Путин сдвигает фронты в Сирии и Украине — The Washington Post

Джексон Диль заместитель Издателя, редактор Washington Post,13 сентября

На протяжении всего лета, российские войска в Восточной Украине постоянно поддерживали на высоком уровне ежедневные атаки на украинскую армию, нанося им значительные потери, избегая ответа от западных правительств. На 1 сентября, после нового прекращения огня, пушки внезапно замолчали. Оптимисты полагают, что Владимир Путин будет отступать.

Затем пришли сообщения из Сирии: российские военные самолеты перелетели через занимаемую мятежниками область Идлиб. Казармы выстраиваются на новой базе. Корабли разгружают новые бронемашины. Путин, оказывается, не отступал, но перемещал фронты — и выполнял другой агрессивнейший из конфронтационных маневров, которые неоднократно ловили страдающую плоскостопием (медлительностью — пер.) администрацию Обамы.

Еще не ясно, какие намерения России находятся в Сирии — или, если на то пошло, в Украине, где она продолжает развертывать примерно около 9 000 регулярных войск и 240 танков с лишним, а также более 30 000 нерегулярных. Некоторые аналитики утверждают, что колеблющийся Путин вмешивается в Ближний Восток из отчаяния, потому что его предложение на Украине потерпело неудачу. Но другой способ, увидеть его резон состоит в следующем: использование Путиным силы было успешным в том, чтобы побудить Запад принять его требования по Украине — и он пытается повторить свой триумф во втором театре.

Конечно, никто не выглядит более одураченным последним кремлевским трюком, чем человек, которому было поручено позвонить в Москву с протестом, государственный секретарь Джон Ф. Керри. В мае Керри поехал в любимый курорт Путина, Сочи, чтобы обсудить с ним Иран, Украину и Сирию. Когда встреча закончилась, Керри публично вновь убедил сам себя утверждением, что войны в Украине и Сирии могут быть решены через американо-российское сотрудничество. Для начала был настроен специальный дипломатический канал между Москвой и Вашингтоном для координации по Украине, с целью окончания конфликта к концу года.

Летом, в то время как Вашингтон был озабочен иранской ядерной сделкой, американские и европейские дипломаты спокойно положились на демократически избранное, прозападное украинское правительство Петра Порошенко. В Сочи, Керри предложил «полную по-горло» поддержку США для реализации соглашения, известного как Минск 2 — соглашение, торопливо поддержанное Германией и Францией в феврале в момент, когда регулярные российские войска рубили украинскую армию в клочья. Сделка является ужасной для Киева: она предусматривает, что Украина должна принять конституционную реформу предоставляющую экстраординарные полномочия занятым русскими областям, и что реформы должны удовлетворить полномочия Москвы. Это дает Путину вето де-факто над правящей структурой Украины.

Хотя Россия не соблюдала один из пунктов Минской сделки — прекращение огня — Порошенко был настойчиво склонен администрацией Обамы представить конституционную поправку в украинский парламент. Он так и сделал, затем получил предварительное одобрение, предупредив законодателей, что его хрупкая администрация рискует потерять американскую поддержку. Стоимость была высокой: бурные демонстрации вне парламента привели к гибели нескольких человек. Но казалось, что Соединенные Штаты "доставили" обязательство Керри перед Путиным.

Путин, однако, отверг уступку. Реформа, он публично пожаловался, не согласована с его доверенными лицами и не «изменяет сущность структуры Украинской власти». Его требование диктовать политической системе Украины не могло бы быть более откровенным. Однако вместо того, чтобы осечь его, западные лидеры обещают больше умиротворения. «Это необходимо, чтобы преодолеть данные разногласия» с Россией, сказала канцлер Германии Ангела Меркель в своем последнем совещании с Порошенко, согласно сообщению из ее штаб-квартиры. Киев в настоящее время под давлением, дабы провести выборы в следующем месяце на оккупированных территориях, даже если они остаются под контролем российских войск, и большая часть населения Украины уехала.

Как это перевести в Сирию? Там, также, у Путина есть повестка дня, столь же ясная, как и вредная. Он хочет, блокировать любые попытки Запада и его союзников спроектировать удаление Башара аль-Асада и заставить принятие его режима в качестве партнера в новой «коалиции» по борьбе с исламским государством. Путин, по-видимому передал эту идею Обаме во время телефонного разговора в июне. Обама, как и Керри, пришел к выводу — ошибочно — что Путин был готов к сотрудничеству.

Теперь, вдруг, российские сапоги появляются на территории этнической цитадели Асада, Латакии.  Некоторые аналитики говорят, что русские самолеты и беспилотные летательные аппараты могут быть использованы для совершения нападений от имени режима. Протесты Керри были отметены.

Возможно, Путин действительно импровизирует или блефует в отчаянии. Но, возможно, он рассчитывает, что администрация Обамы будет реагировать на его воинственность в Сирии таким же образом как и в Украине: широко признавая его требования и пытаясь заставить своих сирийских и арабских союзников принимать их. Конечно, Путин до сих пор не получил свою игру полностью в Украине, несмотря на лоббирование со стороны Запада, и ему вряд ли удастся спасти Асада. Но если одной из его целей было показать, что он может третировать Соединенные Штаты везде, ему это удается очень хорошо.

Источник: The Washington Post

Поделиться:

В тему:

UkrNET - поисково-информационный ресурс