Нет плохих новостей из Грузии

03.11.2020 0 Редакция nikolaiilcenco

| Newssky.com.ua

По данным грузинской ЦИК, правящий блок «Грузинская мечта – Демократическая Грузия» по результатам обработки более чем 99% бюллетеней набрал 48,15% голосов, тем самым победив на парламентских выборах, прошедших в субботу, 31 октября.

На втором месте – блок «ЕНД – Сила в единстве» с 27,13% голосов. ЕНД – бывшая партия Саакашвили. На третьем, с большим отрывом от двух лидеров, «Европейская Грузия» – 3,78%, далее – «Лело для Грузии» («Попробуйте для Грузии») – 3,16%, «Альянс патриотов Грузии» (антизападная и антитурецкая, и, в силу этого, относительно пророссийская партия)– 3,15%,«Новая Грузия – Стратегия Агмашенебели» – 3,15%, «Гирчи» – 2,89%, «Гражданское движение – Алеко Элисашвили» – 1,33%, Лейбористская партия Грузии – 1%.

Остальные партии не прошли через 1%-й барьер. Итого, налицо две силы, определяющие политическую погоду – и ещё семь – добавляющие деталей и акцентов. Практически все они сложносоставные. В 17 из 30 одномандатных округов победители пока не выявлены, там пройдет второй тур, но можно уверенно утверждать, что общей картины его результаты уже не изменят. Политический ландшафт Грузии остался, в целом, прежним: ГМ-ДГ – у власти, ЕНД – СвЕ в оппозиции. Никаких неожиданностей он не сулит.

Неугомонный Саакашвили

Поскольку тема Михаила Саакашвили, ныне – главы Исполнительного комитета совета реформ при президенте Украины, постоянно всплывает в СМИ, где его даже называют «лидером» ЕНД – СвЕ, я, немного отвлекаясь от грузинских выборов, скажу несколько слов и о нем.

Саакашвили предсказуемо не признал результаты голосования, написал в Facebook, что «оппозиция победила на парламентских выборах в Грузии», опубликовал видеообращение, в котором заявил, что оппозиция в целом одержала «убедительную победу», получив «почти 50% голосов», а ЕНД – СвЕ «почти 34%», в общем, в обычной своей манере, занялся самопиаром.

Но называть ЕНД – СвЕ «партией Саакашвили», а его – её лидером, и вообще действующим грузинским политиком, в настоящее время едва ли правильно. Против Саакашвили в Грузии выдвинуты уголовные обвинения, по одному из дел он заочно осужден на 6 лет лишения свободы. Въехать в Грузию Саакашвили, конечно, мог бы,но не хочет, понимая, что въедет в тюремную камеру, и предпочитает оставаться в Украине. Его назначение там на нынешнюю должность было воспринято в Грузии как недружественный шаг со стороны Киева, привело к отзыву грузинского посла, а в дальнейшем и к отказу во въезде в Грузию украинской делегации наблюдателей за выборами. Как я уже писал, разбирая историю Саакашвили и его реформ, эти шаги грузинской стороны представляются абсолютно оправданными.

Что же до реального влияния Михаила Николозовича в Грузии, то оно в настоящее время сильно им преувеличивается. Его суета вокруг грузинских выборов, к которым он не имеет ни малейшего отношения, похожа на прыжки блохи, желающей прокатиться на попутной собаке.

Конечно, какой-то остаток былой поддержки у Саакашвили есть, но этот остаток маргинален, и ни на что всерьез влиять уже не может. День выборов – единственный, раз в четыре года, день, когда сторонники экс-президента могут громко напомнить грузинам о своем беглом патроне. Бывшие однопартийцы Саакашвили, сохранившие в политике реальный вес, хотят скорее дистанцироваться от него, чем вспоминать о былой близости к «великому реформатору».

На этом тему экс-президента Грузии, приблудившегося к Украине, и его значимости в грузинской политике можно, вероятно, закрыть.

Собственно, выборы

Выборы прошли по новым правилам: из 150 депутатов однопалатного парламента 120 избирались по открытым партийным спискам, при проходном барьере в 1%, а ещё 30 – в укрупненных одномандатных округах. Кроме того, партия, даже получившая большинство мест в парламенте, могла самостоятельно формировать правительство, только набрав по партийному списку не менее 40% голосов. И, как мы видим, такая партия в Грузии есть.

Для сравнения: на прошлых выборах 2016 года из 150 членов парламента 77 избирались по закрытым партийным спискам с 5%-ным барьером, а 73 в одномандатных округах.

Очевидно, что избирательная реформа была направлена на то, чтобы создать шанс для появления в парламенте новых политических сил. Но ни перекроенные блоки, ни приглашение во главу списка ЕНД – СвЕ Вахтанга Кикабидзе не смогли существенно повлиять на ситуацию. ГМ-ДГ набрала 48,15% против 48,67% в 2016 году, ЕНД – СвЕ 27,13% против 27,04%. «Альянс патриотов Грузии» получил, правда, 3,15% против 5,01% четыре года назад, но и эта, антизападная и пророссийская составляющая грузинской политики тоже сохранилась в парламенте фактически в прежнем объёме. Она просто диверсифицировалась, и стала менее явной. Иными словами, никаких существенных новостей по сравнению с раскладами и проблемами, о которых я  уже писал, итоги выборов не принесли.

Хорошо это или плохо? Быстрого разворота от России в ситуации незавершенности грузинского национального проекта, неспособности прогрузинских партий выработать общую позицию по принципиальным вопросам, включая и отношение к России, и объективно существующей экономической привязки к России, не фатальной, но существенной, сегодня быть не может. Возможен только медленный дрейф прочь от российской черной дыры, а такой дрейф будет более успешен в условиях политической стабильности и устойчивого парламентского большинства.

Отношение правившей с 2016 года, и снова правящей по результатам прошедших выборов ГМ-ДГ к России можно назвать прагматичным. Оно исходит из того факта, что у Грузии есть крайне опасный, и не вполне вменяемый сосед, оккупировавший 20% её территории, но соотношение его и наших сил таково, что героические и решительные действия с нашей стороны способны только ухудшить наше и без того сложное положение. Грузии необходимо медленно, но неуклонно отходить от России, используя для этого каждый удачный момент, не делая резких движений и не поворачиваясь к ней спиной – в точности, как отходят от встретившегося на пути медведя.

Здесь, к слову, надо заметить, что пророссийские силы и пророссийская пропаганда в Грузии тоже стали в последнее время действовать тоньше. Они проявляют себя уже не столько как прямо пророссийские, сколько как антизападные и антитурецкие, стремясь по максимуму ограничить для Грузии пути отхода от России, и эту смену акцентов следует принимать во внимание. Впрочем, это уже не касается прямо темы выборов.

Возвращаясь же вновь к выборам их надо признать, в целом, удачными. Полной смены власти, с неизбежной перетасовкой во всех госорганах и сопутствующему ей периоду раздрая не случилось. Парламент выглядит вполне работоспособным. Правящая партия, как показывает опыт, достаточно предсказуема в своих действиях, вполне прагматичных и вменяемых. Большего в существующей ситуации и желать нельзя.

Ждем второго тура в оставшихся округах, первого заседания парламента и формирования нового правительства. Пока все идет хорошо – во всяком случае, явно плохих новостей нет.

Георгий Беридзе, Newssky, Тбилиси

Поделиться статьей: