О странной смерти генерала ГРУ Сергуна

30.05.2020 0 Редакция NS.Writer

Незыгарем был упомянут начальник ГРУ генерал Сергун, смерть которого в январе 2016 г вызвала разные домыслы, вплоть до гибели, якобы, в Ливане.

| Newssky.com.ua

Об этом пишет Telegram-канал ДУМАем.

О смерти Сергуна в Ливане рассказал советник президента США Дональда Трампа по нацбезопасности Майкл Флинн в ходе допроса в ФБР в январе 2017 года. Эти показания были опубликованы через год. Что он курил перед этим – не сообщается.

Поскольку состояние отечественной медицины сейчас как никогда актуально, есть смысл рассказать правду и о внезапной смерти 59-летнего генерала, поскольку его смерть является прямым следствием т.н. “реформы и оптимизации” здравоохранения, как и закрытые инфекционные больницы, в которые в пожарном порядке сейчас превращено все: от роддомов до выставочных площадок.

Генерал умер 3 января 2016 г от сердечного приступа. Поскольку неформальный профсоюз Скорой сообщил мне все подробности, вплоть до номеров нарядов Скорой, я сделал ряд депутатских запросов, т.к. был просто поражен, как бывший фельдшер выездной бригады реанимации, такому дикому развалу службы.

Писал в Генпрокуратуру, СК, АП, чтобы привлечь внимание к тому, что мы “дооптимизировались” до того, что даже элементарно генерала ГРУ угробили, а что уж тут говорить о простых смертных. Дождутся ли они специализированной помощи? Запросы постараюсь через неделю (сейчас “регионалка”) выложить.

Так вот, генералу Сергуну Игорю Дмитриевичу вызвали в подмосковный санаторий Скорую. Боли в сердце. Естественно (для оптимизации), что приехал один фельдшер, который сразу понял, что тут нужна спецбригада.

В наше, советское время, когда фельдшер тоже мог приехать на вызов один и не справлялся, ему на помощь мухой вылетала спецбригада – или БИТ(бригада интенсивной терапии) или реанимация. Да что там к фельдшеру. Нас вызывал такой же реанимобиль госпиталя МВД, потому что ребята были в погонах, пациент с большими звездами, а ответственность на всякий случай они решили перевести на нас, городскую Скорую, которая приехать просто не имела права. Тогда вызов “на себя” даже не обсуждался. Это было святое, кто бы не вызывал: фельдшер, врачебная бригада или даже БИТ.

Значит, наш парень, приехавший к Сергуну, не теряя времени звонит диспетчеру и просит спецбригаду. Ему говорят, работай сам, все заняты. Парень начинает собирать капельницу, вскрывать ампулы, двух его рук, естественно, не хватает. Он видит, что пациент “загружается” и может уйти и снова просит помощи и снова послан лесом.

Короче, почти через час битвы, спецбригаду все же высылают, но уже на последний аргумент фельдшера: остановка сердца.

Теперь говорю ответственно. Если бы не наше нынешнее распиздяйство, генерал и дальше бы жил, радовал этим семью и приносил пользу Родине.

Но Родина так усовершенствовала медпомощь гражданам, что даже к генералу не приехала нормальная спецбригада из 3-х человек, которая могла бы, оказывая по дороге экстренные реанимационные мероприятия, быстро дотащить его до ближайшей кардиологии. И мужик бы жил, с огромной долей вероятности.

Запросы мои замылили, никто не захотел поднимать шум, мадам Скворцова продолжала, краснея и поджимая губы, публично вешать всем лапшу на уши, включая Президента, о лучшей медицине в мире, а в это время, думаю оптимизация добралась и до инфекционных больниц.

P.S. В АП, как мне потом сказала приятельница – главврач одной из наших ГКБ, все-таки создали комиссию и долго опрашивали приглашаемых врачей.

Дало ли это какую-нибудь пользу Родине, генерал Сергун так никогда и не узнает…

Царствие ему Небесное.

Поделиться статьей: