Беларусь – армия с народом?

18.04.2021 0 Редакция NS.Writer

Новость субботы — ФСБ в Москве предотвратило восстание белорусских военных против Лукашенко — звучит сюрреалистично. Действительно, где ещё белорусским «декабристам» обговаривать планы восстания с агентами ЦРУ, как не в Москве. Новость очень похожая на кривенькую рекламу «союзного государства», которое Кремль упорно пытается слепить из Беларуси и РФ, пишет Сергей Климовский.

| Newssky.com.ua

Лепится оно из рук вон плохо во всех отношениях. Кремль не способен даже придумать имя для этого нового государства. Логично было бы составить его из начальных букв обоих государств, но Бероссия или Беруссия ассоциируется со словом «беру» и тянет за собой ряд: беру — отнимаю — коррупция. Сплошное вымогательство и рэкет, что по факту и имеем в отношении РФ к Республике Беларусь, в названии которой слово «республика» четверть века тоже сюрреализм.

Напрашивается созвучное «Боруссия», но его в 1909 г. запатентовал немецкий футбольный клуб из Рейн-Вестфалии. Фаны футбола ничего не стали выдумывать. Они просто взяли себе в имя латинское название Пруссии, что должно было умилить кайзера и обеспечить его поддержку в их конфликте с местной церковью и властями. Этот исторический шлейф за словом «Боруссия» делает его неприемлемым для Кремля, несмотря на то, что он охотно и без ограничений вводит в российский язык иностранные слова. Тригер уже вытеснил в нём слово причина, тренд — тенденцию, слоган — лозунг, биг-борд — плакат и так далее. Москва, борясь с влиянием США, активно переходит на американский язык, навязывает его своим провинциям через СМИ, но названия для задуманного ею «союзного государства» придумать не в силах.

Редкий случай словарной импотенции у Москвы и это одна из существенных причин, по которой пробуксовывает её проект «союзное государство». Нельзя объединиться в то, что не имеет имени, как ни пытайся изобразить это на пальцах, и сколько не ссылайся на великую русскую культуру в виде Пушкина и Толстого. Те может и нашли бы подходящее слово, но умерли давно, а новых писателей их уровня у Кремля нет.

Зато есть ФСБ и с полдюжины других служб, специализирующихся на «декабристах», шпионах и «террористах». В СССР к этому привлекали ещё управдомов и бабушек. Но управдомов давно упразднили как класс, а бабушки под подозрением как «спящие ячейки» экстремизма из-за их воспоминаний об СССР. Бабушки, воспитанные на культе революции, вяло реагируют на ужастики об «оранжевых революциях». Они могут легко согласиться на революцию другого цвета, поскольку терять кроме маленьких пенсий им нечего, жизнь почти прошла, и тюрьма выглядит как дом для престарелых, где обязаны кормить и политически перековывать. Их домашнее меню не сильно отличается от тюремного, так что можно смело идти в революционерки — хоть пообщаешься и поживёшь насыщенной жизнью.

Бабушки — это революционный отряд, с которым ФСБ и КГБ трудно бороться. Поэтому пущен слух: почти вся молодёжь за Навального, что социология опровергает — все возрасты в РФ потянуло на перемены. У Путина это учли раньше, чем у Лукашенко, и решили сыграть на извечном критическом взгляде старости на чужую молодость. Лукашенко, в отличие от Путина, был уверен в себе, поэтому в такие игры не играл и собственного Навального не завёл.

Теперь у Лукашенко появились свои «декабристы» или «Апрельские капитаны», если воспользоваться названием фильма о «Революции гвоздик» 1974 г., свергнувшей диктатуру Салазара и развалившей португальскую колониальную империю. Инициаторами её были военные, в основном среднего звена, которые устали воевать в Анголе, Мозамбике и Гвинее-Бисау, и которым также надоели полицейский произвол и сам Салазар, управлявший 36 лет Португалией формально как её премьер-министр. Этот фильм сняли спустя четверть века после событий совместно кинематографисты Португалии, Испании, Италии и Франции, и без того пафосного наива, которым страдали в ХХ в. многие фильмы о революциях, в первую очередь советские.

Теперь ФСБ выискивает белорусских «апрельских капитанов» в Москве, чем шлёт сигнал Лукашенко — армия ненадёжна и защитить тебя можем только мы. В самой РФ кампанию по разоблачению «декабристов», в назидание российской армии, провели на рубеже 2018-2019 г., когда запускали операцию «Транзит власти».

Информацию ФСБ о совместной с КГБ операцией по задержанию 17 апреля в московском ресторане двух граждан Беларуси — Юрия Зенковича и Александра Федута, которые якобы проводили там встречу с белорусскими генералами об аресте Лукашенко на параде 9 мая и вывозе его с сыновьями в Гомельскую область, где собирались посадить в погреб, можно сразу назвать фейком чистейшей воды. В ней слишком много нелепостей, как смысловых, так и в подаче материала. Одно только утверждение о том, что восстание 9 мая должны были начать некие партизаны, выдвинувшись в столицу с оружием со своих баз вокруг Минска, где их поддержит армия, сложно воспринимать без иронии. Больше, чем на сюжет примитивного детектива о революции это не тянет. ФСБ могло попросить Бориса Акунина, и он сочинил бы что-то позанятней, но не умеют они работать с писателями.

Заявление в первый же день о том, что восстание готовили спецслужбы США и Польши, говорит о резком падении уровня профессионализма в ФСБ. Такие заявления логично делать через недельку, а не в день задержания. Удивительно, что профи в ФСБ не смогли убедить в этом своё начальство. Причина очевидна — Кремлю срочно нужны аргументы для оправдания высылки дипломатов Польши и США в ответ на высылку российских дипломатов-шпионов из этих стран. Ещё больший технологический прокол — видео с Лукашенко, который на «Пуле первого» всё это комментировал. Станиславский, глядя на него, своё знаменитое «Не верю!» кричал бы возмущённо сутки.

Собственно, главной целью всего действа была элементарная схема Кремля: припугнуть Лукашенко восстанием в армии, чтобы выдавить из него отречение или нечто похоже на то. Кремль этого почти достиг — Лукашенко приехал на субботник в местечко Александрия в Могилёвской области и там произнёс: «В ближайшее время я принял решение, мы его сейчас формализуем, я озвучу. Это будет одно из принципиальных моих решений за четверть века президентства. Это будет очень серьезно. Поэтому даже если меня не будет, по-народному говоря, „только через мой труп“, у них ничего не получится. Я принял решение. Сейчас мне надо его формализовать. Это будет, скорее всего, декрет президента».

От Лукашенко все сейчас ждут только одного решения — письменного заявления об уходе. В Кремле ждут двух: об уходе, как все, либо об аншлюсе с РФ, который следует так вписать в конституцию Беларуси, чтобы отменить его никогда не смогли. Лукашенко подвесил интригу в воздухе, а сам погрузился в формализацию. Пока он будет занят формализацией, Лавров попробует оседлать свою любимую лошадку по имени «госпереворот в Украине» и продать её в очередной раз белорусам. Но тут проблемы, как и с именем «союзного государства», — армия в Майдане не участвовала, прежде всего потому, что Янукович её распустил в угоду Москве, а пугать белорусов военной хунтой в Мьянме неудобно, — там жгут флаги России и Китая. Похоже также, что кто-то из политтехнологов Кремля, запуская тему единства армии и народа в Беларуси, заодно пытается исследовать какова ситуация с этим в самой РФ.


Поделиться статьей:

Подписаться на новости:




В тему: