COVID-19. Заглядывание в глаза бездне

19.09.2020 0 Редакция NS.Writer

Предыдущая часть.

Напомню читателям, что в 5 части нашего повествования речь зашла о количестве установок для инвазивного ИВЛ, которые были бы необходимы в случае т.н. математически обоснованного «наихудшего сценария», а по сути дела «Судного Дня».

| Newssky.com.ua

О возможности наступления ковидного апокалипсиса в марте-апреле 2020 года думали все. И вот всего через 4 месяца после заглядывания в глаза бездне, большинство обывателей уже помнит об этих событиях относительно слабо. Математики рисовали тогда где-то 4 сценария скорости заполнения реанимационных отделений, учитывая разгон кривых заболеваемости и процент реанимационных случаев, и все они были негативными. Негативными настолько, что многие купили себе свой личный цифровой ИВЛ, как будто человек способен сам себя заинтубировать.

Вот цитата, прочитанная 28 февраля 2020 года:

«И еще добавлю, что многие не совсем понимают зачем вводить жесткие меры и полную блокаду если все-равно (вполне рабочий вариант) будет массовое заражение практически всего населения. Есть такое важное понятие в любом планировании — bottleneck («горлышко бутылки»). Когда все разом заразятся (и части из них потребуется в больницу с осложнениями) то будет «бешеная пробка», аппаратов ICU («вентиляторов») и конечно врачей-специалистов на всех конечно не хватит и все, образно конечно, застрянут в этом самом «горлышке», ну или в «пробке». Система либо рухнет из-за хаоса, так как давление будет намного больше чем сейчас в Италии и в Испании (там уже много недель полный запрет на передвижения, но все равно делают «селекцию» [сортировку, — прим. автора статьи] и не всех могут спасти из-за банальной нехватки ресурсов), либо система выдержит, но фильм ужасов будет, к сожалению, более «жестким».

Вот цитата от 15 марта 2020 года. Степень ужаса просто зашкаливает. «Новый коронавирус может не проявлять признаков инфекции в течение многих дней, тогда как можно узнать, инфицирован ли человек? По последним данным, инкубационный период может длиться до 28 дней, прежде чем симптомы COVID 19 станут очевидными. К тому времени, когда у человека поднимается температура и/или кашель, и он попадает в больницу, в легких обычно обнаруживают фиброз на 50%, и уже слишком поздно! Тайваньские эксперты предоставляют простую самопроверку, которую мы можем проводить каждое утро. Сделайте глубокий вдох и задержите дыхание более чем на 10 секунд. Если вы успешно завершите его, не кашляя, не испытывая дискомфорта, заложенности, стеснения и т. Д., Это доказывает, что в легких нет фиброза, что в основном указывает на отсутствие инфекции».

Вспомнили? Что мы имеем «на сейчас»? Из имеющихся 2500 вентиляторов в Украине на сегодняшний момент используется 170 (данные июля 2020 года). Чудо какое-то! Разговоры о мутировании вируса подтверждены всего навсего 2 исследованиями в марте 2020 года и к июлю совершено затихли. Дело не в мутировании.

Расчеты марта-апреля 2020 года показывали, что в пиковые нагрузки численность реанимационных вентиляторов, выставленных на поле сражения, могла достигать 4000 (это неподтвержденные цифры апреля 2020 года, однако данная цифра приведена без учета вентиляторов, которые используется в Украине в операционных залах, они тоже могли быть временно задействованы). Ясно, что парк этих ИВЛ варьирует также как парк наших армейских БТРов, используемых в необъявленной соседом войне против народа и государства. Есть БТР-70 и БТР-80, а есть модернизированные БТР-3е1, БТР-3da и конечно же «венец творения» БТР-4.

У меня была мысль выложить здесь картинки реанимационных юнитов некоторых украинских больниц, где стоят вентиляторы за 200-400 тыс. долларов, которые единственно и приспособлены не для умирания на ИВЛ, а для длительного существования на ИВЛ и излечения. Но тогда пришлось бы выкладывать картинки тех вентиляторов (погуглите Фаза-5, Фаза-8), на которых работают и не жалуются наши анестезиологи и реаниматологи, выхаживая реанимационных пациентов. Тема-то непопулярная, а вот отличия БТР-4 от БТР-70 у нас знают многие, даже некоторые дети.

Но вернемся к взорванной информационной бомбе и разгребанию авгиевых конюшен информационных фейков-2020. Нужно ли as usual ругать собственную страну за недостаток ИВЛ систем? Приведем в пример богатейшую Швейцарию с ее могучей медицинской системой и экономикой. У них 1000 ИВЛ на 10 млн населения (если быть точными 1200 на 8 млн и еще плюс порядка 300 у военных). Сколько в Украине? 4000 ИВЛ на 40 млн (другая цифра 5000, но тех, которые можно использовать при коронавирусе 520, из которых 300 находятся в Киеве). Данные не точные до одной единицы, однако показывают общий уровень оснащенности и «приближенности» продвинутой медицины «ко двору». Точнее, как в галактике Кин-Дза-Дза, откровенно напоминает заточенность узкого медкруга под лечение господ ПЖ (дай Бог, чтобы не ОПЗЖ). Чем приближенней, тем продвинутей, как говорится.

Таким образом, простые цифры снова справились со своей задачей. Следующий вопрос формулируется таким образом: с учетом того, что часть больниц и оборудования в Украине «порежут», у нас что потребности населения в медицинских услугах меньше, чем в Швейцарии? Может быть, у нас люди худшего качества? Или кто-то в правительстве считает, что население Украины в самые ближайшие годы быстро сократится? Или швейцарцы хуже рассчитали потребности собственных стариков? Или в них не течет капелька немецкой крови, и они не умеют тщательно экономить собственные деньги? Ответы понятны.

Еще одним подходом, который был сломлен в течение этих быстро пролетевших месяцев, является отношение к измерению температуры на границах государств в автотранспорте, аэропортах и везде, где только можно. Сколько помоев было вылито на эти дистанционные термодатчики и людей, которые были обязаны организовывать такую себе популяционную термометрию, а фактически скрининг на COVID-19. Причем обычно выделялось сразу несколько видов «экспертов»: «знатоки» по маскам, «знатоки» по методам народного лечения (вспомним плакаты некоторых партийных лидеров «ешьте чеснок и все будет ОК» или как-то так), «знатоки» по количеству реально заболевших и пр. как всегда во время паники. У страха глаза велики. Были голоса, заявлявшие, что т.к. инкубационный период длится до 14-21 дня все это неэффективно, нас всех обманывают и т.д. И спустя 4 месяца уже можно сказать, что совокупность эффекта от ИФА (иммуно-ферментный анализ) тестов, ПЦР (полимеразная цепная реакция) и прочих дорогостоящих методов выявления инфекции в целом популяционно была сравнима с коктейлем «термометрия + максимальная изоляция + тестируем сколько сможем». На схеме ниже приведена эффективность различных методов диагностики, ИФА выявляет антитела в крови пациента (IgM, IgG antibodies), ПЦР — вирусные тела, циркулирующие в крови больного.

| Newssky.com.ua

По поводу реального количества заболевших. Это очень интересно. В Германии уже на 13 апреля 2020 года университет Бонна, протестировав 1000 случайных жителей города, пришел к заключению, что 2% являлись бессимптомными носителями, а 14% уже имеют антитела, т.е. переболели бессимптомно или почти бессимптомно ранее. И это по состоянию на середину апреля 2020 года. По данным на середину апреля во всей Германии целиком было 120479 заболевших (данные 12 апреля), что составляло 0,15% 83 млн населения Германии. Т.е., если перенести статистику г. Бонн на всю Германию, то уже при 0,15% официально ПЦР верифицированных заболевших на 12-13 апреля, примерно 16% имели антитела к вирусу (ИФА тестирование). Подчеркиваю: это данные середины апреля, до пика инфекционного «колокола» в Германии было еще очень далеко. Т.о., если не считать г. Бонн каким-то зомби-апокалиптическим центром всея Германии по COVID-19, а среднестатистическим немецким городом, следует прийти к заключению, что мы имеем дело с айсбергом заболеваемости, громадная часть которого находится глубоко под водой нашего виртуального вирусного океана. В случае Бонна эта цифра была в 100 раз больше. Имеются и гораздо более скромные модели: 13 апреля американские ученые из университета Огасты предложили считать реальное число инфицированных, умножая в своей математической модели официальные данные на 4,73. В еще одной приснопамятной «золотой модели» — судне Diamond Princess — этот множитель составил 3х.

Это далеко не единственная подобная математика. Вот что пишет про ситуацию в РФ один из блоггеров Живого Журнала. Цитата. «На антитела к COVID-19 протестированы более 250 тысяч человек, иммунный ответ выявлен у 15 процентов, — сообщили в компании „Инвитро“. 250 тысяч — вполне солидная выборка. На ее основе очень даже корректно делать экстраполяции и выводы. 15 процентов имеющих антитела означает, что 22 миллиона человек в России переболели модной болезнью. 7,5 тысяч умерли. Летальность — 0,03 процента. Это уровень сезонного ОРВИ». 15% в РФ, 16% в Германии — цифры подобные, зафиксированные в разное время. Канцлер Германии Ангела Меркель, еще 11 марта 2020 года указала, что суммарно 60-70% немцев заразится коронавирусом. Помню какой шок на всех произвело это признание, но сегодня, учитывая огромный процент бессимптомных и легких форм, эти слова не воспринимаются так пугающе. Есть и диаметрально противоположная информация: на 20 июля 2020 года лишь у 5% населения Испании выявлены в крови циркулирующие антитела к SARS-CoV-2. Поэтому все больше исследователей склоняется к тому, что настоящую роль в иммунизации может сыграть лишь эффективное вакцинирование. Однако, оказывается, что иммунная память про ковид (как и кстати точно уже известно про ТОРС и БВРС) хранится в нашем организме не в виде циркулирующих в крови антител, а в виде внутренней памяти иммунокомпетентных клеток. Они запоминают, каким должно быть антитело против SARS-CoV-2. И при следующем контакте быстрее вырабатывают его (не 5 дней как при первичном контакте, а достаточно 1 суток). Поэтому процент популяции с циркулирущими антителами может банально ничего не значить. Пациенты почти 20 лет назад перенесшие ТОРС-1 до сего дня способны быстро вырабатывать специфические антитела против него.

В самых богатых медицинских системах количество ПЦР тест-систем не способно и близко достигнуть количества бессимптомных носителей. Например, в Германии, как уже было сказано, по данным на середину апреля 16% населения города Бонн являлись бессимптомными носителями. При населении бывшей столицы 319000 человек — это 53000 тест-систем на один только город. При населении Германии 83 млн. человек, количество тест-систем должно было составить почти 14 млн. При самой скромной закупочной стоимости 100 евро, стоимость для 14 млн составит 1,4 млрд евро, тотального скрининга — 8,3 млрд евро, что является неподъемной ношей для любого государственного бюджета. Звучат и другие голоса, вполне высокопрофессиональные и адекватные, что ПЦР не выявляет вирусоносительство на протяжении всего инкубационного периода, а только в последние (из 14-21 дня) несколько дней. На фото внизу — стоимость ИФА (50 долл) и ПЦР (100-200 долл) в США.

| Newssky.com.ua

Источник.

ПЦР — это был т.с. последний рубеж профилактики распространения. Именно на него все надеялись, что он-то уж точно покажет, как скрининговый метод (сейчас не имеется в виду верификация COVID-19, которая выполняется в случае развернутой картины болезни, а именно как скрининг) кого надо изолировать, а кого нет. Надежды оказались напрасными, изолировать пришлось именно всех, и именно такой подход сработал там, где он активно применялся. Естественно, в Украине никакой бюджет не смог бы выдержать подобное ПЦР тестирование. И опыт других стран показал, что не нужно было делать этого. Другое дело, что 64,7 млрд гривен украинского коронавирусного фонда пошли не на закупку ПЦР тестов и «правильных» ИВЛ. Давайте посмотрим на что:
Премьер-министр Денис Шмыгаль отчитался на заседании правительства об использовании средств фонда борьбы с коронавирусом. Всего фонд составляет 64,7 миллиарда гривен.

По состоянию на 1 июля из фонда уже распределили 19 млрд грн на такие направления:

● 9 млрд грн направлены в фонд общеобязательного соцстрахования на случай безработицы. Из них — 4,7 млрд грн для выплаты помощи по частичной безработице, еще 4,3 млрд грн — на помощь по безработице;

● 3 млрд грн — предусмотрено на мероприятия по предотвращению распространения коронавируса. Из них: 650 млн грн — лабораторным подразделениям Министерства здравоохранения, а 2,3 млрд грн — на закупку средств индивидуальной защиты медучреждениям.

● еще 2,5 млрд грн предусмотрено на помощь фонду соцстрахования;

● 1,7 млрд грн — на оказание помощи гражданам, в частности, пенсионерам;

● 2,7 млрд грн — на дополнительные выплаты военнослужащим и полицейским;

● 100 млн грн предусмотрено для закупки аппаратов искусственной вентиляции легких медучреждениям, которые оказывают помощь пациентам с COVID-19;

● 23,7 млн грн — финансирование мероприятий преодоления распространения COVID-19 в учреждениях исполнения наказания;

● 52,5 млн грн — для возврата средств участникам пробного внешнего независимого оценивания.

Кроме того, из фонда также одобрили распределение еще 45,7 млрд грн. Из них 35 млрд грн выделят на ремонт и реконструкцию дорог. Еще 7,8 млрд грн на доплаты медикам и 2,9 млрд грн — на закупки оборудования для приемных отделений опорных медучреждений в госпитальных округах.

Артём Машуков

Продолжение следует.