Сергей Федуняк: «Главное – побеждать врага, и это лучший аргумент для НАТО»

Идем ли мы в НАТО, и что это нам – и Альянсу – может дать? Сближается ли Киев – по настоящему – с Вашингтоном? Способна ли Украина реализоваться внутри регионального военно-политического альянса, и почему такие альянсы становятся возможными? Об этом и другом – в интервью с одним из наиболее известных украинских ученых-международников,  доктором политических наук, профессором кафедры международных отношений Черновицкого национального университета имени Юрия Федьковича, Сергеем Федуняком.

сергій-федунякСергей Георгиевич, на Ваш взгляд, оправдан ли «драйв» Украины в НАТО, в контесте того, как сегодня «выглядит» Альянс?

Движение в сторону НАТО нам нужно, скорее, для политического усиления позиций. Такой Альянс нам не особо нужен, поскольку в него даже попасть проблематично, не говоря уже о реальной помощи.

Те решения, которые — на протяжении последнего месяца-двух — все же были приняты в Вашингтоне — делают нас чем-то вроде американского военного союзника, чем они могут помочь украинской обороне и безопасности?

В данной ситуации системная помощь США на уровне союзника вполне компенсирует Украине членство в НАТО.

На Ваш взгляд, не распадается ли Альянс на «страны-на-границе» и обычных потребителей американского оборонного бюджета?

Если НАТО не начнет серьёзной работы по адаптации к нынешней ситуации, то внутри действительно может пройти расслоение. Это неизбежно приведет к возникновению «разностатусных» членов и как следствие – распад  организации.

На сегодняшний день Украина, на некоторых уровнях власти, официально «открестилась» от внеблокового статуса — это хоть что-либо значит, что-то это нам дает?

Внеблоковый статус и так был больше декларацией, поэтому отказ от него особого значения в плане влияния на состояние  и статус Украины не имеет.

Когда говорят о том, что НАТО «не воспринимает» страны, претендующие на членство в Альянсе, но имеющие пограничные конфликты — правда ли это, с учетом опыта Греции, Турции, Хорватии, Албании,Кипра — и так далее?

Наличие пограничных конфликтов для НАТО особого значения не имеет.

Вопрос с принятием новых членов решается исходя из стратегических интересов. Зато вопрос пограничных конфликтов всегда можно использовать как предлог отказа в членстве.

По-вашему мнению, после всех бравурных (и прочих) заявлений, чем должен заняться официальный Киев, чтобы военно-политический сегмент в Брюсселе и Вашингтоне воспринимал Украину серьезно?

Для восприятия Украины серьёзно нужно продемонстрировать способность власти контролировать и исправлять ситуацию, проводить реформы и, что немаловажно, побеждать врага.

И, last but not the least — такое впечатление, что наша армия начала справляться с «восточными вызовами» всего лишь с помощью Нации и западных стран-соседей...может быть, НАТО ждет некая реформа, в результате которой именно «старый добрый лимитроф» окажется в фокусе глобального внимания?

Думаю, что лимитроф надолго оказался в фокусе внимания. Это получит отражение в концептуальных документах Альянса. Очевидно, что что-то делать надо: возвращать войска и ядерное оружие в Европу, ограничивать возможность стратегического маневра России с учетом её сближения с Китаем и тому подобное.

Но главное здесь – ярко выраженная воля политических элит ключевых европейских членов Альянса.

Беседовал Максим Михайленко

Поделиться:

В тему:

Добавить комментарий

Войти с помощью: 
UkrNET - поисково-информационный ресурс