцентирующие внимание на проблемах и противоречиях Запада, а также на успехах России и Китая, по-разному оформляются, но отбираются они одними и теми же людьми по одним и тем же критериям.

Например, Москва обвинила США в том, что некие американские биолаборатории в Украине, Киргизии и Грузии якобы причастны к изготовлению биологического оружия и, возможно, к созданию COVID-19. Эту идею регулярно пропагандирует Николай Патрушев, секретарь Совета Безопасности России. Последний раз он подробно остановился на теме озабоченности по поводу американских лабораторий, занимающихся биологическим оружиемвинтервью газете «Коммерсантъ» от 18 апреля 2021 года. В мае эта идея была подхвачена официальным представителем МИД КНР Чжао Лицзянем и растиражирована в большинстве китайских англоязычных СМИ.

В последние годы Москва и Пекин все более проявляют активность в социальных медиа, запустив в работу «фабрики троллей». Частично эти «фабрики» ориентированы на информационные операции на международной арене. Отметим, что изначально задачей «фабрик троллей» в России было запугивание оппонентов власти и нейтрализация критики в адрес Владимира Путина в онлайне, однако сегодня «фабрики троллей» участвуют в информационных операциях, против противников Кремля, прежде всего Украины. «Агентство интернет-исследований» и подобные ему «фабрики троллей» более семи лет активно продвигают прокремлевскую повестку на социальных медиаплатформах.

В Китае с 1990-х годов проправительственные интернет-активисты были неотъемлемой частью китайской онлайн-культуры (так называемая «50-центовая партия»). На фоне ужесточения мер по регулированию Интернета и действий, призванных ограничить присутствие диссидентов в онлайне, проправительственные активисты продвигали материалы и высказывания, превозносящие государственную политику страны. Некоторые вступали в споры со сторонниками независимости Тайваня и китайцами, живущими за границей, по самым разным вопросам, в том числе и о ситуации с правами человека в Китае. Шквал пропекинских комментариев, который сопровождает сегодня каждую имеющую отношение к Китаю дискуссию в Твиттере и Фейсбуке, к примеру выход Литвы из из формата «17+1» с Китаем, несомненно результат эволюции методов «50-центовой партии» с учетом современных технологий.

С средины апреля по конец мая 2021 года, китайский интернет буквально был взорван темой «украино-российской войны». По сообщению Алексея Коваля, члена правления Украинской ассоциации китаеведов, китайские интернет-активисты в социальных сетях и на онлайн-форумах бурно обсуждали «нападение» Украины на Россию, после «обстрелов» и «захвата» Донбасса. Все это подкреплялось фото и видео контентом российских телеграмм-каналов. По мнению китайских пользователей интернета Украина подтянула к восточным границам шесть дивизий и собиралась наступать вглубь РФ. То есть, в точности до наоборот к реальной ситуации.

Этот прецедент свидетельствует о формировании в социальных медиа жесткой конструкции информационной стратегии Китая по отношению к Украине, с весомым компонентом российских пропагандистских идей и нарративов.

В этой связи следует обратить внимание на вероятное изменение контента прямых и непрямых медийных лоббистов Китая: проекты, организации и ассоциации, аффилированные с КНР. Добавим гранты, разного характера финансовую поддержку Китаем некоторых украинских изданий и информационных агентств («2000», «Голос UA» и т.д.), тесное сотрудничество китайцев с медиа-холдингами, контролируемыми Ярославским, Медведчуком, Рабиновичем, Ахметовым, рядом информационных ресурсов, связанных с агробизнесом, а также на поддержку Пекином отдельных блогеров.

В сравнении с чёткой единой позицией членов НАТО, степень беспокойства украинского руководства по отношению к формированиюобщего медийного фронта Китая и России явно недостаточна. Офису президента стоит оперативно определить красные линии, и быть готовыми всерьез изменить политику на китайском направлении.

МишинАндрей Мишин,
кандидат политических наук, международный обозреватель, советник по политическим вопросам


Поделиться статьей:

Подписаться на новости:




В тему: