Война — это путь обмана

Makura dashi

«В современной „гибридной войне“ против Украины кроме обычного вооружения применяются и условные, не смертельные виды вооружения, какими являются информационное, психологическое и организационное оружие.»

(Так начинается аналитическая статья имеющая целью разобраться в методологии агрессоров. Мы не со всем согласны и большей частью автор, Михаил Мишин, с чьего любезного разрешения перепечатываем статью, завышает планку в оценке "оппонентов", но это всегда лучше чем их недооценка. Мы расширим статью ссылками и нашими  краткими комметариями по теме, -ред.)

Если о первых двух читатели достаточно осведомлены, то о третьем почти никто ничего не слышал. Принципы организационного оружия известны издревле, но никогда прежде они не были ключевым рычагом воздействия на противника. Внешние агрессоры хотят принудить систему госуправления и вооруженные силы нашей страны к «самодезорганизации» и «самодезориентации». Эта статья о том, как противостоять принуждению к геополитическому самоубийству.

(Дезорганизаця противника считалась одной из высших форм и умений войны, необходимым фактором успеха атаки и методом диверсионной войны.)

Картина текущих военных действий сил Антитеррористической операции (АТО) довольно благополучна. Успех наступления и блокирования сепаратистов в областных центрах Донецкой и Луганской области очевиден и бесспорен. Он был предсказуем еще в первых числах июля, когда президент Украины Петр Порошенко отдал приказ о прекращении перемирия и начале полномасштабной завершающей фазы АТО. Однако сообщения о провале  спецоперации по восстановлению контроля над украинско-российской границей, а также постоянных контратаках со стороны боевиков, говорят о многом. Прежде всего, это свидетельство непрекращающегося сопротивления экстремистов, уверенных во внешней поддержке  и готовых идти до конца. Во-вторых, тревожный сигнал о начале принципиально нового этапа «гибридной» войны, пока еще не успевшей приобрести активный, широкий и организованный характер. 

(Уверенность экстремистов основана именно на внешней поддержке, иначе с ними уже было бы покончено.)

Нетипичные методы

На фоне кардинального изменения оперативно-тактической ситуации в зоне АТО достаточно знаковым стал «рабочий визит» в Москву лидера луганских боевиков  Алексея Мозгового. 8 августа на российском телеканале «День ТВ»  у него состоялась беседа с Александром Прохановым, видеозапись которой в социальных сетях стоит посмотреть всем, кто намерен разобраться в стратегии и тактике дальнейших действий пророссийских боевиков в Украине.

Александр Проханов – один из наиболее реакционных российских политических деятелей, председатель влиятельного «Изборского клуба», главный редактор «знаменитой» красно-коричневой газеты «Завтра». В последнее время еще и ведущий рубрики «Реплика» на «флагманском» канале информационной войны против Украины — «Россия 24». Но главное, господин Проханов является апологетом и многолетним лоббистом применения так называемого «организационного оружия» для противодействия «тлетворному влиянию Запада» и  распространению «цветных революций», прежде всего, против Украины. 

(Проханов старый идейный консерватор коммунистического толка)

Собственно термин «организационное оружие» был предложен в 80-х годах прошлого столетия в работах советского разработчика военных систем организационного управления Спартака Никанорова. С конца 90-х годов проблема применения организационного оружия и организационных войн рассматривается в научных докладах, диссертациях и на спецкурсах Российской академии генерального штаба как реакция на новую военно-стратегическую обстановку. Но по-настоящему в политическое сознание российской элиты термин «оргоружие» входит в начале двухтысячных со страниц периодических изданий близких к Александру Проханову. 

(Короткое ознакомление с теорией Никанорова обнаруживает лежащие в ее основе идеи марксизма, ленинской диалектики и социалистического мировоззрения; человек рассматривается как элемент и его роли в связи с этим как элементы более глобальной социальной формы. Вероятно работа была подготовлена под концепцию «воинствующего социализма» и участь "жертв борьбы" заложена в основу этого «учения»)

 В самом общем смысле, применение организационного оружия отражает историческую тенденцию совершенствования военного вмешательства через «самодезорганизацию» и «самодезориентацию» противника. На практике это осуществляется применением системы организационных, пропагандистских, психологических, информационных воздействий на государство-мишень, заставляющих его двигаться в необходимом для противоположной стороны русле. С его помощью можно направить политику противника в стратегический тупик, измотать экономику, затормозить деятельность оборонной промышленности, опорочить рост общественного самосознания, исказить основы национальной культуры (к примеру, навешивание ярлыков «укрофашистов» и «бендеровцев»), создать среди части населения «пятую колонну». В результате скоординированных действий в государстве должна возникнуть обстановка внутриполитического, экономического и психологического хаоса.

(Влияние через взаимодействие вербальное и невербальное)

Основное условие применения организационного оружия – замена системы перспективных ценностей государства-мишени, или отдельного региона, базовыми конструктами государства-инициатора, в нашем случае ценностями «славянского единства» и «русского мира».

(Инициатива необходимый фактор успеха любого «предприятия»)

Бывший начальник управления международного сотрудничества Минобороны РФ генерал-полковник Леонид Ивашов определяет организационное оружие следующим образом: «Оно характеризуется применением метода дезорганизации государства, нарушения системы управления территориями, вооружёнными силами, войсками».

Отметим, что применение организационного оружия «не заметно» для традиционных форм экспертного наблюдения и «непонятно» в рамках традиционной логики контрразведывательной деятельности. В этой связи показательна первоначальная реакция не только политического и военного руководства Украины, но и Госдепартамента США и ЦРУ на «Русскую весну», как организационную операцию по аннексии Крыма в феврале-марте 2014 года.

(По моему это перебор, поскольку Россия получив "ключи" от схемы слежения США в лице Сноудена, позволила себе провести эти операции «в теневых участках» этой схемы)

Пошаговая инструкция

По определению скандально известного российского идеолога создания «Новороссии» Сергея Кургиняна: «Организационная война – это нужное атакующему управление мотивациями организационных решений противника во всех частях его государственной системы».

(Для этого необходимо иметь «рычаги влияния» во всех частях государственной системы или другими словами «внедренную агентуру»)

«За счет чего?», — задает сам себе вопрос Кургинян в специальном выпуске газеты «Завтра» Александра Проханова. И отвечает: «За счет „дружеского“ предложения принять как бы позитивные, но на деле опасные для противника деструктивные цели». (Очевидно, этот постулат соотносится с «мирными инициативами» Кремля, прежде всего, предложениями по федерализации Украины); 

(Вероятно имеется в виду очевидная недальновидность «государства» не могущих отличить деструктив от конструктива)

— «За счет создания такого „давления обстоятельств“, которое вынуждает противника принимать вредные для него решения». (В этом контексте отметим двухмесячное стояние основных сил АТО, вокруг не имеющего стратегического значения Славянска, и некоторые другие военные операции); 

(«Давление обстоятельств» — ключевое словосочетание для всей «совковой» культуры управления)

— «За счет имплантации в систему противника элементов, ее открыто или скрыто разрушающих». (Тиражируемые российскими ресурсами интервью некоторых рядовых военнослужащих АТО с обвинениями в трусости, некомпетентности и предательстве своих командиров говорят сами за себя);

(Информационное взаимодействие как инструмент дезинформационной (читай диверсионной) войны)

 

— «За счет создания у целеполагающего ядра атакуемой системы иллюзии благополучия. И „расслабленности“, не позволяющей подготовиться к отражению атак и включению „мобилизационных“ механизмов». (Эта и следующая мотивация будут задействованы в случае неожиданного «исхода» боевиков из Донецка и Луганска);

 

— «За счет использования стремления противника к „стабильности“. И навязывания ему таких решений, которые приводят к „переорганизованности“ и „жесткости“ его системы. И, как следствие, к невозможности ее адаптации к меняющимся внутренним и внешним дестабилизирующим импульсам».

(Вероятно речь идет о людях легко подверженных влиянию и мало понимающих в организационных и самоорганизационных моментах, то есть рядовые граждане компетенция которых тяготит к «рабочему классу»)

Исходя из вышеперечисленных подходов наших оппонентов, и допуская скорое окончание военной кампании в Донецке и Луганске, рассмотрим вероятный поэтапный план «организационной войны» против Украины в краткосрочной перспективе (от полугода до двух лет). Для простоты изложения не будем учитывать противодействие противника усилиям ЕС и США по поддержанию экономической и политической стабильности в Украине. 

Первый этап — это создание ядра политической оппозиции в период парламентской кампании. В ходе этого этапа идёт процесс разжигания недоверия власти и координации недовольства наиболее социально уязвимой части населения.

Второй этап — создание сети подпольных боевых группировок по всей Украине, координируемых «ветеранами ополчения ДНР и ЛНР». «Партизанские» рейды и теракты на юго-востоке.

Третий этап — переход от политического протеста к вооружённому восстанию и, столь часто упоминаемой российским руководством, «гражданской войне в Украине». Механизм провокации, скорее всего, будет основан на раскрытии «сговора олигархов и правительства» против народа.

Четвёртый этап — форматирование государственного аппарата страны-мишени, в ключевой элемент организационного оружия страны-заказчика. Это последний этап перед расчленением государства и его исчезновением, как субъекта международного права.

В заключении, следует отметить, что в мире нет ничего нового, методы, подобные современным российским подходам, ведения организационных войн известны издревле, но никогда прежде они не было столь эффективными и не становилось главным рычагом воздействия на государство-мишень. 

В целях противодействия реализации планов применения «организационного оружия» против Украины, от органов центральной исполнительной власти, прежде всего Совета национальной безопасности и обороны (НБОУ) требуется изменение структурно-управленческого видения ситуации.

(Очевидно, что речь идет об усилении контразведовательного департамента, как важного элемента «иммунной» системы государства. Лишь остается добавить, что необходимо пересмотреть роль гражданского населения создавая систему вовлечения именно в «иммуную» систему безопасности Украины, хотя в принципе к этой части плана концепции безопасности мы уже оперативно переходим)

Знание механизма действия технологий «организационной войны» должно стать основой системного противодействия новым агрессорам на национальном и глобальном уровнях.

По материалам: 112.ua

 

Поделиться:

В тему:

UkrNET - поисково-информационный ресурс