Черноморско-закавказская коалиция. Эксклюзив

21.01.2022 0 Редакция NS.Writer

Приоритетные направления международного сотрудничества не исчерпываются для Украины одними только ЕС и НАТО. Так, хотя с момента визита президента Азербайджана Ильхама Алиева в Киев прошлавсего неделя, его позитивные результаты уже вполне ощутимы.

Украинский визит азербайджанского лидера, состоявшийся 14 января, стал его первым приездом в Украину за время президентства Владимира Зеленского. В свою очередь, Зеленский посещал Азербаджан в декабре 2019 года.

За месяц до киевской встречи президенты встречались в Брюсселе 15 декабря, на саммите «Восточного партнерства», где Зеленский предложил провести в феврале саммит «Киев — Анкара — Баку». И, как недавно стало известно, Реджеп Эрдоган посетит Украину 3 февраля, в день 30-летия установления турецко-украинских дипломатических отношений. С учетом тесных связей Анкары и Баку, регулярное общение президента Украины с лидерами Азербайджана и Турции по отдельности, выглядит вполне равнозначной заменой саммиту трех лидеров.

Через четыре для после визита в Киев, 18 января, между Путиным и Алиевым, по инициативе Алиева, состоялся телефонный разговор, в ходе которого обсуждались ситуация на Донбассе, в Казахстане, а также ход переговоров России с США и странами НАТО о «гарантиях безопасности», которые требует Москва. А на следующий день, 19 января, Ибрагим Калын, пресс-секретарь президента Турции Реджепа Эрдогана, заявил от его имени о готовности организовать встречу Путина и Зеленского на турецкой территории, «если они хотят встретиться и разобраться в своих проблемах и разногласиях».

Все это в сумме говорит о значительной активности на украинском направлении тандема Турция-Азербайджан и о его желании активно вмешаться в ситуацию «Украина-Россия», хотя и избегая прямой конфронтации с Москвой. При этом, речь идет именно о тандеме двух стран, неизменно согласовывающих свои действия, в рамках концепции «Одна нация — два государства», основанной на общей истории, культуре и языке.

Немного об истории украино-азербайджанских отношений

Близкие отношения Азербайджана и Украины имеют давнюю историю, которую можно отсчитывать и от 1918, и от 1992 года.

В период существования УНР и АДР между Украиной и Азербайджаном были установлены дипломатические отношения. В Азербайджан 8 февраля 1919 года прибыл полномочный представитель Украины на Кавказе Иван Красковский, передавший верительные грамоты главе МИД Азербайджанской Демократической Республики Фатали Хану Хойскому. Правда, назначенный в ответ, 1 ноября 1918 года, послом в УНР Юсиф Везир Чеменземинли не смог добраться до Киева из-за гражданской войны, и правительство АДР наделило посольскими полномочиями Комиссариат Азербайджана в Украине, во главе Джелилом Садыковым, созданный в октябре 1918 находившимися в Украине азербайджанцами. Его полномочия были официально признаны УНР.

В дальнейшем, на Парижской мирной конференции, представители Украины и Азербайджана, совместно с делегациями Эстонии, Грузии, Северного Кавказа и Белоруссии, подписали 17 июня 1919 года совместную ноту протеста в ответ на признание Верховным советом Антанты правительства Колчака единственным законным правительством на пространстве бывшей Российской Империи. Таким образом, еще сто лет назад Украина и Азербайджан столкнулись с проблемой защиты своей независимости от российских посягательств на фоне неоднозначной позиции Запада, которому удобнее было видеть Россию «единой и неделимой».

После распада СССР

Взаимное притяжение между Азербайджаном и Украиной проявилось сразу же после объявления независимости. Уже в 1992 году были установлены дипломатические отношения. Политические, экономические и культурные связи, а также отношения стратегического сотрудничества, развивались очень интенсивно. Так, Украина является третьим по значимости, после Турции и Израиля, военным партнером Азербайджана, и в период 2006 — 2010 годов, когда Азербайджан системно наращивал свою армию, готовясь к возврату Нагорного Карабаха, продала ему значительное количество обновленной советской техники.

Экономическое сотрудничество между двумя странами быстро выросло, достигнув $ 1,4 млрд в 2010 году. В дальнейшем оно пережило ряд спадов и подъемов, но неизменно оставалось на высоком уровне. По данным за 11 месяцев 2021 года торговый оборот между Украиной и Азербайджаном составил $866 млн против $771 млн за весь 2020 год. Основными товарами, импортируемыми из Украины в Азербайджан, являются продукция металлургии, машиностроения и химической промышленности. Из Азербайджана в Украину поставляются, в основном, нефтепродукты и нефтехимия. Поставки агропромышленной продукции носят встречный характер.

Таким образом, визит Ильхама Алиева в Киев стал еще одним шагом в поступательном развитии устойчивых и прочных украино-азербайджанских отношений, имеющих давние традиции. Вместе с тем, он, был, несомненно, очень успешным, и важным для наших стран.

О чем договорились стороны в ходе визита

Перечень достигнутых договоренностей довольно велик. Была подписана общая декларация об оказании взаимной поддержки суверенитету и территориальной целостности двух государств, в которой содержится прямое упоминание о намерениях углублять сотрудничество в рамках международных и региональных организаций и форумов, включая ООН, ОБСЕ, Совет Европы, ГУАМ и ОЧЭС.

Как известно, Азербайджан вовлечен в застарелый, начавшийся еще в СССР территориальный конфликт с Арменией, которую по факту поддерживает Россия, формально, как всегда, выступающая в роли «миротворца». И, хотя Баку и удалось вернуть часть своих территорий в ходе Второй карабазской войны 27 сентября — 10 ноября 2020 года, конфликт с Арменией и стоящей за ней Россией далеко не окончен. Таким образом, вопрос о поддержке территориальной целостности актуален для обеих наших стран.

Также было подписано еще пять документов:

— Межправительственное соглашение о сотрудничестве в области продовольственной безопасности;

— Меморандум о взаимопонимании по вопросам экстренного взаимодействия в двусторонней торговле — между министерствами экономики;

— Меморандум о сотрудничестве в аграрной отрасли между Минагрополитики Украины и Минэкономики Азербайджана;

— Меморандум о взаимопонимании и сотрудничестве в области энергетики между НАК «Нафтогаз» и государственной нефтяной компанией Азербайджана (SOCAR);

— Меморандум о взаимопонимании и сотрудничестве в области земельных отношений, управления землями государственной собственности и государственного земельного кадастра между Госгеокадастром и Минэкономики Азербайджана.

Турецкий фактор

Как уже было сказано, Турция и Азербайджан действуют в тесном тандеме. Иными словами, если мы говорим «Азербайджан» — вспоминаем о сотрудничестве с Турцией, говорим «Турция» — вспоминаем о сотрудничестве с Азербайжданом.

Турция, всегда охотно и широко сотрудничавшая и торговавшая с Украиной, стала еще более интенсивно расширять сотрудничество с ней после российской агрессии 2014 года. Для этого имелось множество причин.

Уже на момент начала российской агрессии Турция была одним из крупнейших инвесторов в Украину. Российское вторжение на Донбасс и оккупация Крыма отрицательно повлияли на эффективность турецких инвестиций, а расширение конфликта прямо угрожало их безопасности. Вместе с тем, российская агрессия вела к сокращению сотрудничества между Россией и Украиной, создавая новые возможности для турецкого инвестирования.

В настоящее время турецкие инвестиции в Украину достигли отметки $4,5 млрд., а число турецких компаний, работающих в Украине превысило 700. Но опасность нового российского вторжения остается, а с ней остаются и риски, перечисленные выше. Как следствие, Турция заинтересована в хрупком перемирия между Россией и Украиной, поскольку большего сегодня достичь невозможно.

Турция имеет экономические интересы не только в Украине, но и в России, и, как следствие, на фронтальную конфронтацию с Москвой, если не будет к этому вынуждена, не пойдет. Вместе с тем, она поставляет ВСУ свои «Байрактары» и даже помогает организовать их сборку в Украине, видя в них сдерживающий Россию фактор.

В ответ на российские упреки, последовавшие после продажи Украине беспилотников, глава МИД Турции Мевлют Чавушоглу напомнил о российском оружии, которым вооружены антитурецкие группировки, от Рабочей партии Курдистана (РПК) до Ливийской национальной армии (ЛНА) и армянских военных в Нагорном Карабахе.

Сдерживание России на украинском направлении, с учетом тесных украино-азербайджанских отношений, отражается и на ситуации в Закавказье. Турции также необходимо сдерживать Россию в Закавказье, причем, по множеству причин.

Сближение с Азербайджаном нужно Анкаре и экономически, с учетом азербайджанских запасов нефти и газа. Оно необходимо и политически, и в рамках концепции «два государства — один народ» (кстати, разделенный в результате российских колониальных захватов), и в рамках амбиций Эрдогана на лидерство в мусульманском мире, включая фактор противостояния с Ираном, и для прямой защиты Азербайджана от армянской, а, по сути, от армяно-российской агрессии. Несколько десятилетий Россия была прямо заинтересована в вялотекущем конфликте между Арменией и Азербайджаном, который ослаблял оба государства, привязывая их к Москве — и подпитывала его, вооружая Армению и заверяя ее в своей поддержке. Активизация Турции в Закавказье, и ее сближение с Азербайджаном, изменили расклады в регионе. Причем, несмотря на давнюю неприязнь, к Турции мало-помалу разворачивается и Армения. Армяне все отчетливее осознают, что прозябание под российской «защитой», в которое их загнали два века назад — тупик, перекрывающий им любое развитие, и делающий Армению разменной монетой российской политики. Ведь и преследования армян в 1915 году в Османской Империи, и армяно-азербайджанское противостояние были от начала до конца сконструированы и спровоцированы Россией. В первом случае армян использовали как таран против Турции, во втором, разжигая межнациональный конфликт в Закавказье, российские власти рассчитывали сбить революционные настроения 1905 года.

Далее, наращивая влияние в Закавказье, а также и в Украине, Турция увеличивает свой вес в НАТО — а с ним упрочивает свои позиции в отношениях с США.

Наконец, Турция не забыла и о том, что Крым, «всегда бывший российским», был отжат у нее Россией. Анкара не ставит своей целью непосредственный возврат Крыма, но, в перспективе, оказав Украине помощь в его возвращении, сможет претендовать на ведущую роль в его восстановлении после оккупации, и экономической реинтеграции в Украину, сделав освобожденный от российских оккупантов полуостров паритетным, турецко-украинским, с экономической точки зрения, и получив там некоторое политическое влияние, с опорой на крымскотатарскую общину. Надо сказать, что такой вариант максимально близкого Турции Крыма в составе Украины был бы выгоден и Украине: и экономически, и в качестве страховки от новых российских попыток его захвата, а также в качестве фактора европейской интеграции через Турцию.

Тема турецко-европейской интеграции как обходного хода в ЕС и НАТО мало разработана украинскими аналитиками. Между тем, это направление работы очень перспективно. Не будучи формально членом ЕС, Турция максимально интегрирована в него. Возможно, что такая форма «интеграции без вступления» с учетом нынешнего состояния ЕС, во многом была бы даже выгоднее для Украины, чем прямое членство в этой с некоторых пор неоднозначной организации. А совместный оборонительный союз Украина-Турция-Азербайджан, с учетом членства Турции в НАТО, может до некоторой степени заменить собой непосредственное вступление в Альянс, заодно сведя к нулю отрицательные факторы такого вступления, порождаемые пророссийским оппортунизмом Германии, граничащим, в последнее время, с прямым саботажем.

Перспективы Украины на азербайджанском направлении

Как и для Турции, для Азербайджана Украина является одной из благоприятных для инвестиций экономик. Но, для защиты своих инвестиций в Украину, Баку, как и Анкаре, требуется уделить внимание вопросам безопасности на Черном море. Между тем, Россия на Черном море ведет себя крайне агрессивно, открыто провоцируя конфликты, наращивая число своих военных объектов в Крыму и размещая там новейшие вооружения.

При этом, украинское участие в совместных мерах по защите от возможной российской агрессии, может не ограничиваться одним только Черным морем. В сентябре прошлого года ВМС Турции и Азербайджана проводили совместные учения на Каспии. В перспективе к ним могли бы присоединиться и ВМС Украины, отработав, к примеру, действия боевых пловцов против вероятного (более чем вероятного, и совершенно определенного!) противника. Подготовка специальных подразделенний украинских ВМС стала бы хотя и косвенным, но чувствительным для России ответом на ее пиратские действия в Азовском море, где московские оккупанты чувствуют себя совершенно безнаказанно.

Формирование оборонительного союза трех стран в черноморском регионе, не входящего непосредственно в НАТО, но связанного с ним через Турцию, без сомнения, поддержали бы США и Великобритания, а также большинство стран Альянса. С позицией НАТО в целом все пока обстоит сложно из-за Германии, но и на нее может быть оказано давление. Кроме того, в самой Германии растет недовольство поддержкой Берлином путинской России. Одним из последних звонков такого рода стало письмо 73-х экспертов по Восточной Европе и России, инициированное историком Андреасом Умландом, адресованное парламенту и правительству ФРГ, с призывом пересмотреть отношения с Москвой, отказавшись от сомнительной роли кремлевских адвокатов.

Тем не менее, политическое сообщество Германии, а, во многом, и ЕС в целом, слишком коррумпировано Россией и насыщено кремлевской агентурой, чтобы самостоятельно выйти из-под влияния московской пятой колонны. Нужен внешний толчок, и, скорее всего не один. Одним из таких толчков и может стать оборонительный союз Турция-Украина-Азербайджан.

Уместно также отметить, что похожие территориальные проблемы укрепили совместную позицию Киева и Баку относительно единого подхода к признанию границ, сложившихся после распада СССР, и к непризнанию любого их насильственного изменения. Уже сегодня Азербайджан не пропускает на свой рынок товары крымского происхождения без подтверждения украинской таможни, а Украина занимает такую же позицию относительно товаров, происходящих из Карабаха.

Кроме того, Азербайждан проводит сейчас крупномасштабные и сложные мероприятия по реинтеграции освобожденных от армянской оккупации территорий. Поскольку перед уходом армянские оккупанты провели комплекс крупномасшатбных и дорогих мероприятий, чтобы сделать эти территории непригодными для проживания, возвращению на них азербайджанских беженцев должно предшествовать разминирование. По примерным оценкам для этого потребуется порядка десяти лет.

С учетом того, что Украине предстоит решать аналогичные проблемы на освобожденном от российской оккупации Донбассе, было бы уместно оказать помощь азербайжданской стороне. Это укрепило бы отношения между нашими странами, дало бы украинским саперам необходимый опыт и позволило бы рассчитывать в будущем на ответную помощь Азербайджана.

Переходя к проблемам экономики — тоже, впрочем, тесно связанным с политикой, нельзя не упомянуть о перспективе участия азербайджанских компаний в разработке углеводородных месторождений на территории Украины, а также о реализации новых инфраструктурных проектов. В частности, Украина рассматривает возможность импорта азербайджанского природного газа, поставляемого на европейский рынок в рамках реализации второй и третьей очереди проекта «Южный газовый коридор». Это позволит полностью вытеснить с украинского рынка газ российского происхождения, в том числе перекупленный у европейских операторов, и доставленный в Украину по реверсу. Но полноценная реализация этого проекта требует окончательного замирения Армении, и закрытия вопроса об армянской оккупации Карабаха.

ГУАМ: возможно ли второе рождение?

«Организация за демократию и экономическое развитие», первоначально названная ГУАМ, по первым буквам названий четырех государств, вошедших в нее: Грузии, Украины, Азербайджана и Молдовы, а сейчас называющаяся ОДЭР-ГУАМ, родилась в 1997 году, в Страсбурге, в ходе саммита Совета Европы. Но ее идея, интересная на первый взгляд, явно опередила потребность в ней, и, потому, что называется, не пошла. При наличии нормально работающих экономических связей с участием России, и транспортных путей через нее, ГУАМ, географически разорванный на две половины Черным морем, был заведомо неэффективен. Не заработал он полноценно и сейчас — однако, по мере превращения России в новое издание Третьего Рейха, и нарастающей, в связи с этим, международной изоляцией Москвы, идея ГУАМ заиграла новыми красками.

В мае прошлого года Украина, Грузия и Молдова договорились о создании «Ассоциированного трио», в рамках которого они объединили усилия на пути к вступлению в Евросоюз. Кроме того, Украина и Грузия стремятся в НАТО, а Украина и Азербайджан — потенциальные члены оборонительного союза трех государств, вместе с Турцией. Но Грузия, Украина, Азербайджан и Молдова — и есть ГУАМ. Если же добавить к ним Польшу и страны Балтии — это и есть та самая балтийско-каспийская дуга, как возможный щит от российской агрессии. Во всем этом, взятом в сумме, определенно что-то есть, и интерес к возрождению на новой основе старого, неэффективного, почти заглохшего, но формально все еще действующего союза сегодня активно проявляют все четыре страны, входящие в него.

«Ильченко»Сергей Ильченко, для Newssky


Поделиться статьей:

                               

Подписаться на новости:




В тему: