Вугар Сеидов: «Уход демократов из Белого Дома в Баку восприняли без самобичевания»

На днях Грузия объявила об отказе от закупок российского газа – теперь будет покупать в Азербайджане. Но как живется Азербайджану в эпоху низких цен на нефть? Кто выиграл прошлогоднюю схватку в Карабахе? Существует ли в Баку «пятая колонна» России? Об этом и другом беседуем с известным бакинским политологом и политическим консультантом, обозревателем государственного  информационного агентства АЗЕРТАДЖ  Вугаром Сеидовым.

Г-н Сеидов, на Ваш взгляд, выиграли ли национальные интересы Азербайджана от относительно неожиданной победы на президентских выборах в США Дональда Трампа? Вносит ли это коррективы в характер азербайджано-американских отношений?

Скажу прямо: за 8 лет нахождения в Белом доме администрация Обамы наломала немало дров в отношении как Азербайджана, так и Турции, поэтому уход демократов в Баку восприняли, мягко говоря, без «самобичевания». Все атаки на Азербайджан как из-за океана, так и из Европы со стороны подставных международных неправительственных организаций исходили из Госдепартамента США, который давал соответствующие инструкции также Брюсселю, а также по двусторонним каналам Берлину. Поэтому, нет, для нас уход демократов — не трагедия. Касательно корректив, мы не собираемся ничего менять, но надеемся, что в Вашингтоне поменяют свои подходы к региону вообще и к Азербайджану в частности. В этом отношении у нас имеется осторожный оптимизм.

Следят ли в азербайджанском обществе за развитием событий в Турции? По Вашему мнению, удаляется ли Турция от «евроатлантического» мира или конгломерата стран?

Естественно, следят. Турция — это союзник номер один для Азербайджана. От ЕС Анкара сейчас удалена, как никогда прежде, причем не по воле турок. Даже подумывают провести референдум о том, стоит ли вообще продолжать стучаться к ним в дверь, раз у тех такое предосудительное отношение к туркам и такая фобия. А НАТО — это другое. От НАТО Турция отдаляться не собирается, несмотря на некоторые призывы горячих голов в Европе «исключить» страну из этого блока. НАТО и Турция нужны друг другу.

Последнее обострение в Карабахе – можно ли говорить, что Баку одержал тактическую победу, или принципиально ситуация не изменилась?

Победа была, скорее, психологическая. ВС Азербайджана в течение 4-5 дней развеяли распускавшийся армянским агитпропом на протяжении 20 лет миф о «непобедимости» армянской армии, о ее «доблести» и «храбрости» воинов. Вместо купающихся на следующий день после начала войны армянских воинов в Куре, весь мир увидел их сверкающие пятки и холмы, усеянные трупами оккупантов. Героизм и мужество азербайджанских воинов, готовых идти до государственной границы, развеяли много стереотипов, упорно создаваемых армянскими СМИ за годы перемирия. А ситуация на линии фронта принципиально не изменилась, если не считать освобожденные 2000 гектаров азербайджанской гористой территории. Всё еще впереди.

Флаг Азербайджана

Флаг Азербайджана

Существуют ли в азербайджанском политикуме какой-либо заметный «пророссийский» лагерь? Как реагирует Баку на попытки Москвы увлечь Азербайджан в структуры вроде ЕврАзЭС или ШОС?

Раве что в социальных сетях. Да, лично мною выявлены активисты пятой колонны. За ними нужен глаз да глаз. Именно такие «патриоты» с букетами цветов приветствовали 28 апреля 1920 года 11-ю Красную Армию в Баку, лишившей нашу нацию первой независимой республики после серии официальных признаний в мире. На призывы присоединиться к ЕврАзЭС и ШОС Азербайджан реагирует прагматично по формуле «будем рассматривать с учетом выгод и возможных рисков». Но массированного давления на себе мы не чувствуем.

Повлияло ли падение цен на нефть (и газ) на развитие инфраструктурных проектов, в частности, трубопроводных, связанных с поставками энергоносителей в ЕС?

К сожалению, да. Президент Азербайджана в своих выступлениях с сожалением отмечал, что мы понесли определённый урон. Но государство быстро перестроило приоритеты, сделало перерасчеты с учетом новых цен на мировом рынке нефти и перешло на режим экономии. Рано или поздно этот период пройдет. Кризисы случались всегда, и многие из них носят объективный характер. Самое главное – это то, что в Азербайджане не случился «экономический коллапс», который предрекали нам наши недруги.

Участие России в более чем сложном и запутанном конфликте в Сирии, с учетом того, что Москва, по сути, противостоит суннитам, как-то меняет отношение к внешней политике РФ в азербайджанском обществе?

В сирийском конфликте Азербайджан выступает за прекращение военных действий между правительственными войсками и умеренной оппозицией и за поиск политического решения конфликта. Однако борьба с терроризмом должна быть продолжена до полного его уничтожения. В понимании Баку, террористы — это ИГИЛ и PYD/YPG, являющийся сирийским крылом террористической организации ПКК. К сожалению, в этом вопросе между Анкарой и Западом нет понимания. На Западе в качестве террористов видят только ИГИЛ, а других террористов — YPG — называют «эффективным союзником в борьбе против ИГИЛ». Да, YPG действительно воюет против ИГИЛ, но от этого он не перестает быть террористической силой. Фактически, Запад вооружает одних террористов для борьбы с другими террористами. В этом суть разногласий между Анкарой и Западом, и в этом вопросе Баку полностью на стороне Анкары. Тема суннитов и шиитов для Азербайджана не столь важна. Мы не делим мусульман на «своих» и «не своих».

Пламенеющие башни в Баку

Как Вы оцениваете текущее состояние азербайджано-украинских отношений?

Как довольно ровные. Вы знаете, что Азербайджан не признал аннексию Крыма, поддержал территориальную целостность Украины в Генассамблее ООН. Не сотрудничает и не собирается сотрудничать Баку также с донецкими и луганскими марионетками. Для Азербайджана Украина — важный партнер и друг.

Как на внутреннюю и внешнюю политику Азербайджана влияют этнические азербайджанские диаспоры – и в каких странах мира они наиболее заметны, обладают существенным экономическим и политическим потенциалом?

Потенциал действительно большой (как политический, так и экономический), но, увы, не реализованный. Самая большая диаспора традиционно в России, затем в Украине. В Украине, думаю, деятельность нашей диаспоры чуть более эффективная, чем в России, в силу отсутствия здесь той степени «проармянскости», которую мы наблюдаем в России. В России с этим делом сложнее, так как проармянски настроенных политиков там больше, чем в Украине. А это неизбежно сказывается на деятельности диаспоры.

Как Вы видите дальнейшее развитие конфликта в Карабахе? Можно ли в принципе считать его «замороженным», и при каких условиях он «размораживается»? Какие механизмы использует Баку на международном уровне, чтобы добиться своих целей в этом противостоянии?

Конфликт давно перестал быть замороженным. Война может возобновиться в любой момент по первому же приказу Верховного Главнокомандующего. Азербайджанская армия к этому готова. Мирного пути урегулирования конфликта нет, так как добровольного, невоенного ухода армянской армии из Кaрабаха ожидать не приходится. Война неизбежна. Это вопрос времени. На международном уровне позицию Азербайджана поддерживают все организации, но только на бумаге. Реального давления на Армению с целью вынудить ее выполнить резолюции Совета безопасности ООН – нет. Поэтому Армения чувствует себя комфортно, но этого комфорта с каждым годом все меньше и меньше, так как в Ереване видят, как Азербайджан укрепляет свою армию и не отказывается от права освободить оккупированную территорию любым путём.

Нагорный Карабах. Фото: bbc.com

 

И последнее – из Вашего опыта, возможно, что нужно для того, чтобы победить в информационной войне, или универсальных рецептов не существует?

Ответ основан на моем многолетнем опыте: всё зависит от того, как настроено в отношении твоей страны и страны соперника общество того или иного государства, где вы, в частности, ведете информационную борьбу. Скажем, в турецко-армянском информационном противостоянии армяне в европейских СМИ будут всегда побеждать, и не потому, что их аргументы сильны (на самом деле, они слабы), а потому что общества европейских стран априори, изначально настроены с симпaтией в адрес армян, а не турок. Им больше предоставляют трибун в европейских СМИ и иных площадках, чем туркам. Будь турки или азербайджанцы хоть 500 раз правы и обладай они хоть в 1000 раз более сильными аргументами, чем армяне, их на Западе просто не хотят слышать, так как их ушам более сладкими кажутся армянские сказки, нежели азербайджанские или турецкие факты! Поэтому, результат информационной борьбы предопределен настроем самого общества. А он основан на религиозных симпатиях, стереотипах, фобиях, двойных стандартах, отсутствии объективности. Это извечная болезнь Запада.  Раз турки мусульмане, а армяне — христиане, то «очевидно», кто прав, а кто неправ. Поэтому, коротко — если от нас что-то зависит, то в десятки раз больше зависит от общего настроя и предпочтениях самого общества, в котором мы ведем информационную борьбу.

беседовал Максим Михайленко

Поделиться:

В тему:

UkrNET - поисково-информационный ресурс