За что российские либералы не любят Навального?

Последние недели в российском политическом пространстве ознаменовались не так даже обсуждением итогов спектакля под названием «суд над убийцами Немцова»,

Алексей Навальный, фото — тасс

 

сколько серией атак, направленных на вышедшего из тюрьмы Алексея Навального. Причем, что любопытно, не со стороны набивших оскомину своим однообразием официальных рупоров, давно приравнявших Навального к лидеру ИГ Аль-Багдади, а из специфической среды российской оппозиции. Что же происходит?

Здесь следует прояснить, что феномен нынешней политической оппозиции в России, «эволюционировавшей» к гибриду итальянского фашизма с государством гангстеров и старомодной латиноамериканской диктатуры – не менее экзотичен, нежели «русский либерализм». Годами эта оппозиция привыкла существовать на пятачке, отведенной ей Кремлем – это контролируемое «Газпромом» радио «Эхо Москвы», несколько театров, совет по правам человека при президенте РФ, пара газет с отчетливым запахом спецслужб в типографской краске, и цикличные выборы, в рамках которых она выступает в качестве мальчиков для битья.

В нынешнем десятилетии у противников Путина было несколько светлых недель в период протестов против фальсификации выборов 2011—2012 гг., последовавшие за ними уступки на уровне местных избирательных гонок, московская мэрская кампания 2013 года, да марши мира против войны с Украиной. С 2014 года гайки перманентно закручивались, а наиболее критически настроенные сайты были просто заблокированы. За комментарий в социальной сети можно легко угодить в тюрьму, а общество в целом выдрессировано запретами даже самых невинных пикетов. Поэтому, в принципе, за пределами нашего украинского взгляда на вещи, который обоснованно основывается на факте российской военной агрессии против нашей страны – осторожность тамошней политической оппозиции, со скрипом, но понять можно. Тем более, что демонстративное убийство Бориса Немцова, инициатором которого выступил то ли сам Путин, то ли все-таки Кадыров – окончательно запугало столичную интеллигенцию, подчеркнув окончательный переход путинского режима на людоедский уровень.

Вместе с тем, на этом пятачке и за его пределами проходил и другой процесс, а именно рост и развитие непримиримой оппозиции, мобилизовавшей молодые поколения избирателей, по физиологическим причинам существующие вне мифологии существующей мафиозной диктатуры («лихие 90-е», «победа в Чечне», «вставание с колен» и прочее). Это движение постепенно выросло из групп активистов, в основном, расследующих и предающих огласке – в рамках действующего в РФ законодательства – случаи коррупции на федеральном уровне и беспредел местных властей. Его ядро сформировалось в ходе мэрских выборов в Москве – воспользовавшись амбицией Кремля снабдить Сергея Собянина демократической легитимностью, что чуть было не закончилось для властей катастрофой.

Из этой истории и начинается лидерство Алексея Навального в оппозиционных кругах.

Другие политики, которые за долгий период правления Владимира Путина претендовали на статус лидера оппозиции – давно все потеряли.

Так, закатилась звезда Дмитрия Рогозина – «ураганивший», если пользоваться терминологией Путина, на оранжевом Майдане в 2004 году, он давно продался за вкусные должности, а сегодня и вовсе превратился в посмешище, возглавляя отрасль падающих ракетоносителей и фанерных танков.

Сергей Миронов, фото — мк

Никто не вспоминает о Сергее Миронове, в свое время направленном изнывающим от упадка хотя бы  кукольной конкуренции Сурковым на создание «левой ноги режима», партии «Справедливая Россия». Из ее шинели, между прочим, вышли и ныне такие пламенные (или не очень?) оппоненты Путина как отец и сын Гудковы, а также политэмигрант Илья Пономарев.

В 2011-12 годах к выходу на улицу «водило» не только упомянутых «справедливороссов», но и коммунистов, которые, впрочем, так и остались лежать под колодой Геннадия Зюганова, ставшего политическим трупом еще 20 лет назад. Тогда же позволил себе смелое выступление в Думе даже Владимир Жириновский, сегодня выступающий в привычной роли кровавого клоуна. Кремль своего испуга «системным» политикам не простил – в нынешней, пусть и обладающей минимальной легитимностью Думе «Единая Россия» обладает конституционным большинством. Как и когда-то в ревущие нулевые, когда Путин был «молод и силен», никакие «левые» и «правые» ноги ей не нужны от слова «совсем».

В свое время голоса фракции «Яблоко» оказались решающими для назначения Владимира Путина премьер-министром, и свой долг чести Григорию Явлинскому отдал сполна: хотя с 2003 года «Яблоко» не представлено в Госдуме, Явлинскому в личное пользование была отдана ниша такого себе «полуоппозиционера», «полусистемного» политика, которому давали дышать через трубочку. Даже сегодня, например в Петербурге, у «Яблока» сохраняется крупная влиятельная фракция в местном собрании, кроме того, многие годы партия получала бюджетное финансирование. Но к осени диктатуры этот кредит был исчерпан – в 2016 году обе «допущенные» к выборам несистемные партии феерически пролетели мимо хотя бы нестыдных результатов, даже с учетом фальсификаций. А Явлинский в позе «полу-» начал ассоциироваться с предосудительным полусветом…

Рыжков, Касьянов, Немцов, Милов, фото — тасс

Вторая партия – это «Партия народной свободы» (ПАРНАС), «ошметок» Союза правых сил, когда-то яростно поддержавшего Путина, и чей тогдашний лидер Сергей Кириенко сегодня руководит российским аналогом германской РСХА времен нацизма, управлением внутренней политики АП РФ. Вождь ПАРНАСа, возглавлявший в первом сроке Путина правительство РФ Михаил Касьянов окончательно дискредитировал себя записанными на видео похождениями и бесконечными политическими ошибками. Как и Явлинского, его можно считать отыгранной картой.

Наконец, умевший создавать зонтичные политические проекты, харизматичный Борис Немцов – был вульгарно убит режимом. И если не считать экзотического мэра Екатеринбурга Евгения Ройзмана, популярного, вероятно, только в столице Урала, никаких конкурентов на оппозиционном поле у Алексея Навального – не осталось.

Вот как только это стало окончательно понятно, изо всех кустов аккуратно выстриженной российской оппозиционной клумбы раздался писк возмущения и недовольства.

Сначала филиппикой разразился считающий себя социал-демократом беженец Пономарев. Суть его претензий к Навальному, похоже, сводится к тому, что тот не делится с другими оппозиционерами (?!) своим протестным ресурсом. Затем отстрелялись экономисты – сотрудник московского Центра Карнеги (давно производящего впечатление находящегося под влиянием российских спецслужб) Андрей Мовчан, заядлый конспиролог Андрей Илларионов (несмотря на свои жуткие разоблачения, спокойно навещающий Москву), лощеный европеец Владислав Иноземцев (ему во главе РФ нужен новый Горбачев). Одни якобы боятся популизма Навального, другие – его национализма, третьи видят в нем разрушителя и тирана Ельцина, четвертые молодого Путина…Ах, как же все это напоминает, хотя и в очень примитивной форме, все-таки надо принимать во внимание, что в своем политическом развитии Россия отстает от Украины примерно на два десятилетия – работу политтехнологов «Партии Регионов», а затем АП времен Януковича в 2012-13 годах.

Дмитрий Гудков

Наиболее осторожным оказался претендующий на выдвижение в мэры Москвы Дмитрий Гудков, поднявший разного рода этические вопросы – но вместо Гудкова, намеренного ради выдвижения уже осенью провести в муниципальные советы российской столицы сотни своих кандидатов, отыгрались на Навальном союзники и сотрудники. Это небезызвестный блогер Илья Варламов (которому не так давно запрещен въезд в Украину за незаконное посещение Крыма) и его приятель, начальник гудковского штаба (справедливости ради показавшего себя в мажоритарном округе ярче и эффективнее всех на недавних думских «выборах») Максим Кац. В 2013 Кац был заместителем начальника штаба (Леонида Волкова) кандидата в мэры Москвы Алексея Навального, но с тех пор они разругались – то ли на почве подозрений Навального в том, что покерного чемпиона и муниципального депутата Каца ему подсунула власть, то ли на почве каких-то амуров. Как видим, именно тут кипят реальные страсти – а старческий кашель оппозиции «нулевых», когда РФ в режиме реального времени правили политтехнологи, почти не слышен.

В таком случае, наблюдаем ли мы реальную политику, специальную операцию или очередной спектакль ФСБ? Представляется, что все вместе, поскольку внутренняя ситуация в России все больше и быстрее запутывается и обостряется.

Во-первых, в оппозиционной тусовке и впрямь немало «мурзилок», зависимых от спецслужб людей, которые вынужденно ведут себя как кошки в клавесине Филиппа Испанского: нажатие на клавишу в кабинете на Лубянке стимулирует их выступать с некими странными заявлениями.

Во-вторых, буйных в рядах русской интеллигенции и среднего класса – очень мало. Доминируют типажи вроде Васисуалия Лоханкина, предпочитающие рассуждать о судьбах России и своем месте в них, вместо того, чтобы подрезать или взорвать какого-нибудь сатрапа. Существование Навального их неприятно раздражает, разрушает скромный комфорт внутренней эмиграции.

Михаил Ходорковский

Михаил Ходорковский, Фото: Getty Images

В-третьих, вожди маргинальных ультралиберальных сект. Нередко объединяя в себе и первый, и второй тип – они никак не могут понять, почему люди просто не выйдут и не вознесут их на Олимп. Понять, что политика является сложной и серьезной работой, а в условиях авторитарного полицейско-мафиозного режима еще и опасной. Но люди почему-то выходят только по призыву Навального – месяц назад это осознал даже Михаил Ходорковский, уже утративший, кажется, энтузиазм в попытках стать политическим лидером, после провала «отдельных» акций протеста и всех своих «отдельных» кандидатов. Отсюда и всплески едва прикрытой зависти, и сосущее под ложечкой чувство, что таки придется бежать к Навальному, и надеяться, что трап еще не поднят. Ведь, как известно, при подлинной смене цикла, кто «первый встал – того и тапки». В противном случае – относительно тихая «правозащитная деятельность» так и останется карьерным потолком дюжины давно поверивших в собственный гений домашних декабристов.

Разговоры о том, «чей проект Навальный» и «не зашкварит ли его Гиркин», «да допустят ли его к выборам» еще – при помощи специально обученных людей – к концу июля достигнут своего пика (в частности, из-за пресловутых дебатов). Возможно, хотя бы относительно значимые оппозиционеры, которые ввязались в травлю Навального неумышленно (или не могут простить ему как «альфе» краха в прошлом тех или иных коалиций, хотя они все равно были обречены) дозреют до идеи некоего круглого стола. Притом, что Путин, конечно – не Ярузельский, и весь круглый стол может быть молниеносно упакован в автозак.

Но…

Видимо, уже к осени даже самые закостенелые внесистемные демагоги и разнообразные «бывшие» в России и ее эмиграции осознают, что сказал Навальный, подчеркнув, что «плана Б» у него нет. Поэтому жалкая судьба украинских «протывсихов» им в помощь. И примеры звездных карьер тех, кто был согласен мыть полы в штабе Виктора Ющенко в 2004 году – тоже.

Макс МихайленкоМакс Михайленко

Поделиться:

В тему:

UkrNET - поисково-информационный ресурс