Великая Украинская стена как новая мера бытия

Последние события на Востоке Украины красноречиво доказывают, что решение инспирированного на нашей территории конфликта невозможно без решения вопроса границы.  Есть множество факторов влияющих на формирование именно такого вывода.

show_image (21)Уже предлагаются различные версии осуществления таких мероприятий. Существует несколько проектов инженерно-технических решений.

Но, какое бы решение ни было взято за основу, полученное сооружение должно обрести смысл, выходящий далеко за пределы военно-стратегического объекта. Это должна быть Великая Украинская стена. Стена как символ выбора, Стена как символ отсчета новой истории государства Украина.

Если обратиться к ее историческому прототипу, Великой Китайской стене, то можно понять смысл того, что должна воплотить Украина в этом инженерном сооружении. Великая Китайская стена с точки зрения исторического символизма была и есть не столько оборонительным объектом, сколько консолидирующей идеей царств, стоявших у истоков истории Великого Китая. На протяжении веков она объединила народы территории в нацию страны.

114417372544937_1Чтобы обосновать такое историческое значение Великой Украинской стены, попробуем понять ситуацию, в которой оказалась Украина.

Украина находится на пороге своего наиважнейшего выбора. Если это обстоятельство осознать и понять, то мы имеем шанс этот выбор правильно осуществить. Для этого, очень важно правильно «прочитать» окружающую Украину среду.

Выбор страны приходится делать в условиях цивилизационной конфронтации, которая обрела острую форму, и место её действия находится именно в Украине.

14xknj5Фактически, Россия выступила против основополагающего принципа международной системы: «Pacta sunt servanda!» («Договоры должны соблюдаться») Но она прибегла к лукавому приему: путем информационной и явно пропагандистской деформации действительности, свой произвол и привносимый приоритет силы в международные отношения, она представляет, как суверенную интерпретацию. При этом свое право на такую интерпретацию Россия обосновывает, апеллируя к принципам, которые сама же и попирает.

Международные отношения становятся дезориентированными. Искусственно создается пространство нескольких параллельных реальностей, целью которого есть обоснование возможности разночтения договоров. Среди множества интерпретаций, доминирующей должна стать интерпретация силы. Призывы международного сообщества к вменяемости оппонента и локальные санкции имеют ничтожные результаты.

Кремль «вменяем» только в смысле исторического символизма, который включает в себя: «Кавказ», «Крым», «Урал», «Сибирь», «Байкал», «Дальний Восток», «Курилы» и т.д. К великому сожалению, таким символом для Кремля есть и «Киев», и «Украина».

Это исторические символы Российской империи. К ним периодически присовокупляются «Балканы», «Константинополь», «Индийский океан», «Аляска», но пока в качестве образов, а не символов.

Его абсолютно не интересует то, что происходит с людьми на этих территориях, да и в самой России жизнь людей рассматривается Кремлем, как человеческий фактор существования исторических символов империи. Гуманитарные катаклизмы, которые потрясают сейчас Крым – это погрешности, издержки, сопровождающие жизнь символов. Поэтому локальные санкции не продуктивны.

warКремль начал новую сборку имперских паззлов. Но в силу архаики примененного символического взгляда у его игроков получается ретро-Империя. Она выпадает из тренда современного глобального исторического символизма, где обитают «Микки Маус», «Windows», «Арабская нефть», «ВР», «Nat Geo», «BBC». Современные «империи» не только транснациональные, но они и трансконтинентальные. Географический (территориальный) детерминизм в них больше не играет какой-нибудь значимой роли.

В Кремле просчет допущен корневой. Легитимизация Империи происходит вне нее, а не внутри. Пазлы ретро-Империи даже технологически не могут совпасть с пикселями современных нео-империй. Естественной становится изоляция ретро-Империи, но она автоматически влечет за собой ее историческую делегитимизацию.

В Украине мы имеем острую («горячую») фазу противостояния ретро-Империи и нео-империй.

Есть разные способы классификации таких войн.

Сергей Переслегин определяет три типа: война Ареса (вероломства и силы); война Афины (политико-экономических стратегий); война Христа (столкновение картин мира,  моральных норм, позитивных мотиваций).

То, что происходит в Украине, можно определить, пользуясь данной типологией, как война Ареса против войны Афины, которая ведется методами Антихриста (разрушение меры бытия). Здесь Кремль опять попадает в западню лукавства: своей безудержной пропагандой он попирает все моральные законы и нормы с одной стороны, а с другой – к ним же и пытается апеллировать. Но его это мало интересует в смысле жизни исторических символов.

show_image (26)Доминирующим фактором формирования ретро-Империи является географический детерминизм. Это легко формируемые исторические символы, привязанные к территориям. При этом, издержками, в том числе и людскими, в таком построении пренебрегается. (N.B. это самое уязвимое звено предположений Кремля: «ресурсов должно хватить». Только масштабные санкции позволят разрушить не игру Кремля, но его предположения, а, значит, игру остановить).

Нео-империи формируются в дискурсах минимизации транзакционных издержек. Локальным человеческим фактором здесь также могут пренебречь, но он не отбрасывается, так как остается главным в глобальном потреблении товаров и услуг.

show_image (1)У Украины, исходя из этого, есть только один выход, в котором она имеет шанс сохранить свою субъектность – сообщество нео-империй. В ретро-Империи Украина превращается в географическую территорию, на которой население может объявляться то «пророссийским», то «пробандеровским», но в любом случае не проукраинским, субъектным.

Положение, в котором оказалась Украина, однозначно свидетельствует, что потеря человеком меры бытия, влечет за собой потерю суверенитета человеком, и, как следствие, – потерю суверенитета государством.

Государство Украина до Майдана оказалось под внешним управлением. И только сохраненный суверенитет страны – неформальная сторона общественного договора – дал возможность избежать полной потери суверенитета государства.

Сейчас эти утраты приходится не просто восстанавливать, а и отвоевывать. Отсюда следует однозначный вывод: реформы страны будут успешными и устойчивыми во времени, если они будут опираться на духовное воспитание человека и моральный закон общества.

Без этих обязательных факторов все достигнутые результаты распадутся со временем, особенно при сохранении внешнего деструктивного влияния.

Великая Украинская стена – это выбор, которым мы декларируем, что:

  1. По-другому представляем себе мир и место в нем Украины, чем это делает Россия, которая считает собственную ретро-империю центром мира, а мировой порядок рассматривает не как совокупность договоров, а как приоритет силы.
  2. Мы по-другому строим свое представление об Эпохе, в которой живем, и место человека в ней.
  3. В нашем представлении иначе, чем в России, определяются соотношения суверенитетов элиты и власти, домовладения и государственных институций.
  4. Природа власти в Украине определяется иначе, чем ее трактует Россия.
  5. Мы по-другому определяем суверенитеты базовых понятий (права человека, свобода слова, свобода веры и т.д.).
  6. Определяя соотношения между национальным и глобальным, мы не пользуемся имперскими лекалами.
  7. У нас иначе между собой соотносятся Конституция и Общественный договор.
  8. Мы иначе соотносим между собой суверенитет человека и суверенитет государства.
  9. И т.д. 

Нынешняя цивилизация находится в глубочайшем кризисе, который находит свое проявление во всех сферах жизни человека и общества. Интегральной причиной такого порядка вещей является доминирующая в этих сферах целесообразность. Это привело цивилизацию к потере меры бытия. Моральный закон перестал быть базой сравнения для определения версий развития. Вместо него, будущие тренды строятся на основании показателей экономической формулы. Происходит распад морального мира, он крошится на модели, которые поддаются количественной оценке. Человека в таких оценках больше нет, даже в качестве потребителя, потому что спрос сманипулирован, а удовлетворение его задано, навязано.

Украине следует это понимать, определяя свой выбор.

Мы в Украине выбираем не столько «лучший мир» (он сейчас весь очень невзрачный), сколько тех, с кем будем выходить из глобального кризиса цивилизации, и то, какими способами будем это осуществлять: в дискурсах прав и свобод или же в дискурсах произвола и подчинения.

Как, в свое время Великая Китайская стена отделила цивилизацию кочевников от цивилизации земледелия, так Великая Украинская стена должна отделить цивилизацию произвола и силы от цивилизации законности и солидарных действий.

1166768227624858_1Великая Украинская стена – это мера бытия, которую мы выбираем и, опираясь на которую, будем писать свою новую Историю Украины.

P.S.  Даже как инженерное сооружение Великая Украинская стена должна быть построена, и каждый украинец должен почувствовать сопричастность к ее возведению. Это так потому, что память стирается, эмоции притупляются, пропагандисты перевирают историю «как прикажут». Но Стена будет стоять железобетонным напоминанием грядущим поколениям о выборе Украины, о том кровавом апофеозе, в который она была ввергнута слугами Антихриста, о тех героических жертвах,  ценой которых был обеспечен выбор Украины.

ткачВалентин ТКАЧ

Поделиться:

В тему:

, ,

Добавить комментарий

Войти с помощью: 
Яндекс.Метрика UkrNET - поисково-информационный ресурс