Трилогия Сопротивления (Из украинской поэтической классики середины ХХ века)

Личные обстоятельства так сложились, что сейчас не могу активно заниматься сочинительством. Хорошо ещё, что ко Дню Победы хоть немного «подготовился». В самом конце прошлого — начале этого года, как будто по команде свыше, перевёл стихи Максима Рыльского и Андрея Малышко, опубликованные соответственно в 1941-м и 1942-м. А в марте — «сочинение жизни» Владимира Сосюры, в котором также явственно слышны отголоски той войны. Между прочим, спасибо законам поэтического перевода, которые не просто позволяют, а безоговорочно требуют воплощать знаменитый блоковский совет или методологический принцип: «Сотри случайные черты»…  Сегодня предлагаю получившийся цикл вниманию читателей журнала «Ньюсскай».

Юрий ЧЕРНЕЦКИЙ (Харьков)

Максим РЫЛЬСКИЙ

СЛОВО О РОДНОЙ МАТЕРИ

Благословен тот день и час,

Когда для нас легла коврами

Земля, которую Тарас

Босыми исходил ногами,

Земля, которую Тарас

Святыми окропил слезами.

Благословенна в боли ран

Степь южная: течёт, бездонна;

Вширь, как зелёный океан,

Раскинулась вокруг Херсона;

Днепр обнимает гибкий стан

Любовно, страстно, упоённо.

Благословенна ты в веках,

Как это солнце в поднебесье,

Как вещий белокрылый птах,

Печаль и радость наша, песня:

Ты зазвучишь — и вмиг в сердцах

Отвага в час беды воскреснет.

Благословенны вы, следы,

Не смыты вечности дождями,

Философа Сковороды,

Чей путь души — народный самый:

К источникам живой воды,

К иным дарам природы храма.

Благословен огонь мечей —

Отчизны свет непокорённой,

И ржанье боевых коней,

И дальних странствий вкус солёный,

И «Энеида», юмор чей —

Полтавы дивная корона,

Вулканы-думы Кобзаря —

Свободы всплески огневые;

И слова крестный путь — не зря,

И струны Лысенко живые,

И та, чья слава как заря,

О, Заньковецкая Мария!

Благословенны всех времён

Труды людские и услады,

И при дороге зелен клён,

И мысли мудрой свет лампады;

И колыхание знамён

В час праздничный мы видеть рады.

Озёр благословенна гладь

И рек ликующие воды,

Народа гений, созидать

Готовый, одолев невзгоды,

Благословенна наша мать —

Земля любви, страна свободы.

Кто может выпить наш Днипро,

Кто выплескать способен море,

Кто наше злато-серебро

Дум светлых одолеет в споре,

Кто сердца чистого добро

Да злобой чёрною поборет?

Настанет день, настанет час —

И разольётся вновь медами

Земля, которую Тарас

Восславил муками-делами,

Земля, которую Тарас

Наполнил звуками-словами.

Погибнуть разве можно ей,

Горячей захлебнуться кровью,

Когда на бой её детей

Зовут и дерева в дуброве,

Жить хочет большинство людей

В семье великой, вольной, новой?

Да, вторгся наших дней Батый,

Но не сломить её величья,

Пусть под покровом темноты

Напрасно волки ждут добычи,

Лисицы брешут на щиты

И див с верхушки древа кличет!

Златую кто порвёт струну,

Покуда в гуслях — дух Боянов,

Кто нашу песню, хоть одну,

Раздавит сумраком туманов,

Кто втиснет в чёрный гроб страну,

Прекрасный Киев наш и Канев?

Гремит Днипро, шумит Сула,

Карпаты к небесам воззвали,

И клич подольского села

В седом Путивле услыхали.

Что, совы укротят орла?

Что, сломит правду ложь? Едва ли.

Земля родная! Знаешь ты

Свой путь в годину непогоды!

Встаёт народ, гудят мосты,

Могучие рокочут воды!..

Лисицы брешут на щиты,

Но близко — торжество свободы!

Андрей МАЛЫШКО

УКРАИНА МОЯ (Отрывок)

Снова кличу тебя, или голоса ты не узнала?

Вновь прошу: отзовись! О, далёкая юность моя.

Может, ветром мне стать,— только тучи прогнать силы мало;

Может, песней позвать,— только где ж его взять, соловья?

По долинам речным, словно градом, ромашка побита.

Догорают деревья. Врагами сожжён отчий дом.

Не хочу ветром лечь я новейшей орде под копыта

Или петь соловьём в чёрном горе горчайшем твоём.

Буду падать и вновь подниматься, с невзгодами споря,

Как и все оскорблённые верные дети твои.

Я возьму половину твоей тяжкой скорби и горя

В сердце непокорённое, полное нежной любви!

И пойду, как Микула, пригнусь, потемнею от ноши,

Оттесняя беду, может статься, в сраженье паду,

Но увижу: весна цвет опять обещает хороший

В Украины прекрасном — зелёном и вечном — саду.

Владимир СОСЮРА

ВСТУПЛЕНИЕ К ПОЭМЕ «МАЗЕПА»

Ах, радости вокруг так мало…

Какой у чёрта «бурный рост»,

Когда ты крылья поломала,

Страна, стремясь взлететь до звёзд.

Гнев с мукой без конца и краю

Пою я в дни, когда разврат

Царит, лакеи вверх шагают,

Рабы молчат…

Немой, обманутой, забитой,

Ужель не встать тебе от ран?

Москве и Жечи Посполитой

Давно швырнул тебя Богдан.

Потом хотел тебе Мазепа

От сердца чистого добра…

Его ты предала и степью

Пошла в рабынях у Петра.

О, ужас: своего оружья

Для битвы не куёшь сама…

Война ль — два-три разумных мужа

И глупых великанов тьма.

Дни перемирья ль — снова то же,

На грязь толпа кричит: «Лазурь!»

Что воскресить тебя поможет

В преддверии грядущих бурь?..

Твой путь — отчаянье и камень,

Всё заселяешь ты (о, срам!)

Побочными знай сыновьями

Других, увы, просторы стран.

В башке тупой твоей — макуха!

Ты разве можешь жить сама,

Господ российско-польских шлюха,

Малороссийская тюрьма.

Веди ж расстрельной красной глиной

Меня в кровавую зарю…

Тебя люблю я, Украина,

Не знаю сам, что говорю.

Ведь я твой сын, шёл за тебя я

На осмеяние и смерть,

Подчас и небо проклиная,

Цвела бы лишь Отчизны твердь.

Я шёл кровавыми хлебами

И вновь пойду, где гул и мгла,

Лишь одного хочу я, мама,

Счастливой чтобы ты была.

Социолог, поэт и переводчик Юрий ЧЕРНЕЦКИЙ — на исторической родине, в Соснице Черниговской области, возле родительской хаты А.П.Довженко.

 

Чернецкий фото 2


В тему:

UkrNET - поисково-информационный ресурс