Что выборы Грузии значат для Украины

03.11.2020 0 Редакция NS.Writer

В парламент Грузии помимо «китов» ЕНД и «Грузинская мечта» прошли еще семь партий.

| Newssky.com.ua

Об этом пишет Владислав Гирман для «ДС».

В минувшую субботу, 31 октября, в Сакартвело (Грузии) состоялись очередные парламентские выборы. Представители 48 партий и двух блоков боролись и продолжают бороться за 150 кресел — 120 «разыгрывались» по пропорциональной системе, а остальные 30 — по мажоритарной. Явка на момент закрытия избирательных участков составила 56,11%.

По итогам подсчета 100% голосов, согласно сообщению Центральной избирательной комиссии Грузии, в главный законодательный орган страны прошли 9 партий. Львиная доля голосов распределилась между правящей «Грузинской мечтой» (48,15% и 61 мандат) и «Единым национальным движением — Силой в единстве» (27,14% и 35 мандатов). Остальные — мелкие политсилы, ни одна из которых не набрала и 4% голосов и более пяти мандатов.

Теперь вкратце о партиях для лучшего понимания картины в послевыборной Грузии:

«Грузинская мечта»: правящая партия олигарха Бидзины Иванишвили, сколотившего капитал в России и являющегося миноритарным акционером Газпрома. В свое время даже лишился грузинского паспорта из-за того, что имел гражданство РФ и Франции. Позднее Верховный суд отменил соответствующее решение Минюста, что многие сочли нарушением законодательства.

ЕНД: бывшая правящая партия, основанная Михеилом Саакашвили еще в 2001 г., которая стремится вернуть утраченные позиции. На этих выборах лицом партии стал знаменитый исполнитель и актер Вахтанг Кикабидзе, а помогала ему в этом, в том числе и хорошая известная в Украине как бывшая глава Нацполиции Хатия Деканоидзе.

«Европейская Грузия» (3,78%, 5 мандатов): «осколок» ЕНД и союзник этой политсилы, которую возглавляет бывший мэр Тбилиси Гиорги Угулава

20 февраля 2020 г. он был приговорен к 3 годам лишения свободы по обвинению в хищении бюджетных средств. Однако 15 апреля президент Саломе Зурабишвили его помиловала.

«Стратегия Агмашенебели» (3,15%, четыре мандата): еще одна оппозиционная ГМ и дружественная ЕНД партия.

На выборах 2016 г. в составе блока «Государство для народа» набрала 3,45% голосов. На президентских была инициатором создания коалиции девяти оппозиционных партий «Сила в единстве».

«Лело» (3,15%, четыре мандата): основана в декабре 2019 г. путем объединения общественных движений «Лело», «Шенеби» и партии «Новые правые».

Основатели новой политсилы — бизнесмены Мамука Хазарадзе и Бадри Джапаридзе — обвинялись в отмывании денег. Они считают обвинение политически мотивированным. На выборы шли с идеей «положить конец двухпартийной системе в Грузии».

«Альянс патриотов» (3,14%, четыре мандата): появилась в 2012 г., а годом позже Иванишвили заявил, что в парламенте должна быть и «третья сила». И «Альянс» ею стал — в 2016 г., когда единственный преодолел пятипроцентный барьер и «разбавил» двухпартийный парламент, состоявший из ЕНД и ГМ.

Партия эта выступает против интеграции в ЕС и НАТО, а также имеет четко выраженную антитурецкую риторику. В свете нынешнего противостояния между Россией и Турцией в Африке, на Ближнем Востоке и Кавказе такая сила в парламенте Грузии Кремлю даже более полезна, чем четыре года назад, когда помимо создания иллюзии многопартийности выступала и союзником, и фактором давления для «мечтателей». Однако уровень поддержки «Альянса» за 4 года снизился почти вдвое — с 5% до 3,14%. Одной из причин тому стал скандал с финансированием партии Россией.

В частности, в августе на сайте «Досье», проекта Михаила Ходорковского, всплыла информация о том, что Москва выделила $700 тыс. на финансирование «Альянса», а в подмогу ей направили российского политтехнолога Сергея Михеева.

К слову, другая пророссийская партия, причем открыто выступающая за дружбу с Россией, — «Единая Грузия» — в парламент не прошла. Позиции партии экс-спикера парламента Нино Бурджанадзе, следовательно, еще больше «просели», если учесть, что в 2016 г. «Единая Грузия» набрала 3,5% голосов.

«Гирчи» («Шишка») (2,86%, четыре мандата): оппозиционная либертарианская партия, основанная бывшими членами ЕНД в 2016 г. Лидером политсилы является экс-депутат Зураб Джапаридзе. «Гирчи» позиционирует себя в качестве новой, современной силы, выступая за легализацию марихуаны и однополых браков. Является откровенно прозападной и антироссийской.

«Граждане» (1,33%; два мандата): появилась на грузинском политическом небосклоне 4 августа 2020 г. Лидер — экс—журналист и бывший депутат горсовета (независимый) Тбилиси Алеко Элисашвили, который покинул его в знак протеста против передачи двух участков земли компании Иванишвили.

«Лейбористская партия» (1%, один мандат): политический долгожитель. Эта левоцентристкая партия была основана еще в 1995 г.

В 2003 г. лейбористы не поддержали Революцию роз, и в результате порядка 15% ее членов покинули партию. Рейтинг партии упал катастрофически и до сих пор остается очень низким. Если бы не снижение проходного барьера с 5% до 1%, то парламента лейбористы еще долго бы не видели.
Новые правила и битва за большинство

Кстати, о снижении проходного барьера. Это одно из новшеств выборов-2020, которые проходили по новым правилам благодаря убедительным просьбам Брюсселя и Вашингтона предоставить больше шансов маленьким партиям.

Позицию ЕС и США «Грузинская мечта» приняла, и в июне были внесены соответствующие изменения в законодательство о выборах.

Среди них: однопроцентный проходной барьер; 30 мажоритарщиков вместо 73 и, следовательно, 120 мандатов по пропорциональной системе вместо 77; партия, набравшая меньше 40%, не сможет сформировать большинство.

Отсюда большой разброс голосов. Грузины наконец-то получили шанс увидеть своих фаворитов в парламенте.

Второе — это демонополизация парламента, который долгие годы был ареной для двух политсил — «Грузинской мечты» и «Единого национального движения».

Скорее даже не демонополизация, ведь ГМ и ЕНД так и останутся китами, сколько ослабление «Грузинской мечты» и усиление ЕНД.

Партия Саакашвили уже, в сравнении с выборами-2016, прибавила восемь мандатов.

В то же время, «Грузинская мечта», получившая по итогам прошлых выборов 115 «штыков», пока располагает лишь 75: 61 — это «списочники» и еще 14 депутатов-мажоритарщиков.

В оставшихся 16 мажоритарных округах 21 ноября состоится второй тур. И «мечтателям» нужно выиграть хотя бы в одном из них, чтобы сформировать парламентское большинство. Конституционное — 113 депутатов — партии Иванишвили уже не светит.

Но и ЕНД, даже если она уговорит остальные партии, кроме «Альянса патриотов», сколотить коалицию и даже если каким-то чудом сможет забрать эти 16 мажоритарных округов у «Мечты», большинства тоже все равно не получит. Их «потолок» — 55 мандатов.

Гипотетически партия Иванишвили, который, судя по всему, стоял за успехом «Альянса», могла бы пойти на коалицию с этой пророссийской партией.

Однако ранее в «Мечте» уже заявляли, что коалицию с «патриотами» точно создавать не будут, видимо опасаясь связей с излишне токсичной политсилой. Это крайний вариант на случай, если ГМ вдруг не выиграет оставшиеся мажоритарные округа.

Шанс же заполучить заветный «золотой» мандат, а то и несколько, у «Мечты» есть, если исходить из данных в ряде округов, демонстрирующих наибольший разрыв между кандидатом от ГМ и его визави. К примеру, в Исани Хатия Деканоидзе («ЕНД») отстает от Кахи Кахишвили почти на 20% — 27,23% против 46,74%. В округе Зестафони, Багдати, Терджола, Ткибули Бежан Цакадзе из ГМ набрал 49,49%, а кандидат от ЕНД Каха Гецадзе — 26,98%.

Заметно «проседают» оппоненты ГМ в двух округах: в Дидубе—Чугурети (42,69% у члена ГМ, и 21,09% у представителя «Гирчи»); и Надзаладеви (43,76% — ГМ, лидер лейбористов Шалва Нателашвили — 25,01%).

В остальных же 12 округах разрыв не столь существенен и, в принципе, оппозиционеру по силам обойти кандидата от «Мечты» 21 ноября. Но при условии, что он получит абсолютную поддержку других оппозиционных сил.

Оппозиционный фронт

Признаки консолидации и объединения против «Грузинской мечты» уже имеются. Оппозиционные партии — ЕНД, «Европейская Грузия», «Лело», Лейбористская партия, ” Стратегия Агмашенебели«, «Гирчи» — уже обвинили власти в массовых фальсификациях и в ночь на 1 ноября устроили акцию протеста у здания парламента.

Они же после переговоров в офисе лейбористов объявили о проведении 8 ноября масштабной акции протеста. Правда, сам по себе протест несколько размывают и дискредитируют маргинальные силы, которые сложно назвать оппозиционными.

К примеру, не прошедшая в парламент ультранационалистическая партия «Грузинский марш», которая до 2 июля 2020 г. была движением. Эта политсила также заявляет о фальсификациях со стороны властей, но притом прямо выступает против «Единого национального движения» и «Европейской Грузии», обвиняя их в подготовке «революции».

Исходя из заявлений оппозиционных сил, участвовавших в протестах и переговорах в офисе Лейбористской партии, они намерены бойкотировать результаты выборов, угрожают не заходить в парламент и требуют перевыборов.

Правда, на данный момент проведение досрочных выборов кажется маловероятным. Бойкот — да, но как долго он продлится, учитывая, что западные партнеры Грузии, а именно Евросоюз и Соединенные Штаты уже признали выборы состоявшимися?

Более того, посольство США, комментируя результаты выборов, 1 ноября заявило на своей странице в Facebook, что хотя и имело место «запугивание, подкуп избирателей, нарушение тайны голосования, размытое разделение партийной и официальной деятельности и насилие в отношении наблюдателей за выборами и журналистов», однако этих нарушений недостаточно для признания выборов нелегитимными.

Без четкой поддержки друзей из Европы и Штатов оппозиционным силам будет сложно добиваться перевыборов. Максимум — это пересчет голосов в наиболее спорных регионах уже после второго тура.

Речь идет в первую очередь о крупных городах, где, как заявлял 31 октября Саакашвили, ЕНД обошла «Грузинскую мечту».

В общем, семи партиям, прошедшим в парламент, останется лишь взяться за формирование оппозиционного альянса. Причем несмотря на неизбежный риск раскола ввиду очевидной идеологической и политической разношерстности потенциальных членов оппозиции.

Каковы последствия выборов в Грузии для Украины?

Во-первых, очевидно, что Михеил Саакашвили в обозримом будущем вернуться на родину, где против него открыты уголовные дела, не сможет, поскольку ЕНД и ее союзники не смогли взять парламент, а следовательно, и Кабмин, под свой контроль.

Хотя, безусловно, бывший президент Грузии будет больше вовлечен в политической процессы на родине. Особенно если в парламенте будет сформирована мощная оппозиция, насчитывающая полсотни «бойцов».

Во-вторых, беря во внимание фактор потенциальной крупной оппозиции отношения Киева и Тбилиси имеют неплохие шансы на дальнейшей развитие. В том числе и касаемо углубления сотрудничества в Черном море под эгидой украино-грузинской евроатлантической интеграции.

Поделиться статьей: