Что кроется за беспрецедентным иском Google к Роскомнадзору

25.05.2021 0 Редакция NS.Writer

Google отказывается блокировать видео, которые в Кремле считают призывами к «несанкционированным митингам», пишет обозреватель отдела международной политики «ДС» Владислав Гирман.

| Newssky.com.ua

Мировой цифровой гигант, компания Google, впервые в своих отношениях с российским цензором Роскомнадзором не выступила в роли жертвы, перейдя в наступление.

Еще 23 апреля компания подала в Арбитражный суд Москвы иск против Роскомнадзора, который принят к рассмотрению 11 мая, а стало известно об этом лишь месяц спустя из публикации «Коммерсанта».

Если раньше Google была ответчиком или третьей стороной, когда Роскомнадзору требовалось навести «порядок» в Рунете по своему разумению, то теперь уже компания пытается через суд добиться признания незаконными действий регулятора, потребовавшего заблокировать 12 ссылок в YouTube, маркируя их как «противоправный контент». Ссылки касаются акций протестов в России, которые начались после задержания силовиками оппозиционера Алексея Навального.

Тема эта после волнений в Хабаровском крае для российского режима крайне болезненная. Соответственно, власти применили и применяют доступные им инструменты, чтобы нивелировать протестную активность. Будь это массовые задержания, признание Фонда борьбы с коррупцией экстремистской организацией или контент в сети.

Упомянутые выше 12 ссылок на видео в YouTube Роскомнадзор трактовал как призывы к участию в несанкционированных митингах.

Кроме того, в апреле, до подачи иска юристами Google, цензор потребовал от компании разблокировать пропагандистский ресурс «Царьград». Да и в целом Россия стала намного чаще требовать от Google что-то удалить.

Так что в некотором роде иск компании к Google стал реакцией на растущее давление со стороны Кремля.

Google в 2019 г. угодила в скандал с двойным обозначением принадлежности оккупированного Россией Крыма (для россиян — российский, для Украины и всего мира — украинский). И компания отказалась что-либо менять, придерживаясь подхода nothing personal, just business.

Однако гайки закручены Роскомнадзором уж больно сильно. Это, впрочем, не означает, что Google хотела бы лишиться российского рынка. По крайней мере сейчас, когда мировую экономику еще ожидает постпандемическое восстановление.

Не означает это и того, что компания на самом деле рассчитывает выиграть суд. Если бы такие ожидания у нее были, тогда юристов можно было бы счесть наивными идеалистами. А это вряд ли.

Очевидно, что на победу в российском суде надеяться бессмысленно. Он еще более ручной, чем в Украине, и принимает те решения, которые спускают «сверху», а не придерживаются буквы закона.

Иллюстрацией чему может послужить вердикт Октябрьского суда Санкт-Петербурга по иску террориста Игоря Безлера к расследователям из Bellingcat: суд признал, что эта организация «опорочила честь и достоинство» материалами о причастности к сбитию малайзийского Boeing рейса MH17, и обязал их выплатить «Бесу» 340 тыс. рублей (примерно $4,6 тыс.) компенсации за моральный вред.

Так что никаких иллюзий о порядочности судов в России и правомерности их решений не должно быть.

Однако, бесспорно, иск Google к Роскомнадзору — это серьезный прецедент, если учесть, с кем и где компания намерена судиться.

С одной стороны, его можно квалифицировать как признак того, что крупные технокомпании (вроде Google, Facebook, Twitter) стремятся сопротивляться откровенно авторитарным действиям режимов в странах, где они работают. Но не потому, что компании уж столь сознательны.

Хотя не без этого. Власти США и стран Европы после инцидентов с вмешательством в выборы посредством соцсетей активно взялись за уничтожение интернет-фронтира. И ныне соцсети все же больше играют по правилам. По крайней мере в той мере, в которой считают целесообразным, исходя из собственных бизнес-интересов.

Это обусловило их попытки не быть более объектами враждебных или нечистых на руку акторов, а стать субъектами, регулирующими жизнь в созданных ими цифровых мирах.

Все убедились в том, какое влияние на политику и в целом на жизнь могут оказывать соцсети, и к каким потрясениям приводить. Достаточно вспомнить штурм Капитолия в начале текущего года, к которому, определенно, привел «взращенный» социальными медиа и безответственными политиками раскол в обществе.

С другой стороны, транснациональные компании вроде Google прежде всего защищают свой бизнес. Или в случае с Роскомнадзором: демонстрируют готовность его защищать.

Google vs Yandex

Что до Google, то львиной долей его доходов была и остается реклама.

В 2020 г. рекламная выручка компании составила $147 млрд, что больше на 9%, чем в 2019 г. Совокупная — $181,7 млрд, что на 13% больше, если сравнить с позапрошлым годом. Столь незначительный рост, по меркам Google, объясняется глобальным падением экономики из-за коронакризиса.

В то же время, можно уже зафиксировать новые тенденции в бизнесе техногиганта. Финдиректор Google Рут Порат в феврале 2021 г. сообщила, что главным драйвером доходов в четвертом квартале 2020 г. стали сегменты «Поиск Google» и YouTube.

Российская цензура же вредит этим направлениям. Отсюда и попытки компании защитить новые тренды. И рискнула она так поступить еще и потому, что российский рынок все же не столь уж «лакомый кусок», как может показаться. Немалый, но точно несопоставимый с размерами самой России.

На самом деле темпы роста доходов Google в России демонстрируют спад уже не первый год.

К примеру, в 2017 г. выручка компании в России выросла на 51% — до 45,2 млрд рублей ($6,12 млрд), чистая прибыль — на 85% до 5,8 млрд рублей ($78,6 млн).

В 2018 г. выручка компании в России выросла уже лишь на 32%, а в 2019 г. — на 25%, до 74,9 млрд руб. Т.е. до $1,02 млрд. Учитывая, что в 2019 г. выручка компании составила всего $162 млрд, то, выходит, Россия принесла Google лишь 1/162 от общей выручки.

При этом главный конкурент американской компании в России — «Яндекс» — наоборот, преимущественно демонстрирует рост.

В 2017 г. его годовая выручка выросла на 24% — до 94,1 млрд руб., в 2018 г. — на 41%, до 126,4 млрд руб., в 2019 г. — на 37% до 175,39 млрд руб., в 2020 пандемическом году — на 24% до 218,3 млрд. руб.

Как видим, положение «Яндекс» в России, влезшего едва ли не во все сферы бизнеса, куда прочнее, и Google все сложнее с ним конкурировать. Потому американская компания пытается несколько изменить подходы к ведению бизнеса.

Одним из них и является иск к российскому регулятору. У Google на самом деле имеется опыт ведения «войн» с правительствами, которые пытаются переломить такого рода корпорации через колено.

В свое время та же Google уже боролась с Германией и Испанией, которые хотели заставить ее платить медиа за использование их контента. А в начале этого года в ответ на аналогичные шаги уже Facebook отреагировал отключением австралийских СМИ от инструментов платформы.
Важно: Новая эра. Что значат санкции Facebook против Австралии

Правда в этих войнах техногиганты сражались с властями цивилизованных стран. В России действуют другие правила.


Поделиться статьей:

Подписаться на новости:




В тему: