Что общего между Дудой и Эрдоганом

25.03.2021 0 Редакция NS.Writer

Запад «глубоко разочарован» решением Анкары покинуть Стамбульскую конвенцию, пишет Владислав Гирман для «ДС».

| Newssky.com.ua

В субботу, 20 марта, на страницах официальной турецкой Resmi Gazete был опубликован указ президента Реджепа Тайипа Эрдогана о выходе страны из Стамбульской конвенции Совета Европы о предотвращении и борьбе с насилием в отношении женщин.

Конвенция предусматривает криминализацию странами-подписантами психологического, физического и сексуального насилия, принудительных браков, абортов и стерилизации, а также преследования.

Несмотря на то, что Турция первой подписала конвенцию, в названии которой есть название экономической столицы республики — Стамбула, ситуация с нарушением прав женщин в этой стране, где с каждым годом все сильнее консервативные настроения, по-прежнему стоит очень остро.

Движение «Остановим фемицид», к примеру, сообщает, что в 2020 г. в Турции были убиты 409 женщин, а с начала текущего года — уже 77. При этом некоторые смерти выглядели крайне подозрительно.

И, получается, что вместо решения этой проблемы (точнее, совокупности проблем), двигаясь к выполнению Стамбульской конвенции, воссоздающий Блистательную Порту Эрдоган 10 лет спустя после того, как Турция ее подписала, осуществляет откат от западных ценностей. Мол, права должны защищать внутренние законы, а не какие-то там конвенции.

Тем самым турецкий президент и его соратники активно «консервируют консерватизм» под лозунгом спасения традиционных ценностей Турции, которым разводы, уважительное отношение к другому человеку и соблюдение его прав (женщина — человек, если кто вдруг не знал), защита прав представителей ЛГБТ (и они тоже люди, какой шок!) как бы противоречат и являются для них угрозой.

Западные союзники Турции решение Эрдогана не одобрили. Так, президент США Джо Байден в своем заявлении, опубликованном на сайте Белого дома, заявил, что «внезапный и необоснованный» выход Турции из Конвенции «вызывает глубокое разочарование».

Официальный Париж, который перманентно «на ножах» с Анкарой, в свою очередь, констатировал очередной турецкий регресс в вопросе защиты прав человека, а Берлин подчеркнул: оправданием для игнорирования насилия в отношении женщин не может быть культура, религия или традиции.

Верховный представитель ЕС по внешней политике и безопасности Жозеп Боррель от лица Европейского союза заявил вечером 20 марта: «Мы глубоко сожалеем и выражаем непонимание из-за решения турецкого правительства».

По мнению Борреля, такое решение является не только угрозой для женщин в Турции, но и опасным месседжем остальному миру, где, как известно, еще пруд пруди шовинистов и консерваторов.

Аналогичную оценку указу Эрдогана дала генсек Совета Европы Мария Пейчинович-Бурич: решение — угроза делу защиты женщин и в Турции, и в Европе.

Реджеп nie jest debilem

И Боррель, и Пейчинович-Бурич правы — эта кирпичик в фундамент тревожных тенденций. Правда, и западные ценности в самой Европе более не кажутся уж столь монолитными или однородными.

Взять, к примеру, Польшу. Страна—член ЕС с многовековой историей, некогда одна из мощнейших и крупнейших в Европе; да и сегодня находится далеко не в конце или середине списка.

И что мы видим: она следует тем же путем, что и Турция, в Европу рвавшаяся на своих правилах.

В Турции оскорбление президента — это отличная возможность загреметь за решетку. Буквально 22 марта турецкий суд приговорил к 3,5 годам тюремного заключения бывшего сопредседателя прокурдской Партии демократии народов (ПДН) Селахаттина Демирташа за нелестные отзывы об Эрдогане.

В Польше, как сообщает 23 марта BBC, хотят приговорить к трем годам лишения свободы известного писателя Якуба Зульчика за проведенный для президента Анджея Дуды в грубой форме ликбез об американской государственной системе.

Дуда в ноябре, поздравляя Байдена с успешной президентской кампанией, выдумал некую «номинацию Коллегии выборщиков», которой в Варшаве очень ждут.

Зульчик, долгое время изучающий особенности американской политики, объяснив в Facebook, что никакой «номинации Коллегии выборщиков» не существует, написал, что Анджей Дуда jest debilem.

В президентской канцелярии возмутились и вот результат — суд, возможно, лишит писателя свободы.

Нужно также отметить, что в Польше в целом очень болезненно сегодня реагируют на оскорбления президента, государственных символов и т.п. Действуют целых девять законов об оскорблении, предполагающих тюремный срок.

Согласно докладу ОБСЕ за 2017 г., Польша была среди лидеров (всего 57 стран) по количеству законов об оскорблении и диффамации. Это является вполне наглядной иллюстрацией того, куда сегодня двигают Польскую Республику консерваторы из «Права и Справедливости».

Еще одна — это попытка запрета абортов, спровоцировавшая массовые протесты и жесткую критику других европейских стран.

Тенденция налицо: в Турции выходят из Стамбульской конвенции, в Польше запрещают аборты. И в первой, и во второй стране, к слову, очень религиозных, происходит наступление на права женщин. С той разницей, что у неосултана Эрдогана, «победившего» независимую прессу, подход более комплексный. Да и гражданское общество в Польше куда сильнее, чем в Турции.

Глубочайшая обеспокоенность

Европейские демократии тоже, как видим, претерпевают трансформации под влиянием консерватизма и правого, левого и прочих популизмов.

Вот и из Дуды, который по сути не является абсолютно независимым игроком, пытаются слепить лидера, чьи взгляды и заявления частенько напоминают взгляды и заявления откровенно авторитарных или около того правителей вроде Реджепа Эрдогана, Владимира Путина, Си Цзиньпина, Ким Чен Ына.

В то же время, следует признать, что и возмущенная Европа отчасти готова мириться с такими тенденциями. По крайней мере Брюссель в гневе не рвет отношения сразу.

Был у него конфликт с Венгрией и Польшей из-за механизма наказания для стран, нарушающих права человека и ставящих под сомнение прочие ценности ЕС. Однако стороны смогли найти выход при активном участии Ангелы Меркель. Берлин, несмотря на длящийся уже несколько лет конфликт по разным вопросам с Варшавой и Будапештом, все же стремится сохранить целостность блока и максимально сглаживает углы.

Хотя, справедливости ради отметим, сам же в компании Парижа немало усилий прилагает для возникновения подобного рода конфликтов, продвигая европейскую автономию и двухскоростную Европу как один из ее важнейших элементов.

С Турцией аналогичная история. Ее евроинтеграция уже давно завалена горами претензий и споров между Брюсселей и Анкарой. Но каждый раз, когда напряжение в отношениях доходит до пиковых значений, им удается их стабилизировать. Окончательный разрыв так и не происходит. Не только потому, что ЕС прогибается — Анкара тоже идет навстречу.

Свежий пример — это конфликт вокруг Восточного Средиземноморья, где Турция проводит разведку энергоресурсов.

Афины, Никосия, Афины ополчились против Анкары из-за бурения на шельфе Кипра и близ греческих островов, за что хотели наказать турок санкциями.

Между тем, Германия и Италия выступили в роли трезвых голов ЕС, и им удалось убедить партнеров пока заморозить введение санкций в отношении руководства компании, занимающегося бурением. К тому же Анкара приложила колоссальные дипломатические усилия, резко изменив риторику и внешнеполитический курс, чтобы убедить Евросоюз в своей готовности к диалогу и поиску решений кризиса.

В итоге Брюссель все же санкции не вводит. Ограничительные меры, которые, очевидно, привели бы к эскалации отношений, не нужны и странам Европы, потому что: а) высокий товарооборот; б) миграционный кризис; в) союзник по НАТО — один из ключевых региональных игроков, который смог заткнуть Россию за пояс в Ливии и Нагорном Карабахе.

Потому вместо ссоры Брюссель и Анкара, напротив, сейчас усиливают сотрудничество. Так, глава МИД Турции Мевлют Чавушоглу, как пишет Anadolu, после встречи с Боррелем в Брюсселе сообщил, что они намерены сообща работать над такими вопросами, как обновление соглашения о Таможенном союзе, введение безвизового режима, борьба с незаконной миграцией и терроризмом.

Что это значит? Это значит, что Realpolitik оказалась сильнее демократических ценностей, исповедуемых Европой.

Нет, в ЕС и США, безусловно, не рады решению Эрдогана выйти из Стамбульской конвенции, но возвращать его в цивилизованное пространство они тоже не будут. Попытаются, конечно, но санкции вряд ли будут вводиться. Потому проблема нарушения прав женщин в Турции (и не только там, но и в Польше, и в Украине, которая так и не ратифицировала конвенцию) может быть решена в результате цивилизационного слома в обществе.


Поделиться статьей:

Подписаться на новости:




В тему: