Украинская миссия: дописать историю свободы

Прежде всего, хочу сказать, что полностью разделяю концепцию, изложенную в статье Валерия Пекаря "Страна «Сделай-сам».

"Краплі в океані" бувають і такими

«Краплі в океані» бувають і такими

Потому что он смог обобщить «витающие в ноосфере» незаконченные мысли и наблюдения.

Но мне бы хотелось немного развить эту концепцию — дело в том, что с одной стороны тезис об «особом пути» всегда критикуют, с тех небезосновательных позиций, что «цивилизация условного прогресса» -- одна.

С другой страны, рецепты модернизации, будучи более или менее схематичными, все же адаптируются к тому или иному культурному case, вживаются в местную ткань. Бывают, конечно, и случаи «отторжения», как в медицинской отрасли трансплантаций органов (да хоть «Лжедмитрия» вспомнить в Московии или первые попытки интеграции Японии, Китая, бесконечные революции в креольских странах). Но, к счастью, как мы знаем из Айзека Азимова (пусть так, нет?) — чем больше людей, тем увереннее работает «закон больших чисел», тем более предсказуемым представляется поведение масс.

Старинная обреченность на неудачу, которая и правда имеет место — в той степени, в которой теорию покойного Сэма Хантингтона можно воспринимать всерьез — проявляется и по-другому, далеко не таким удручающим образом, ведь где-то, в чем-то она коренится в культуре (к которой уже лет двадцать как начали серьезно относиться экономисты, те из них, кто называет себя институционалистами).

И эта сердцевина нашей (временами страшноватой, кстати) свободы — определяется весьма практически.

Да, конечно, граница. Или границы. Много границ и самых разных — а ведь многие наши города появились изначально как таможни, не так ли?

Однако, если почитать польских историков, опустевшую, сожженную после многочисленных походов кочевников Русь — огромным потоком заселяли шедшие с запада (Польши, Литвы, онемеченной Силезии), уходившие от гнета люди. Подавляюшим большинством славяне, небольшой, но компактной группой — немцы.

А если говорить о 16-17 веках и о нынешнем украинском юго-западе (Буковина, Бесарабия, отчасти Закарпатье и Подолия), то ужасы инквизиции на Пиренеях вытолкнули из Испании и Португалии два огромных еврейских потока — один в воюющие Нидерланды, другой в земли Порты...

И несколькими десятилетиями позже на землях славянско-волошских княжеств, вокруг белокаменных крепостей начали строиться настоящие западноевропейские города. А добрых полтора века этими княжествами управляли греки-фанариоты. На старинных кладбищах до сих пор можно найти склепы с фамилиями, скажем...Панайоти, Маврокордато, Ипсиланти, Ласкарис. Земля многих племен была изначально чужда ксенофобии.

Многие читали о приключениях Тиля Уленшпигеля. Но задумывались ли Вы о том, что означала надпись на медалях гезов, которые вешались на шляпы -- «Liever Turksch dan Paus» («Лучше Турки, чем Папа»)? Пять веков назад эта фраза имела множество коннотаций — политических, религиозных и...семейных.

Дело в том, что земли нынешней Украины всегда были Страной Свободы Обещанной. И порочить эту мечту всегда стремился лишь враг. В ответ он получал восстания.

Дело в том, что земли нынешней Украины всегда были Краем, где народы постоянно перемешивались — а разделять их, исходя из своих низменных целей стремился лишь враг. В ответ он получал восстания.

Дело в том, что на хутора самостоятельных хозяев-пограничников («одинцов» — отсюда, кстати, как считал уроженец нынешней Луганщины Владимир Иванович Даль, происходит окончание фамилий на «-енко») всегда нападал лишь враг. В ответ он получил Сечь.

Сечь, воевавшую как воевал недалеко отстоявший по времени и близкородственный чешский Табор. По этому поводу тоже можно рассказать немало, но это уже сделал Анджей Сапковский.

Но отсюда и презрение нашего народа к харизме того или иного лидера — они временны, их выбирают, а потом прогоняют, а значит те, кто смог удержаться надолго, и смог удержаться в своем статусе без подлости, обмана и насилия — воистину талантлив и, как когда-то говорили, «люб».

Да, безусловно, массовый анархизм и индивидуализм (хутор, лавка, епархия) в чем-то мешал и мешает нам в создании этакого «гранитного», «одетого камнем», государства. Но ведь в лихую пору — нет войска огромнее, сильнее и смелее, чем наше...

Разве не так и сейчас? 

Забавно, но даже реформы Леонида Кучмы середины-конца 90-х, в массовом измерении — оказались интуитивно анархо-либеральными: квартиры, садово-огородные участки, потом акты на землю сельскохозяйственного предназначения, и упрощенная система налогообложения.

Любопытно, услышит ли народ нынешняя власть — «оставьте нас в покое, мы и себя тогда прокормим, и тех, кому не так повезло, и даже вас»?

Ведь мы не хотим опять уезжать, добившись теперь такой трудной и большой победы!

Именно они, «дрібні власники», породили не «средний класс белых воротничков», а позднесредневековое сословие «малых собственников», хозяев (особенно это заметно, если ехать из Киева на запад, уже на житомирско-винницком пограничье).

Ну и, простите — откуда взялась «оппозиция» больших сельских провинций Юга и промышленных морских городов-областных центров? Благодаря которой Революция и выиграла Юг? Не верите? Гляньте электоральные карты Юга Украины лет за пятнадцать...

Огромная страна на востоке исторической Европы была беременна той самой Свободой Просветителей.

И в ноябре 2013-феврале 2014 года Наша Любимая Страна — родила! В принципе не существует ничего такого в мире, что можно было бы сравнить с этим чувством.

С ребенком — всегда трудно: выдержка, терпение, смирения и железная воля.

Кому в здравом уме может придти в голову, что Нация отдаст свою выстраданную Свободу?

Конечно, путь нашей модернизации — непрост, извилист и нов.

Ведь каждый ребенок — уникален, хоть и вынужден привыкать к коллективу, детскому садику, школе, университету, в наше время и — к армии (которая уже, хоть и воюет, но далеко не так плоха, как когда-то, хотя бы потому что эта армия все больше и больше наша, украинская — об этом хорошо написал Олег Покальчук).

Европа, Азия, весь мир — давно, дюжиной своих поколений — не наблюдали ничего подобного.

Поэтому именно Украина сегодня — генератор чудес, которые для нас ныне естественны, и лишь для других удивительны.

И еще — впервые в нашей истории — Европа, современная часть Азии и весь демократический мир — на нашей стороне.

А это означает, что старинная обреченность на неудачу превратилась в юную обреченность на победу.

Макс МихайленкоМаксим Михайленко

Поделиться:

В тему:

UkrNET - поисково-информационный ресурс