Чем чреваты обыски СБУ на Закарпатье

03.12.2020 0 Редакция NS.Writer

Будапешт после обысков в венгерском фонде на Закарпатье обещает жаловаться в НАТО на Украину.

| Newssky.com.ua

Об этом пишет Владислав Гирман для «ДС».

30 ноября пресс-центр СБУ сообщил о проведении под процессуальным руководством прокуратуры (накануне Дня работников прокуратуры, к слову) обысков у работников одного из венгерских благотворительных фондов на Закарпатье. Речь идет о фонде «Закарпатский центр экономического развития «Эган Эде», который возглавляет экс-нардеп от БПП и лидер КМКС Ласло Брензович. В отношении этого фонда еще 5 июня началось расследование украинскими правоохранительными органами.

Фонд, через который Будапешт реализует программы кредитования и помощи закарпатским венграм, а также косвенно и «КМКС «Партия венгров Украины», чей логотип показательно был опубликован на сайте спецслужбы, подозревают «в поддержке государственных органов соседней страны (т.е. Венгрии) в ведении подрывной деятельности в ущерб Украине, в частности в совершении действий с признаками государственной измены».

Во время обысков, рапортуют в СБУ, были обнаружены печатные материалы, «которые популяризируют так называемую „Великую Венгрию“ и создание этнической автономии на Закарпатье».

Сотрудники спецслужбы также изъяли компьютеры, документы и т.п.

Обыскам предшествовал дипломатический скандал после того, как на территорию Украины не пустили частого гостя на Закарпатье — уполномоченного главы МИДа Венгрии, ответственного за развитие сотрудничества между областью Саболч-Сатмар-Берег и Закарпатьем Иштвана Грежу.

Еще раньше, летом, после начала расследования в отношении фонда «Эган Эде», Служба безопасности также похвастала задержанием в Закарпатской области «группы граждан», которые участвовали в реализации «стратегии обжалования в международных институтах результатов Трианонского мирного договора» посредством распространения неких анкет.

Того самого договора, подписанного после Первой мировой войны в 1920 г., в результате чего Венгрия лишилась большей части промышленного потенциала и природных ресурсов, 72% территорий и 64% населения, которое стало гражданами Румынии, Чехословакии, а потом и УССР, и Украины собственно.

«Трианон» — травма, которая до сих пор тревожит венгров, но также подкармливает реваншизм и популизм правительства Виктора Орбана.

Что касается сообщения СБУ от 10 июля, нельзя не обратить внимания, ввиду абсурдности, на пассаж, касающийся обжалования условий договора, заключенного сотню лет назад.

Абсурд — потому что обжаловать договор, в принципе, не получится. Нет, подать иск кто-нибудь да может, но суд его завернет.

Заключенное в Трианонском зале Версаля соглашение — осталось в прошлом.

Механизмов для его воскрешения и пересмотра нет, потому как в той же ст.4 Венской конвенции о праве международных договоров 1969 г., регулирующей механизмы заключения, оспаривания, приостановки и прекращения действия международных соглашений, четко говорится, что под действие Конвенции подпадают только «договоры, заключенные государствами после ее вступления в силу в отношении этих государств».

Так что сбор подписей, который пресекла СБУ летом, — это не стратегия оспаривания условий «Трианона», а стратегия медийно-политических манипуляций, реализация которой Будапештом или с его ведома продолжается и сейчас.

Понимать такие детали важно для построения выгодного для Украины диалога с Венгрией, чтобы в дальнейшем не наступать на грабли с обысками в благотворительных фондах.

Дали маху…

…в СБУ с этим мероприятием. Именно так к обыскам отнеслись в Закарпатском облсовете, где практически все фракции, кроме «Слуги народа», раскритиковали правоохранителей за вероятный политический контекст обысков и процессуальные нарушения.

К примеру, суд дал добро СБУ на проведение обыска по просьбе следователя спецслужбы без изучения доказательной базы.

Вызывают удивление и фото опубликованных пресс-центром вещдоков, которые якобы подтверждают устремления венгров к созданию этнической автономии (которая, к слову, хоть и не предусмотрена украинским законодательством, все же не тождественна сепаратизму): это карты дотрианоновской Венгрии, например; или всяческие награды на полках, или все тот же логотип Партии венгров Закарпатья.

Возможно, что-то действительно подтверждающее подозрение в совершении госизмены вскроется в ходе изучения изъятых документов и жестких дисков.

Однако проведение обысков с нарушением процессуальных норм ставит под сомнение саму процедуру изучения этих доказательств.

Сам же обыск в фонде разделил экспертов и политиков в оценках текущей политики Украины: кто-то поддерживает, кто справедливо указывает на перегиб.

С одной стороны, обыски как элемент кампании по противодействию венгерской политике на Закарпатье прошли в крайне неудобное для Орбана время.

В плане веса на геополитической арене он очень слаб, поскольку вместе с единомышленниками из польской партии «Право и Справедливость» организовал конфликт с Брюсселем в связи с намерением ЕС упростить процедуру санкций против посягательств Будапешта и Варшавы на независимость судов, на права и свободы граждан.

Кроме того, Дональд Трамп, друг европейских популистов вроде Орбана и Качинського, проводит последние дни в Белом доме. А новая администрация будет сформирована демократами, которые вряд ли простят венгерскому премьеру нападки на их донора Джорджа Сороса.

Так что в этом плане момент Киев выбрал удачный, чтобы надавить на правительство Виктора Орбана.

С другой стороны, как раз благодаря поражению Трампа какой-никакой диалог между Киевом и Будапештом все же продолжался.

Заметьте, реакция главы венгерского МИДа Петера Сийярто на действия украинских пограничников в отношении Иштвана Грежи была непривычно дипломатичной и мягкой. Да, вызвали посла, но Сийярто также настаивал на продолжении переговоров и призывал развивать сотрудничество.

Однако обыски СБУ заставили Сийярто вернуться к прежней риторике.

Опять в венгерский МИД был вызван украинский посол. Но также Петер Сийярто пообещал поднять вопрос действий СБУ на Закарпатье во время видеоконференции с коллегами из стран-членов НАТО, которая запланирована на сегодня.

Очевидно, что если еще не так давно сохранялся шанс на возобновление работы комиссии Украина-НАТО, которую блокировал Будапешт, то теперь он исчез.

Мягкая сила в ответ на мягкую силу

Безусловно, Киев должен решительно пресекать популистские, дестабилизирующие Закарпатье действия венгерской стороны, равно как и попытки вмешательства во внутренние дела Украины. Тем более что Будапешт — как минимум, пока Орбан остается у руля — не откажется от политтехнологии «трианонского реваншизма», которая распространяется также на территории Румынии и Словакии.

Однако не стоит исключать из виду, что то, что может выглядеть как угроза сепаратизма, представляет собой несколько иную технологию, рассчитанную на достижение других целей. Заигрывание с исторической памятью и событиями, ставшими травмой для венгерского общества — это классический пример проекции мягкой силы.

Будапешт очень плотно работает с диаспорой — теми венгерскими общинами, которые после 1920 г. оказались на территории других стран, не жалея денег на гуманитарные программы (этому, к слову, у него стоило бы поучиться). Но в реализации откровенно сепаратистских проектов он не заинтересован. Такая работа с закарпатскими венграми или секеями позволяет Будапешту сформировать своего рода венгерскую этническую общность. Не возродить Венгрию в границах 1913 года, а именно собрать под одним зонтиком всех венгров.

Да, проект «Великая Венгрия» обсуждается. Но лишь как медийная красная тряпка. Или, иными словами говоря, орудие троллинга и прекрасный пиар-инструмент для привлечения внимания к политике Будапешта в целом.

Но «Великую Венгрию» возродить невозможно. В сегодняшних реалиях трианонский реваншизм остается просто политтехнологией. С сепаратизмом Венгрия — страна-член ЕС и НАТО играть не будет, поскольку любые поползновения в этом направлении, особенно после агрессии России в отношении Украины, будут восприняты в санкционные штыки, на которые тотчас же насадят Орбана и его соратников. Не говоря уже об окончательно испорченных отношениях с Украиной, Румынией, Словакией, Хорватией и т.д. Так что «возвращение в родную гавань» ни Трансильвании, ни Воеводины, ни Закарпатья с Кошице Будапешту ни к чему — слишком дорого, хлопотно и бесперспективно.

Поэтому он идет путем Ватикана — только на этническом фундаменте, а не религиозном, и выстраивает Венгрию «диффузную», пытаясь не пересматривать государственные границы, а уменьшить их значимость — тем более что традиции двойной идентичности — национальной и гражданской — тому способствуют. Формирование такой трансграничной общины венгров Будапешту несет куда больше выгод, чем обусловленная сепаратизмом конфронтация. Как минимум, с точки зрения трудовых и электоральных ресурсов. В то же время, это и постоянно действующий инструмент давления на правительства соседних стран, с помощью которого Будапешт может добиваться определенных преференций для диаспоры или бизнеса.

Без сомнений, Украине нужно реагировать на политику Орбана. Однако аналогично — проекцией мягкой силы, и асимметрично, активизируя сотрудничество с Бухарестом, Братиславой или Загребом. Креативно работать над формированием лояльности национальных меньшинств — причем это относится не только к венграм. И уж точно не стоит ограничиваться обысками с сомнительным бэкграундом и слабой доказательной базой.

После оных диалог придется выстраивать заново, расхлебывая последствия перегиба правоохранителей. И грядущие переговоры будут проводиться украинской стороной уже с более слабых позиций.


Поделиться статьей (за награду):