Руслан КЕРМАЧ: «Необходима решительная ломка старых порядков»

Руслан Кермач

Руслан Кермач

Как выглядит анализ общественного мнения? Насколько влиятельны эксперты? Как революционную Украину видели из Германии? Об этом и другом в интервью NEWSSKY рассказал аналитик Фонда «Демократические инициативы» имени Илька Кучерива Руслан Кермач.

 

Руслан, в чем на данный момент состоит твоя работа как аналитика?

Конкретно на данный момент основное внимание сфокусировано на анализе электоральных тенденций, соответствующей социологии относительно предстоящих местных выборов в Украине. Среди прочего готовим (и уже успешно проводим) вместе с командой Фонда «Демократические инициативы» серию круглых столов в различных регионах Украины, где выносим на обсуждение результаты наших исследований общественного мнения. В целом же мои интересы  как аналитика сфокусированы, в первую очередь, на изучении постсоветского пространства, в частности российской внешней и внутренней политики. Также мы регулярно готовим еженедельный информационно-аналитический бюллетень «Украина в фокусе», где анализируем одну из наиболее ярких и резонансных для Украины тем недели.

Насколько экспертное мнение реально влияет на те или иные общественно-политические процессы?

Мне кажется, что если мы говорим об Украине, то здесь действительно очень остро стоит проблема недостаточного внимания к качественной экспертизе со стороны государственных структур и политиков. Многие нынешние проблемы Украины, по моему мнению, продиктованы как раз таки тем, что политические решения принимаются исходя из ситуативных, а порой и чисто интуитивных, соображений тех или иных чиновников или же их близкого окружения. В то же время практически не принимаются к сведению результаты независимого экспертного анализа, который обязательно должен просчитывать всевозможные изъяны, долгосрочные риски или же, наоборот, преимущества от имплементации той или иной стратегии или политики. Таким образом, экспертное мнение сегодня, как мне кажется, недостаточно влияет на общественно-политические процессы и решения государственно масштаба, что, в свою очередь, несет долгосрочные риски для Украины.

Как воспринимали украинские события в Германии? Не секрет, что в этой стране проживает значительное «постсоветское» меньшинство, подверженное облучению российской пропагандой.

Я действительно находился в Германии как раз в то время, когда в Украине происходили революционные события 2013/14 года и имел возможность в определенной степени наблюдать восприятие немецкого общества этих процессов изнутри. Сложно выделить какой-то общий тренд, поскольку общался я преимущественно с молодежью. Однако, молодые люди (студенты) искренне, как мне казалось, сопереживали вместе с нами эти события и действительно стремились разобраться в том, что побудило украинцев к столь масштабным протестам и какие это может иметь долгосрочные последствия для Украины. Единственное, что, конечно же, вызывало справедливое недопонимание у молодых немцев – это участие ультраправых радикалов в проевропейских и демократических (если исходить из лозунгов Евромайдана) протестах на Майдане в Киеве. Учитывая тот факт, что в Германии и большинстве иных странах ЕС ультраправые силы являются авангардом «евроскептицизма» — их недоумение было вполне оправданно.

Постсоветское меньшинство, которого в той части Восточной Германии, где я проживал, был довольно много,  действительно имело склонность интерпретировать события в Украине в духе подачи российского телевидения. Как рассказывают мои друзья-немцы, так называемые ‘putinversteherы’,  невзирая на длительное время проживання в Германии, очень слабо интегрируются в общеевропейский дискурс – как правило, они смотрят российское телевидение, рассуждают в духе антиамериканизма и поддерживают политику Путина.

Можно ли говорить о том, что Украина проводит фундаментальные преобразования — воспринимает ли общество подобную оценку?

Если говорить о том, как общество воспринимает результаты  преобразований, то оптимизма на самом деле очень мало. В ходе опроса, проведенного социологической службой Центра Разумкова совместно с Фондом «Демократические инициативы летом этого года, почти половина населения высказала мнение, что «не было сделано ничего» из того, что власть уже должна была сделать на тот момент. При этом около четверти от всех опрошенных оценили прогресс реформ приблизительно в 10% (от необходимого).  Вряд ли общественное мнение претерпело существенные изменения в последнее время.  Стоит отметить, тем не менее, что летние опросы демонстрировали солидные запас оптимизма у населения в части преобразований – около 30% в целом верили в успешности реформ в Украине. Однако, стоит отдавать себе отчет в том, что дальнейшие проволочки с реформированием и донесением до общества сути преобразований (коммуникация власти  с обществом критически важна) могут исчерпать этот запас веры общества в успех преобразований довольно быстро.

Ретроспектива российской внешней и внутренней политики — указывает ли она на какие-то возможности сосуществования современной Украины с путинской Россией?

Сосуществовать с Россией (путинской или не-путинской) независимо от нашего к ней отношения все же придется и это неизбежный факт. Вопрос в том, каким будет данное сосуществование. На мой взгляд, от того насколько эффективно и динамично Украина будет имплементировать реформы (в том числе, в энергетической сфере), параллельно диверсифицируя рынки сбыта для своей продукции, тем быстрее нам удастся снизить степень восприимчивости нашей страны к разного рода рычагам давления со стороны Москвы. На данный момент Россия все еще сохраняет существенные рычаги давления на Украину (если даже не считать контроля за непризнанными анклавами ДНР-ЛНР) и это дает ей основания для использования этих рычагов в плоскости достижения своих геополитических интересов (препятствование евроинтеграционному курсу Украины). Если же Украине удастся снизить степень своей зависимости от России (в первую очередь, в части поставок углеводородов), то продолжение экономической войны с Украиной утратит для Москвы свою политическую целесообразность в силу невосприимчивости Украины к такого рода давлению. Конечно, открытым остается вопрос возможности использования военных рычагов дестабилизации и эскалации конфликта в Донбассе. Для минимизации таковых рисков Украине необходимо планомерно добиваться от Запада гарантий продолжения (и усиления в случае эскалации) санкций в отношении России, если в части конфликта на Донбассе не будет зафиксирован, по крайней мере, нынешний статус-кво.

Актуальна ли для Украины логика институциональных реформ в либертарианском духе?

Мне кажется, что потребность такого рода реформ назрела сегодня как никогда и может послужить фактором существенного оживления деловой активности в Украине, а также стимулировать приток необходимых инвестиций в экономику. К сожалению, сегодня Украина в рейтингах/индексах свободы экономики по прежнему находится на последних местах и характеризуется как закрытая экономика со слабым инвестиционным потенциалом.[1] Для изменения ситуации необходима решительная ломка бюрократических надстроек и коррупционных механизмов в бизнесе, снижение фискального бремени и минимизация вмешательства государства в экономические процессы.

 Как ты считаешь, стоит украинцам получать второе образование за границей — иными словами, в развитых странах?

Безусловно. Обучение заграницей (в развитых странах) позволит украинцам получить не только ощутимые конкурентные преимущества на рынке труда, но также и бесценный опыт жизни в иной языковой, культурной, общественно-политической среде, что уже создает предпосылки для разрушения барьеров между Украиной и развитыми странами Запада. Простыми словами, именно таким путем – посредством академических обменов и обучения заграницей (в странах ЕС и США) украинцев – осуществляется «низовая евроинтеграция» Украины. В перспективе появление критической массы людей в Украине с западными дипломами и западным мышлением позволит ускорить процессы конвергенции и встраивания Украины в систему цивилизованного развитого мира. Конечно, многие опасаются и вполне справедливо, что украинцы, получившие образование за рубежом, не будут спешить возвращаться в Украину, где уровень жизни и зарплат существенно уступает развитым странам. Вот именно потому и необходима «игра на опережение» путем ускорения темпов реформ и создания положительных стимулов для молодежи возвращаться в страну, где они смогут беспрепятственно реализовать свой потенциал.

Беседовал Максим Михайленко

[1] http://www.heritage.org/index/country/ukraine

Поделиться:

В тему:

UkrNET - поисково-информационный ресурс