Для Киева нет смысла уходить сейчас из «Минска»

04.09.2020 0 Редакция NS.Writer

Вопрос выходить Украине или нет из переговорного процесса в Минске становится топ-темой осени. Поскольку Москве, вопреки стараниям, не удаётся скрыть желания, чтобы Украина вышла из этого процесса и побыстрей, то обратная постановка данного вопроса: выходить России из него или нет, тоже логична. Не только логична, но и мучает Кремль как минимум с середины лета, с июльского эксцесса Дмитрия Козака, когда 30 числа в СМИ «слили» его официальное письмо об уходе с переговоров.

| Newssky.com.ua

Об этом пишет Сергей Климовский для OBOZREVATEL.

Однако, несмотря на этот «слив», Козак официально с переговоров в Минске не ушёл. Видимо, хлопанье дверью в Вене и выход из переговоров с ОПЕК в марте, кремлёвцев кое-чему научил. Оказалось, с переговоров легко уйти, но тяжело вернуться. Особенно, когда саудовский кронпринц трубку не берёт и разговаривать с Путиным не желает. Тот самый кронпринц, который 30 ноября 2018 г. на саммите G-20 в Аргентине был едва не единственным, кто пожал Путину руку. Результат ухода министра энергетики РФ Новака с переговоров в Вене известен: Москве пришлось ползти на коленях в Вашингтон и просить, чтобы повлияли на Саудитов, устроивших ей порку. Администрация Трампа, разыгрывая собственную «многоходовочку», Россию на переговоры с ОПЕК вернула, но порку не отменила и устроила той два удовольствия в одном флаконе. Впрочем, реально «удовольствий» от ухода Новака было не два, а гораздо больше.

По этой причине Козак, который весь июль гудел о том, что переговоры зашли в тупик и с Андреем Ермаком нельзя вести дела, уже не рискнул уходить из Минска, как Новак из Вены. Неизвестно, чем для Москвы мог бы обернуться уход Козака из Минска. Возможно, пришлось бы ползти в Вашингтон не коленях, а на пузе. В Белом доме могли бы добавить трудностей и отфутболить кремлёвцев в Берлин, сославшись на «нормандский формат», и то, что США не сторона переговоров в нём. В итоге, в Минск, как и в Вену, пришлось бы вернуться, но число «приятностей» в одном флаконе на этот раз могло оказаться больше и забористей.

Поэтому демарш Козака и «кротов» в Кремле, сливших его письмо в российские СМИ, в итоге оказался пустышкой безрезультатной. Никто на это всерьёз не отреагировал, разве что Банковая месяц спустя заменила на переговорах уставшего от них за 6 лет Кучму на скучающего без внимания СМИ и должности Кравчука. В подкрепление ему дали ещё и Витольда Фокина. Могли направить и Владимира Щербицкого, если бы тот был бы жив, лишь бы сделать приятое Москве и выказать верность нормандскому формату«, а также неподдельное желание продолжать переговоры и искать компромиссы.

Однако, в Кремле, вместо того, чтобы возрадоваться при виде ветеранов верхушки КПСС, впали в глубокое уныние и закатили истерики по всем своим каналам. В Кремле почти правильно поняли — Банковая, как и при Порошенко, продолжает их разводить, динамить, тянуть резину и делать все другие исконные и устойчивые словосочетания из российского языка с одним смысловым значением.

Поэтому 31 августа Андрей Илларионов требовал в интервью одному ютуб-каналу с украинской пропиской, чтобы Украина срочно вышла из переговоров в Минске. Он в качестве аргумента уверял, что ни одна уважающая себя страна не вела и не ведёт такие переговоры с оккупантом. В подтверждение ссылался на историю конфликта Франции и Германии за Эльзас и Лотарингию и даже на случай Восточного Тимора. Вот только он «забыл», что в Минске в таких переговорах задолго до Украины увяз Азербайджан и не только не собирается из них выходить, но сейчас активно использует как инструмент для давления на Москву и не без результата.

Другой оппозиционер — профессор Соловей в эти же последние дни августа не уставал горячо говорить о том, что Ермак — человек Кремля с позывным «Козырь» и гнать его с переговоров надо. По сути, как и Козак, он требовал отстранения Ермака, но по прямо противоположным мотивам. В довершение россияне 2 сентября в переговорной группе в Минске потребовали, чтобы Верховная Рада отменила местные выборы 25 октября в Украине, поскольку в ОРДЛО их не проводят, и пока не отменит, то они отказываются обсуждать обмен пленными.

Этот демарш Москвы пока такой же зондирующий ультиматум, как и слитое «письмо» об уходе Козака. Москва может перевести его в нечто большее, но маловероятно. По сути, кремлёвцы опять попытались «взять на понт» Банковую, если выражаться по-российски, в надежде, авось удастся. Кремлёвцы, из-за своего прожжённого цинизма, иногда ведут себя как чудные простаки.

Им очень хочется, чтобы Украина вышла из Минского договора о перемирии, который действительно стал вынужденным соглашением, которое никто не хочет выполнять. Из-за этого и паритета сил, а также слишком хитрой российской ментальности, оно и стало не фактом, а так сказать, процессом. То есть тем, что никак полностью не произойдёт и всё находится и находится в состоянии исполнения или зависания.

Россия, ведя огонь из танков и «Градов» по Дебальцево, вынудила в 2015 г. Украину заново принять уже подписанное в сентябре 2014 г. Минское соглашение. Франция и ФРГ огонь не вели, но угрожая карами небесными от ЕС и адскими санкциями от США тоже принудили Россию прекратить наступление и повторно заключить перемирие с Украиной. В январе 2015 г. в ситуации, когда Россия стреляла, Украина отстреливалась, а ЕС и США всего лишь угрожали применить силу, выяснилось, возможно, неожиданно для всех, что существует паритет сил. Правильно поданной угрозы применить силу и уступки города Дебальцево с окрестностями оказалось тогда достаточно, чтобы принудить Россию к перемирию и прекращению наступления.

В Кремле удовлетворились этим и решили, лучше иметь Дебальцево в руках, чем всю Украину в небе и войну с НАТО в придачу. Кремлёвцы ощущали себя победителями, но спустя пять лет до них таки стало доходить, что в январе 2015 г. они не столько выиграли, как проиграли. «Зависание» Минского соглашения, которое по началу казалось крайне невыгодным только Украине, поскольку вероятность вернуть оккупированные районы по нему стремилась к нулю, в перспективе оказалось в ещё большей степени невыгодным и Москве. По этой причине Кремль сейчас пытается через своих оппозиционеров надоумить Банковую и Украину выйти из соглашения, либо представить всё так, как будто Украина вышла из него сама. Для этого он и выставил ультиматум Верховной Раде об отмене выборов. Впрочем, как выставил, так и снимет, если опять, как в случае с малоазийским «Боингом», не произойдёт какой-нибудь казус исполнителя или не решат сыграть в ещё одну изысканную «многоходовочку», подобную мартовской по обрушению добычи сланцевой нефти в США методом сокращения добычи нефти в РФ.

За пять лет после Минска-2 у Украины появилась армия, паритет сил и вся атмосфера в мире изменилась не в пользу России, на которой по-прежнему стоит клеймо «Оккупант» и висит зависший минский процесс. В Кремле это стали осознавать и логично спешат выйти из этого «зависания», чтобы снять с себя хотя бы частично клеймо и так сказать, погасить одну из судимостей. Но возвращать Украине оккупированные районы Москва не хочет, а сама выйти из минского процесса боится, поскольку в этом случае к клейму «Оккупант» добавятся новые неприятности. Поэтому у Кремля задача: любым способом сделать так, чтобы Украина либо сама вышла из минского процесса, либо чтобы ситуацию можно было подать как такой выход. Правда, в Кремле лишь смутно представляют, как они смогут это использовать дальше.

Эта задача осложняется тем, что Москва никогда официально не заявляла претензий на Донбасс. Неофициально — сколько угодно, но официально — ни разу. Так что, экскурс в историю Илларионова, как минимум не уместен. Германия никогда не говорил, что Эльзас не вернёт, потому что он сакральный для немцев, а Лотарингию вернёт хоть завтра, при условии, что той дадут статус особого герцогства и право «вето» на внешнюю политику Франции. Россия, в отличие от Германии, с сентября 2014 г. официально всегда обещала Донбасс вернуть, как только, так сразу. Кстати, и в отличие от Армении, которая никогда не обещала вернуть Карабах Азербайджану, но и никогда официально не называла его своей частью. Такое себе непонятное второе армянское государство рядом с границей Армении. При желании, таких армянских государств в РФ, где самая крупная диаспора армян на постсоветском пространстве, можно создать ещё с два десятка, а «Раше Тудей» дать статус особого анклава по примеру Аландских островов.

Другая серьёзная трудность для Кремля — это нынешняя позиция Банковой в минском процессе, в которой он разочаровался, как и в Трампе, почему и стал «топить» за Байдена. Без всякой веры в Байдена, лишь бы не Трамп. Банковая уже год ведёт себя в Минске так, как Лукашенко вёл себя 25 лет в переговорах о «Союзном государстве». На любой каприз Кремля на Банковой оперативно реагируют каким-нибудь поворотом на два-три градуса и спрашивают: «Ну как, вам так больше нравится, можем обменяться пленными?». Однако за год в Кремле устали рассматривать Украину и Банковую под каждым новым градусом поворота и пришли к выводу, что больше пить не могут. Образно говоря, украинцы таки «перепили» московитов в Минске. Возможно, потому что в российском языке нет своего названия для картофельных блинов, подобного дерунам и дранникам. Закусывать надо не Крымом и Донбассом.

Кремлёвцы, поняв это, решили с затянувшейся пьянки уйти, но не по-английски, тихо и без прощаний, а по-российски — со скандалом, который и начинают разыгрывать. Но уйти им хочется так, чтобы всё выглядело, как будто это не они встали из-за стола, покричали и ушли, а украинская делегация. Поэтому они через свои неформальные каналы и пытаются вбросить в информпространство Украины тему срочного выхода из минского процесса. В Украине после выборов 2019 г. хоть и произошёл откат революции, но пока не глубокий, свободы слова немного осталось и кардинально изменить внешнюю политику уже нельзя. В отличие от России её можно обсуждать не только на кухне и не только обсуждать.

Этот очередной «хитрый» ход Кремля накладывается на наши мноходовочки, так что дебаты по теме: выходить из минского процесса или нет, на осень гарантированы. Вызов Кремля мы уже приняли, когда запустили фейк о якобы совместной операции СБУ и ЦРУ по заманиванию «вагнеровцев» в Минск. В Вашингтоне тоже подтвердительно закивали головой, типа, да заманивали, и предложили разыграть в Украине нечто похожее на пьесу с импичментом Трампу. Выходить нам сейчас из минского процесса не с руки, это всегда успеется, а вот использовать данную игру московитов в своих интересах очень заманчиво. Можно сказать, начинается второй раунд пьянки минского процесса, поскольку первый мы у них явно выиграли.