ПОЕЗД В ОГНЕ

Павел Болдин

[content-egg module=GoogleImages]

Вступление

То, о чём пойдёт речь в этом тексте, я называю словом «ответственность». Не нужно путать это понятие с виной или обязанностью — это лишь эмоциональные следствия, зачастую используемые как раз для того, чтобы скрыть в нашем нежелании чувствовать вину само ощущение ответственности. Наиболее близкими по смыслу понятиями я бы назвал «сознательность» и «самоотчётность в действиях», а иногда и «социальная эмпатия».

Этот текст — история превращения одного безответственного русофобского меня, в человека, который готов рассказать о своей главной болезни и потому встать на хрупкий путь исцеления. Мне кажется, что этой болезнью больны многие люди из моего народа, а если окажется, что я не прав — что ж, это уже был большой урок для меня.

Я долго ждал, когда кто-то другой поймёт и напишет подобный текст, поскольку не хотел брать на себя ответственность. Иронично, но я занимался прокрастинацией, работая над статьёй про ответственность. Но теперь, я надеюсь, моя вахта закончилась. Я расскажу вам, что со мной и нами не так и, надеюсь, мы сможем излечится от этой болезни вместе.

Вертикаль безответственности

[fliiby]https://fliiby.com/file/ujtklzt8v23/[/fliiby]

 

Я недавно переехал в съёмный частный дом довольно далеко от центра города — у нас тут молодая комунна — и заметил одну замечательную вещь. Присказка «хочешь проверить человека — дай ему власть» верна лишь отчасти. Меняет человека сильнее всего чувство ответственности. Попробуйте группу дачников, живущих кооперативом, куда государство особо не лезет, заставить принять хоть какое-то решение. Это заводит людей в тупик. Обычно либо находится лидер, который берёт на себя ответственность, либо люди долго решают и не могут принять решение. Почему?

Ответ простой — большинство людей в мире не способны решать за себя самостоятельно, им нужен лидер, на которого и вешаются все «шишки» в случае неудачи. Все люди не любят ответственности, стараются её избегать, но именно в РФ и на территориях бывшего СССР эта ментальность проявляется отчётливее всего.

У нас это возведено в культ безответственности, служителями которого являются почти все граждане — но эта зараза распространяется в основном через тюрьму и армию — основу менталитета. Сколько раз вы слышали сегодня фразу «инициатива наказуема»? А понимаете ли с какой лёгкостью и чувством удовлетворения произносится фраза «От нас ничего не зависит»? Как людей, желающих нести ответственность, вопрошают «Чо самый умный»?

Русские не любят ответственности и стараются её избегать. И государство в РФ построенно именно для защиты этого электората — безответственных граждан. Так было не всегда, но похоже, что русские никогда не чувстовали за себя ответственности, никогда по-настоящему не рефлексировали как единый народ. Наша рефлексия, к несчастью, есть продукт многосотлетнего негативного отбора — влияние культа, привозносившего императора, царя или президента как единственный источник свободной мысли и рефлексии.

[fliiby]https://fliiby.com/file/xfdu18nw3tz/[/fliiby]

 

Иначе говоря, мы обречены всегда думать «через начальника», пытаться переложить ответственность на вышестоящего, на его видение ситуации, сделать так, как хочет именно он. Нам нужен лидер, нужно заглядывать кому-то в рот и искать там ответы — мы неспособны на строительство горизонтальных связей, мы всегда думаем через царя, мы всегда «с царём в голове».

Система была так построена, что лишь делая ровно то, что говорят, а ещё лучше удачно угадывая желания начальства, можно продвинутся в этой иерархии на высокие уровни безответственности — подсидеть менее безответственного начальника, которого заставят взять вину за произошедшее. Так был «подсижен» замминистра по экономическому развитию Беляков — его чувство ответственности за ситуацию было несовместимо с занимаемой должностью. Единственным ценным качеством человека в этой системе является умение предугадать желания начальства. Тех, кто хорошо умеет это делать, повышают начальники начальников, ведь каждому хочется, чтобы так предугадывали его, а не его подчинённого, мысли.

Очень глубоко в этой системе мышления находится сейчас вся российская элита — властная, региональная, финансовая, экономическая, культурная, научная. Никаких самостоятельных действий — только угадывание желаний царя или его наместника. Никаких самостоятельных решений. Никакой ответственности. Никакой совести. Никакой связи с реальностью.

Эволюционная причина этому явлению очень проста: крепостничество выдрессировало в русском народе смирение. Какой смысл испытывать ответственность за что-то, если ты ничего не контролируешь? Одно расстройство. Вот и вытравились за десятки поколений все, кто слишком много расстраивался — спились да повесились. «От большого ума лишь сума да тюрьма». С тех пор в нас поселился страх ответственности.

И сейчас самое страшное испытание, пытка для русского народа простая. Заставьте нас испытывать ответственность за действия. Заставьте нас думать своей головой.

[fliiby]https://fliiby.com/file/9kj3v2unx0f/[/fliiby]

 

Этого не любит ни один человек — не случайно в нашем мире наличие стольких различных примет, религий и суеверий. Мы, люди, стремимся как можно меньше думать и решать самостоятельно. Мы перекладываем эту задачу: кто на астрологию, а кто на прочие суеверия — эти кладези готовых «решений» для людей несамостоятельных и безответственных. «Не стоило сегодня назначать встречу — гороскоп плохой». «Опять не сдал экзамен — надо было обойти эту чёрную кошку». «У нас ничего не получится, мы несовместимы по гороскопу». Люди передают ответственность за свою жизнь готовым ответам от шарлатанов, лишь на пару минут в день включая своё сознание в полную силу.

Поэтому люди верят в инопланетян, теории заговора или иные версии «Бога из Машины» лишь для того, чтобы экранировать собственную ответственность за нашу планету. Человечество уходит в отказ от ответственности за себя, надеясь, что «добрый дяденька», «волшебник в голубом вертолёте» прилетит и решит наши проблемы за нас. Надеясь, что есть какой-то единый центр принятий решений, «масонская ложа», которая в крайнем случае может поправить всё. Очень хорошо это мышление видно на примере отношения людей к глобальному потеплению — мы пытаемся избегать даже размышлений на эту тему. Такова природа людей.

Но именно русский человек, как человек коллективной бессознательности, ответственности просто не выносит. Даже наше отношение к религии больше похоже на суеверное исполнение ряда ритуалов, которым мы следуем с одной лишь целью — снять с себя ответственность перед божеством за наши деяния в мире людском. И церковь торгует этими индульгенциями — жертвуйте, стройте новые храмы и вы спасены — ведь за любые ваши смертные грехи уже заплатил жизнью Человек, убитый на кресте.

В случае непредвиденных событий человек всегда в первую очередь думает о запасных вариантах, о гарантиях, страховках. У нас источником любых гарантий всегда является начальник — именно для этого мы и предугадываем его желания. Чтобы всегда можно было уйти от ответственности, сказав, что делали как хочет он, а получилось как всегда. Что мы хотели как лучше (ему), а получилось как всегда (плохо всем). И за наши жизни, за все наши решения, за все наши действия отвечает Верховный Начальник — президент, император или государство. Для нас само государство являет собой собирательный образ начальника, эдакого всемогущего голема. Но власть даёт лишь нам иллюзию ответственности перед нами — ведь она плоть от плоти и кровь от крови безответственного народа.

Мы мыслим себя частью государства-голема, камнем в его теле, в ином случае просто лежащим на обочине жизни. Наш начальник — наш голем — должен быть самым сильным, ведь только самый сильный голем может не чувствовать ответственности и может не замечать своих негативных действий, а президент должен быть настоящим мачо, не иначе. Общество принуждает индивидов подчинятся существующей системе и вот лишь едва родившись человек попадает в заложники голема — «не служил — не мужик», «родина тебя выучила, а ты её не любишь» и «президент тебе работу даёт, а ты его не уважаешь!».

[fliiby]https://fliiby.com/file/2e484ir91yh/[/fliiby]

 

Мы мажем любую вину ровным слоем по всему обществу-голему, и на каждого камень-человека не остаётся и миллионной доли ответственности. Двести девяносто восемь погибших в MH17 это много для меня, но если разделить на всех жителей РФ, то получится всего-то две миллионные человека — моё ежедневное пассивное курение убивает больше в одном только мне. Я ворую с завода — так и все воруют, вина поделена на всех, и я её не чувствую. Я бы не взял и метра чужой земли, но если мы делаем это все вместе, и нам за это ничего нет — то мы часть сильного голема, и должны им гордиться, ведь ответственность лежит на всех, а значит, ни на ком. Каждый камень голема чувствует общий успех как собственный, а ответственность за неудачи или проступки делит на всех.

Каждый из нас запустил человека в космос лично, но виноват в падении ракеты кто-то другой. Наши предки победили во Второй Мировой Войне, но войну в Афганистане проиграл алкоголик-сосед по лестничной клетке.

И лишь в тюрьме и армии, этих стирающих персональность школах коллективной безответственности, русский человек чувстсвует себя действительно спокойно. Не сразу, нет, но после некоторой, непродолжительной адаптации. Тюрьмы и армии таковы не только в РФ: сержант национальной гвардии США Майрон Прйон не чувствовал своей ответственности за смерть Элисон Краузе, а Брукс из Шоушенка настолько привык исполнять в тюрьме чужие команды, что от страха ответственности и неопределённости вольной жизни повесился. Но лишь в РФ армия и тюрьма являются необходимой частью жизни, формирователями ценностей и понятий — школами безответственности.

Но свободные и ответственные люди «без царя в голове» и в тюрьме и после остаются свободными: Толоконникова продолжает нести ответственность за своих бывших сокамерниц, добиваясь для них и других заключённых лучшей жизни. Самый свободный человек за решёткой в РФ — Сенцов. Шаламов вышел из ГУЛАГа больным, но свободным. Это универсальный тест для свободности русского человека — лишь тот, кого не сломала решётка, останется свободным на века, как остался свободным Лев Ландау.

И именно этих, свободных, система боится больше всего. Тех, кто сломался, будто и не существовало вовсе. Наша страна — беспощадный зловещий полигон беспомощности, русское поле безответственных экспериментов, почва для «Народных» «Республик» — этих анклавов безответственности бандитской власти по отношению к народу.

Здесь, в РФ, даже несение уголовной ответственности и исполнение «долга родине» формируют безответственных, прежде всего перед самими собой, граждан.

[fliiby]https://fliiby.com/file/n86t9317ym5/[/fliiby]

 

Это не удивительно, ведь армия приняла большую часть современных неуставных отношений от времён, когда уголовников призывали на срочную службу из-за послевоенной демографической ямы. И теперь армия — заповедник безответственности и зоновских «понятий» — является необходимым компонентом поступления на государственную службу в милицию. Так безответственная милиция сплелась с безответственной тюрьмой, сделав блатных ГУЛАГа «социально близкими». «Социально близкими» были и любера «мочившие в сортире» стиляг и неформалов. Характерно, что даже их стандартный вопрос «Ты чо такой дерзкий?» есть моментальное перекладывание ответственности на жертву ограбления — похожим приёмом пользуется пропаганда.

Читатель может возразить, что лишь в армии и тюрьме люди отвечают за себя и «за базар». Да, отвечают. Солдаты и зэки отвечают за своё поведение перед другими, но не перед самими собой. Их релфексия заменена общественно-значимыми рефлексами:

Мысли солдата — устав.

Мысли зэка — «понятия».

Мысли гражданина — перекладывание ответственности на соседа, начальство или «врагов».

Круговая порука «мажет как копоть», и именно на ней большевики выстроили свой режим. Социальные «нормы» как форма коллективной «ответственности», доносительство как борьба с небезответственностью.

В современной РФ нет никакого внегосударственного среднего класса, никого, кто мог бы владеть собственностью — ведь собственность порождает ответственность, а ответственность опасна для самой государственности.

То, что в СССР назвали социализмом, прекрасно удовлетворяло потребностям безответственного народа. Государственность СССР охраняла граждан от ответственности, консервируя общество и сохраняя строй — это время называлось «застоем» и сменило послевоенную эпоху развития. В РФ это состояние сытых 2000-ых называется словом «стабильность» и противопоставляется, на уровне государственной риторики, времени «лихих 90-ых», когда каждому свободному гражданину приходилось отвечать за себя и свою семью самостоятельно. Это время ненавистно для государственных нахлебников — чиновников, миллиционеров и прочих охранителей режима. Ведь в то время дикого капитализма ценились так противная им компетентность и порождаемая ею личная ответственность.

[fliiby]https://fliiby.com/file/l3eav206wpr/[/fliiby]

 

То ли дело во времена СССР — тогда человек мог позволить себе быть совершенно безответственным и иррациональным, пусть зачастую и был обязан быть таковым против своей воли. Иррациональность горожанина, получающего свет и газ почти бесплатно, привела к безответственному отношению вчерашних деревенских жителей к своим новым благам. Жильцы, лишь недавно переехавшие из деревень, быстро забыли, что горячая вода и электричество берутся не из воздуха, а из вполне конкретных действий инженеров, строящих тепловые и электроэнергетические станции. Этим нежеланием разбираться в источниках своих цивилизационных благ страдает вся планета — но только в «социализме» с его нерыночными тарифами граждане могли себе позволить забыть про стоимость и ценность этих услуг и погрузиться в добровольное неведенье. Фактически, они оплачивали часть своих счетов своим трудом, оплачиваемым по нерыночным ставкам. И сейчас, желающие вернутся обратно к нерыночным тарифам, пытаются заставить остальных оплачивать из своих налогов их безответственное отношение к ресурсам планеты.

Cистема госплана замыкала ответственность на себе, уводя из под неё рабочих и производителей — нет рынка, нет товаров, есть дефицит. Покупателям в любом случае некуда было деваться — ведь даже владение иностранной бытовой техникой без достаточных связей могло стать основанием для ареста. Основной продукцией в СССР был промышленный брак — ведь зарплаты рабочего всегда хватало, и можно было обойтись без премии, а в крайнем случае «вынести» что-то с завода. Это, и низкие зарплаты наиболее ответственных и образованных рабочих — «инжеренов на сотню рублей» — поощряло атмосферу безответственности. Ведь становилось всё меньше молодых людей, желающих почти шесть лет получать образование чтобы работать на такой зарплате.

Безответственность одних неизбежно копится в виде ошибок и всегда приводит к катастрофам, которые, ценою своей жизни, ликвидируют другие — не стала исключением и ночь аварии на Чернобыльской АЭС — 26 апреля 1986 — произошедшей по причине «скорой посевной», заставившей менее квалифицированную ночную смену проводить эксперимент по «выбегу» реактора, и «необходимости свершений к празднику 1 мая», не позволившей перенести испытания на более поздний срок — ведь атомные электростанции незадолго до этого передали в ведение Минэнерго, отобрав их у более разумного Курчатовского Центра.

Система всегда находит «козла отпущения», перекладывая всю ответственность на него. Система всегда чинит свои ошибки ценой жизни людей. Не стал исключением и этот раз, когда из-за нежелания государства признавать факт аварии облучилось множество людей, спасти которых можно было уже просто выдав правильные инструкции: закрыть окна, сидеть дома, принять йод. Но государство опять побоялось признаться своим гражданам — и граждане поплатились за безответственность государства. Эта сломанная система держится на героизме людей, обречённых на смерть.

Для сохранения безответственности народа, чтобы в советском народе никогда не проснулось осознание самого себя многонациональным, но единым, у советского государства было множество средств, большинство из которых были унаследованы РФ. Не стоит думать, что государство делает это злонамеренно — это не совсем так. Оно думает, что лишь оберегает безответственных нас — как мать оберегает своё дитя от осознания сложности взрослой жизни, вкладывая в него собственные страхи перед ответственностью.

Одной из главных антенн безответственности была стена цензуры — она сковывала общество, лишая его возможности рефлексировать как целое и, следовательно, делать выводы. Допустимыми способами размышления и рефлексии были лишь те, что сковывали его одной цепью безответственности.

Цензурировались в основном культурные произведения — последнее зеркало, в которое общество могло посмотреться — ведь никаких независимых СМИ тогда просто не могло существовать. Чувство, с которым глядишь на себя, было забыто. Людям оставалось только употреблять заявления ТАСС и газету Правда, которую, как в том анекдоте, «надо больше читать и меньше по стране ездить». В конечном итоге эта традиция выдумывать свершения окончательно оторвало ЦК КПСС от реальности и переломило хребет советской государственности.

Цензура скрывала те ужасы, которые творила государственная система от лица народа — так, как это было с войной в Афганистане или с вторжением в Чехословакию. Когда «Правда» больше не могла скрывать правду, она печатала наиболее удобную её интерпретацию. Для этого у государства был целый отдел пропаганды при КГБ. Эти люди владели двоемыслием на уровне Старшего Брата и умели научить ему любого. Они и внедрили в ментальность народа нехитрый набор мыслительных уловок, позволяющих нам уходить от ответственности. Эти приёмы до сих пор используются в пропаганде и оттуда перетекли в мышление. Основной из них — вышеупомянутый способ переложить ответственность за свои действия на другого, одновременно самому нарушив правила — пресловутое «Ты чо такой дерзкий?»

Главным искажением фактов стала защита граждан СССР от ответственности за оккупацию Польши в 1939г. Несовместимая с героической победой над фашизмом народов СССР, договорённость государства с врагом раскрывала сущность большевистской власти и то, как мало она отличалась от аналогичного режима в Германии. Государство даже даровало опустившимся до мародёрства изнурённым ужасами войны солдатам безответственность за их действия, лишь бы наши предки не думали о его преступном сговоре с их врагом. Об этом договоре нельзя было умолчать — и соответствующий отдел газеты «Правда» придумал свою версию.

В этой версии не нашлось места преступному — прежде всего против народов СССР, понёсших потери от «вероломного нападения» — сговору с целью раздела Польши. Когда, ожидаемо в плановой экономике, закончились поводы для гордости, и страна вступила в стабильный застой, был сконструирован государственный культ Великой Отечественной Войны и «Победы» в ней. Это помогло народу забыть, что он проиграл войну — а выиграло её безответственное государство ценой огромных потерь среди народа. И мы поверили этой полуправде, лишь бы снять с себя ответственность.

К нашему несчастью, уставшие и обескровленные советские народы, вернувшиеся с войны, не довели дело до конца — не свергли оккупировавший их большевистский режим — большинство свободных людей погибло либо на фронте, либо от рук НКВД. И теперь, забывшие цену и цель Победы безответственные и големом сильные граждане, грозятся повторить эту кровавую бойню.  Эти люди гордятся внешними символами, будят ежегодный патриотизм памятниками и запивают его водкой. «Но я прекрасно помню и без лент, как бабка не выбрасывала крошки». Таким людям полезно было бы провести пару недель в отряде копателей, поднимающих ежегодно тысячи остатков тел в районе станции Погостье, где, как поёт Растеряев, «человек — главное богатство недр».

Неумелые власти всегда нуждались в героях, затыкающих прорехи в построенных властью системах. Героев, самоучек, талантов наши народы всегда рождали достаточно — вот только героизм победы украли у народа и присвоили государству и его служакам. А сейчас и того хуже — кучка шарлатанов, в лучших традициях лысенковщины, имеют поощряемую современным государством безответственность надевать по несколько звёзд Героев СССР на грудь.

Потери советских народов во Второй Мировой Войне обуславливаются не в последнюю очередь безответственностью большевистской власти. В некапиталистическом обществе человек, лишённый свободной воли, не представляет (даже для себя самого) никакой ценности вне государства-голема — ведь он привык мыслить через барина, а, значит, не годится ни в ЦК, ни в красную армию. Именно из-за этих людей рабство опасно для свободного общества  -- рабы, даже недавно освобождённые, пытаются вернутся в рабство сами и не допустить освобождения окружающих. СССР и РФ обязаны своим долгим существованием работе большевистских спецслужб, которые подавляли и подавляют любые попытки свободной воли появится на свет. Для них лишь Партия может быть «умом, честью и совестью» Эпохи.

Другим главным направлением и средством борьбы с народной осознанностью стала цензура в науке и образовании. Так, лишь в СССР вся наука была сосредоточена в научных институтах никак не пересекающихся с образованием. Основными исключениями в Европейской части стали крупнейшие университеты, а в Сибири узкопрофильные институты Сибирского Отделения Академии Наук СССР. В большинстве остальных институтов общение студентов с учёными было ограничено — это часть той причины, по которой СССР отставал в передовых науках — кибернетике и генетике. А ведь стоило допустить лишь небольшой либерализм в этих отраслях и Топ100 суперкомпьютеров выглядел бы иначе — да что уж там, назывался бы даже «Лучшие100».

Второй причиной научного отставания было обилие номенклатурных безответственных подхалимов в высших эшелонах АН СССР. Как раз эти шарлатаны и их покровители, кричавшие о наследуемости прививаемых признаков, заложили мину замедленного действия в науку. Достаточного количества учёных, способных остановить уничтожение науки и падение страны, способных отличить «выпадавших из люлек от выпавших люлек», понимающих связи в реальном мире и способных вернуть стране связь с реальностью, не осталось — многие из них рано умерли от полученных в тюрьмах и шарашках болезнях, многие другие бежали. От этой проблемы — отсутствия публичных научных авторитетов уровня Сахарова и Капицы — до сих пор (пока?) страдает РФ. Многих компетентных экспертов заменили лояльными безответственными шарлатанами: Мединским, Петриком и даже знаменитым ректором с «15% от ста это около 6».

Эти люди — идейные наследники номенклатуры, которой неплохо жилось даже в блокадном Ленинграде, где вместо распределения гуманитарной помощи они обменивали её на украшения у умирающих от голода людей. Именно на месте такой номенклатуры мечтает оказаться большинство желающих вернуть СССР. На месте как можно более безответственном — где нужно лишь «работать головой» — кивать. В современной РФ место этой номенклатуры заняли чиновники и менеджеры госкорпораций. На их место мечтают попасть «нормальные русские люди» — поближе к нефти, а ещё лучше во власть, да как можно выше, чтобы как можно меньше отвечать за действия. Чтобы «они будут на карачках ползать, а я на них плевать. Удовольствие получать.» Вдумайтесь в обратный карго-культ фразы: «Ты бы тоже воровал если бы тебе за это ничего не было! Я бы точно воровал!» Такова государственная система в РФ: чем больше власти — тем меньше ответственности.

Наши старшие ностальгируют по тем временам, когда «даже из университетов распределяли, для всех была работа». По времени, когда, как говорили недавно освобождённые крепостные, «мы были ваши, а вы были наши». Они вновь желают низких тарифов и «бесплатных квартир» — пира за счёт людей, платящих налоги. Мы тоскуем по времени тотальной безответственности невольного гражданина, камня в «великой стране»-големе, ибо только тогда для нас был застойный стабильный покой безответственности. Мы заткнём любого, кто будет пытаться колыхать наш кувшин с молоком — пусть и сами скоро утонем в нём.

Мы ненавидим тех, кто по-настоящему берёт на себя ответственность. За нас, за наше будущее, за будущее наших детей. Эти люди изо дня в день занимаются устроением нашего быта — тихо, незаметно. Они пишут послания, раскрывают преступные заговоры, подают в суд на чиновников и помогают детям, больным мусковитозом. Мы боремся с ними — как они борются с нашей безответственностью — и за это мы их ненавидим. За то, что они осмелились. За то, что на немой вопрос «Что, самый умный? Тебе больше всех надо?» они отвечают «Нет.» И, после паузы. «Но кто-то же должен это делать».

Но где-то глубоко внутри мы понимаем причину нашей ненависти. Мы лишены права отвечать за себя. Вроде бы, оно и не нужно — уметь быть человеком ответственным — достаточно быть камнем в теле сильного голема. Но нас гложет зависть, что у многих менее удачливых народов, дела идут лучше — просто по причине их способности к рефлексии как единое целое. Поэтому колоссальная энергия наших народов, неоднократно менявшая мир к лучшему и способная сделать это вновь, уходит в попытки захватить окружающие народы и превратить их в безответственные камни голема. Вместо попыток заглянуть в своё сознание мы вновь и вновь уходим от ответственности перед самими собой за свои жизни, вверяя её власти, которая лишь делает вид, что отвечает за нас. Но никто, кроме нас, не способен быть народом.

Посеявшая в нас эту безответственность номенклатура КПСС отличалась от членов партии Третьего Рейха несильно — и в основном лишь тем, что успешно паразитировала на собственном народе, захватывая чужие народы при необходимости. Это делалось при помощи поддержки революционеров, желающих стать новой большевистской номенклатурой в своей стране — и не отвечать более ни за какие свои действия. Подобное поведение настолько сильно укрепилось в сознании советской партийной номенклатуры, что её современные потомки видят в любой революции лишь попытку захвата очередной страны «американским империализмом» — в полном соответствии с тезисом «Ты чо такой дерзкий?».

В этом есть доля правды — вот только основные сражающиеся сейчас идеи и модели построения общества несколько иные — мы же видим их со своей стороны пропаганды. То, что мы по привычке называем «американским империализмом», есть либеральная модель саморефлексии общества и персональной ответственности человека за себя и за государство — построение государства «снизу вверх» — зачастую, к несчастью, до той точки, где начинается давление крупного капитала на экономику и политику. У этой системы есть ряд проблем — но самое главное то, что она способна рефлексировать — ведь состоит из способной рефлексировать и отвечать за свои поступки элиты и народа. К несчастью, финансовая часть этой элиты взяла в «заложники» остальную элиту, изображая из себя «слишком крутых, чтобы провалиться» и перекладывая отвественность за свою неосознанность на жителей всей планеты Земля. К счастью, с этим борются множество организаций по всему миру: начиная от Гринписа и заканчивая Occupy Wall Street.

То же, что мы называем «суверенной демократией РФ» — не более, чем государство, построенное на и для безответственности народа. Эта система куда хуже политической системы СССР — и несравнимо подлее. Мы попытались построить у себя «демократию» но забыли сделать главное — начать думать и отвечать за себя самостоятельно. И эта, такая дорогая попытка, вылилась в очередной ритуал культа карго — нельзя построить аэропорт из соломы и нельзя построить гражданские институты из безответственных людей. Чтобы сохранить общество в этом состоянии, пропаганда, а скорее даже мы сами, изобрели простое и удобное объяснение: «а у остальных всё так же, они просто хитрее притворяются». Мы не хотим меняться — ведь меняться значит брать ответственность за изменения.

Мир пытался вытянуть нас из этого «отрицания» — первой стадии обречённого больного — но мы провалились в неё и потому оказались более неспособны рефлексировать, отказывая самим себе в смысле жизни. Даже странам Запада, рациональным любителям капиталистической наживы, было важно как можно скорее подключить РФ к единой философской системе — либерализму — ведь вместе с нами мир становился умнее: от космоса и до ядерной физики. Именно по этой причине Запад активно поддерживал РФ при голоде в 90ых а после поддерживал науку, давая самым талантливым учёным работать в их лабораториях. С точки зрения науки, как живого организма, это была попытка извлечь остатки знаний из умирающего мозга («утекающие мозги»), одновременно пытаясь этот мозг сохранить («фонд Сороса»). Мир тогда едва смог удержать народы бывшего СССР от архаизации — и не последнюю роль в этом спасении сыграли научные авторитеты АН СССР.

К середине девяностых Запад вовсю наращивал «либеральное» влияние в РФ. Мы не любим либералов в РФ, и у нас для этого есть все основания — они слишком мстительны и хотят не равенства, а хотят лишь быть более «равными», чем остальные. Именно «либералы» продавили внесение в УК РФ статьи об уголовной ответственности за слова — 282-ой ст. УК РФ — чтобы «наказывать своих противников», которые «слишком громко говорят то, что либералам не нравится». Эти «либералы» суть новый вид номенклатуры, имеющей искажённое представление о предмете вопроса и несущей его в массы. Не думаю, что эта удачная попытка дискредитации либерализма была игрой Кремля — скорее, это были действия людей, свято верящих в свой либерализм. В такой ситуации неудивительно появление столь точного и ироничного наименования «либеральный фашизм». Невозможно навязать свободу и ответственность теми способами, которыми это пытались сделать «либералы» — это возможно лишь при помощи просвещения, но большинство «правозащитников» и сами не ведают, что творят. Этой элитой овладела вторая стадия признания смерти — гнев. Гнев к якобы недостойному народу.

Девяностые казались нам ужасом. По большому счёту, они им и были. Государство «либералов» пыталось навязать обязанности и ответственности народу, не давая достаточного количества прав. Эти, уступившие власть в обмен на безответственность за свои провалы, «либералы» до сих пор занимают не последние посты в госкорпорациях РФ — мы знаем эти фамилии — Кириенко, Чубайс. Эта либеральная номенклатура всерьёз считала, что «демократия — это власть демократов». И теперь у этих феодалов есть свои куски земли — РосАтом, РосНано.

Народ же, лишённый даже главной свободы — свободы защищать свою жизнь самостоятельно — то есть права на оружия, оказался в заложниках у неспособного защитить его от голода, холода и бандитизма государства. Жалкие полу-реформы окончательно загубили саму идею либеральной экономики — мы попытались лишь скопировать фасад, а когда он обрушился, заявили, что «у остальных так же плохо, просто они лучше притворяются». А ведь любому строителю известно, что дом начинается с фундамента — а государство обязано начинаться с народа. Но «либералы» не догадались провести федерализацию до завершения — вплоть до муниципализации. А ведь всё очень просто: как государство начинается с подъезда, так и народ — с соседей по подъезду.

[fliiby]https://fliiby.com/file/tu3u7rgmkt6/[/fliiby]

 

В свете такого провала «либералов» 90ых не стоит удивляться, что, когда в 2000ых вернулась «сильная рука», способная давать иллюзию смысла жизни нашему народу, мы радостно перенастроили наше мышление на неё. Мы вновь поверили, что единоначальник может быть хорошим правителем — лишь бы вновь чувствовать себя куском сильного государственного голема.

Мы соскучились по сильной руке, мы ждали его.

Мы надеялись, что наконец-то пришёл во власть «Человек из Кемерово», и он молча поправит всё.

И он поправил.

Всё, что не устраивало его.

Этот человек никогда не верил в народ, считая его какой-то фикцией. Настоящим народом для него являются его друзья по кооперативу «Озеро» и прочие номенклатурщики. Он даровал им Высшую Безответственность, и теперь его цепной пёс открыто гордится тем, что «первого русского убил в 16 лет». Они не обманывают, когда говорят, что народ стал жить лучше. Стал, конечно, стоит лишь правильно понимать их определение «народа» — ведь, фактически, современная власть РФ создала кастовую систему, где «список граждан прилагается» — вот нам и ответ на вопрос «Кому на Руси жить хорошо?»

А мы, уставшие от бесправной ответственности девяностых, верим, что это государство было сделано для нас. По телевизору нам говорят, что мы стали великой страной, что всё хорошо — лишь бы мы не ощущали своей ответственности за себя и за страну. Лишь бы мы попрежнему ощущали себя камнями в великом големе с руками по колено в крови и горящими лесами на самой груди. И, что самое плохое, государство поддерживает наше такое мышление — ведь это государство построено на Вертикали Безответственности, современном варианте симонии.

Мы уже долго находимся в стадии «торга» — пытаемся договорится с судьбой, Богом или кем-то ещё, что «всё будет хорошо и мы сможем оставаться такими же безотвестветвенными». Мы настолько глубоко впали в стадию торга, что действительно верим, что и у остальных народов всё точно так же — они тоже лишь притворяются, а на самом деле так же безответственны и «ничего не решают».

Мы отчасти гордимся и завидуем тому, насколько безответственна власть и особенно президент «мачо» — ему плевать вообще на всё.

Война с Грузией? Наплевать. Утонула подлодка? «Она утонула». Взрывы домов? Плевать. Пожары в Забайкалье? Потопы в Сибири? Смыло Крымск? Ему плевать сто раз — он новый Верховный Безответственный.

Его кумир — последний свободный, с точки зрения Раскольникова, «право имеющий», психопат Иосиф Сталин — последний, кто мог себе позволить подписаться под расстрельным списком на десятки человек и переселить зимой в Сибирь сотни тысяч людей. У остальных не хватало чувства безответственности за свои желания, пусть даже реализуемые чужими руками. К несчастью, для многих людей из моего народа, Сталин является Его Величеством Безответственностью, идеалу, к которому надо стремится.

[fliiby]https://fliiby.com/file/31js7ysvvac/[/fliiby]

 

Номенклатура КПСС и новое чиновничество РФ представляют собой Касту — Касту Безответственных. Их кастовость передаётся по наследству — и бесполезно пытаться наказывать ребёнка этой касты — тем более, что большинство из них не живут в РФ. Именно для сохранения своей кастовости каста и борется за власть и против любых попыток внести идею ответственности в политический дискурс — поэтому той части «оппозиции», что не распространяет идею личной и само- ответственности, ничего не угрожает.

Эта каста в современной РФ выросла в идейном плане из номенклатуры КПСС. Последняя же стала результатом устранения всех идейных революционеров от управления страной — так, что в ЦК КПСС остались только люди безответстенные. На вершине этой касты стоят друзья президента, с которыми он лично «кушает рябчиков».

Чиновники — члены этой Касты — давно гордятся размером собственной безответственности. Их основной «понт» друг перед другом уже давно не в размере украденного — а в размере украденного, за которое им ничего не будет. Характерно дело любовницы Сердюкова Васильевой — воровавшей у Минобороны миллиардами рублей, и освобождённой из заключения, в котором она никогда даже не находилась. Система даровала ей безответственность, похоронив под собой хрупкие надежды миллионов россиян на борьбу с коррупцией.

Они хвастаются своей безотвественностью даже в нарушении законов морали — например, такой вещью, как двоежёнство. И даже такие «радетели» морали, как священники РПЦ, не находят в этом ничего плохого — ведь опасна для этой системы только ответственность. Это главная «духовная скрепа» власти РФ — желание плевать и на духовность, и на скрепы. Желание быть как можно более безответственными перед окружающими. Ровно так, как это сделал Иосиф Кобзон, выступающий за запрет импорта медицинского оборудования, обрекающий сотни онкобольных, и уезжающий лечиться от рака в Европу по выбитой лично президентом медицинской визе.

Сила «магии», порождаемой государственной системой, исполняющей Закон Сохранения Безответственности, настолько сильна, что выключает все камеры на большом перекрёстке — лишь бы впоследствии обвинить погибшую Ольгу Александрину и выдать индульгенцию, не кому-нибудь, а директору «Лукойла» Анатолию Баркову.

Эта система ненавидит и боится людей ответственных. Человека, который до конца расследовал незаконный возврат НДС, сгноили в тюрьме. Остальные сотрудники Фонда Эрмитаж были буквально эвакуированы, и только Сергей Магнитский остался, поскольку ощущал, что деньги налогоплательщиков — это деньги его народа. За это он был убит коллективной безответствнностью в лице сотрудников ФСИН, а по собранным им доказательствам так и не было проведено даже изначальной проверки — зато его обвинили в воровстве этих денег.

В результате долгой политической работы владельца фонда Браудера, подозреваемые в растрате государственного имущества РФ и убийстве Магнитского чиновники средней руки были внесены в список лиц, которым запрещено посещать США. На это принуждение Касты к ответственности она ответила очень жёстко, фактически запретив усыновление детей-сирот гражданами США. Даже тех, кого можно было спасти при помощи медицины США и тех, кто уже ожидал своей очереди на получение нового дома. Вскоре после этого запрета депутаты Госдумы, верхушка Касты, улетели на новогодние каникулы к своим детям. Многие — как раз в США.

Малолетние дети представителей Касты не живут в РФ — ведь в разрушенном безответственностью их родителей государстве нет никаких гарантий их безопасности. Присутствие малолетних детей Касты заставило бы их родителей отвечать хотя бы за небольшой участок России, а это явно не входит в их планы. Но всё меняется, когда дети Касты достигают возраста Безответственности.

Ведь Каста передаётся по наследству — и вот ответственные посты в госуправлении заняты безответственными детьми безответственных госслужащих. Любая конкуренция подавляется, ведь компетентный сотрудник опасен — он несёт ответственность за свои слова и поступки и может навлечь ответственность на своего непосредственного начальника. Именно так случилось с майором Матвеевым, сообщившим о том, что солдат кормили собачьими консервами в Приморском Военном Округе РФ. Лояльность, подхалимство, умение угадывать желания босса и избегать ответственности — вот самые ценные характеристики госслужащего РФ.

Государство фактически создало рынок безответственности, в котором любой желающий, прошедшеий базовую проверку на отсутствие ответственности и компетентности, прошедший хотя бы школу безответственности, может приобрести себе место в спецслужбах и «доить» бизнес — эдакий современный вариант симонии. В эту Касту Безответственных есть вход, она открыта, но лишь для тех, кто придерживается её ценностей: «не спрашивай с нас ответственности — и не будешь отвечать ни за что сам». «Не думай, да не будешь заставлен думать». Не рефлексируй, не будь компетентным — будь конформистом, слушай пропаганду, и ответственность за твои действия будет нести Верховный Безответственный. Которого, как балласт, верхушка касты сбросит при удобном случае, обвинив его во всех грехах.

А чтобы затруднить становление идеи самоответственности в народе, чтобы народ не почувствовал себя хозяином на своей земле, у них есть целый набор описанных выше способов — и главный из них содержится в фразе «политика грязное дело» — в попытке Касты экранировать себя от ответственности и от людей ответственных из народа.

Коллективная «Сильная рука», управляющая страной, ненавидит и боится ответственности.

И ненавидит, как и большевики, наиболее ответственный слой людей — владельцев среднего и мелкого бизнеса. Почему?

[fliiby]https://fliiby.com/file/kj66uf8yhjk/[/fliiby]

 

Потому, что зажиточные люди, предприниматели, составляют потенциальную конкуренцию «хозяевам жизни» — Касте Безответственных — по крайней мере, в качестве жизни. Чтобы люди продолжали уважать «власть» и стремиться в Касту, отказываясь от взаимоответственности, чтобы в обществе был только один смысл бытия, Каста должна остаться единственной социальной единицей. Все привилегии прочих институций должны быть уничтожены — и именно для этого вводится для остальных запрет на ввоз продуктов и медицинского оборудования из ЕС и запрет для низшего чиновничества туризма в ЕС — отныне эти блага лишь для верхушки Касты.

Именно кастовая, а далеко не классовая, борьба стала причиной невозможности ведения ответственного бизнеса в РФ. Каста Безответственных не хочет отвечать ни перед кем — а ведь средний и малый бизнес требует от государства реального исполнения и изменения законов на местах. Большевики, зародыш этой касты, раскулачили всех ответственных, самозанятых рабочих, ведущих семейное хозяйство — настоящих коммунистов.

Давление, оказываемое государственной властью на средний и малый бизнес, служит двум целям. С одной стороны, люди, имеющие допуск в Касту Безответственных, получают возможность рэкетировать бизнес на законодательной основе. С другой стороны, населению не позволяют вылезти с границы нищеты и начать задаваться вопросами вне поля практического ежедневного выживания — ведь такой средний класс очень опасен для существующей системы.

Механизм этой опасности очень прост — ещё большевики для придания народу безответственности подавляли денежные отношения между государством и гражданами. В первую очередь для этого налоговая нагрузка целиком ложилась на плечи работодателя — ведь директор завода всегда «свой», из той же Касты Безответственных, и распоряжается чужими деньгами. А рабочий не чувствует факта передачи денег и не может чувствовать ответственность за эти средства. Гражданин никогда не видел налогов и никогда никому не платил их, а значит, никто ему ничего не был должен, никто не несёт ответственности за потраченные налоговые средства. Эта система и есть источник мысли что «президент даёт работу» и «СССР дало квартиру». Да, дало, но в нерыночной экономике невозможно посчитать настоящую цену этого приобретения — недополучавший зарплату рабочий получает часть её в виде жилья.

Систему налогообложения пока поменяли единицы из государств бывшего СССР и это первое, что следует менять для десоветизации экономики, первый шаг для десоветизации общества, даже более важный, чем десоветизация символов. Нужно заставить гражданина чувствовать утрату собственных средств при уплате налогов, чтобы он чувствовал на себе ответственность за их трату в бюджете, а значит и ответственность за власть. Тут рецепт для гражданина прост: на любом публичном мероприятии или проезжая по дороге общего пользования знайте и не забывайте, что это вы их собственник, это вы платили за них деньги. Это ваша дорога, построена на ваши деньги, это ваш мост, это ваш дом.

Политики пытаются прославится за счёт красивых дел — праздников, салютов, парков — ведь в этом для них нет никакой финансовой ответственности. Это бесконечно удобно для власти — брать у народа деньги и на эти же деньги оказывать народу услуги произвольного качества, получая при этом политический капитал и уводя к себе в карман часть бюджета. Эта схема строится на иллюзии, которую власть даёт народу — на иллюзии того, что власть отвечает за свои деяния. И эта иллюзия есть часть той успокоительной сказки, которую так хочет слушать наш народ.

[fliiby]https://fliiby.com/file/7dykrjk9wtm/[/fliiby]

 

Чтобы сделать появление среднего класса невозможным, чтобы создать иллюзию, что власть и государство не просто часть обслуживающего персонала — официанты на празднике жизни народа — власть разрушает капиталистическое мышление народа, насаждая вирусы антикапитализма и антиамериканизама. Точно так же, как это делали сытые номенклатурщики в СССР, перекладывающие ответственность за собственный экономический провал на внешнего врага.

К счастью для этой системы и как раз вовремя для поддержания имиджа Верховного Безответственного, создания мифа «вставания с колен» и дальнейшего формирования и кристализации Касты Безответственных, цены на нефть «отскочили», достигнув многолетнего максимума.

Именно нефть окончательно развратила и сделала экономическую политику РФ совершенно безответственной. Зачем думать, зачем внедрять технологии, зачем инновации, ведь есть нефть? Нефтью можно было заткнуть бюджетную дыру, сделанную не желающими отвечать за себя некомпетентными властями вкупе с низкой производительностью труда безответственных рабочих.

Страна села на Нефтяную Иглу Безответственности. Дыры структурных ошибок государства безответственных залили нефтью, откладывая часть профицита в долгосрочный фонд. Эти деньги нужно бы было вложить в инфраструктуру, но в безответственной системе никто не взялся реализовать никакие проекты. Зато служители нефтяного культа смогли отправить своих жён в Европу — «Пока в России есть Нефть, в Милане есть я». Обилие нефтяных денег сделало Россию привлекательной для инвестиций, деньги и кредиты потекли рекой.

Надеюсь, все успели насладится изобилием и гламуром, ибо всё это закончилось. Нас ждёт тяжёлая эпоха работы над ошибками.

И эта эпоха наступает не по причине падения цен на нефть — а по причине того, что власть обманывала нас и жила обманом о состоянии экономики сама. Мы не встали с колен — их задачей и не было поднять с колен страну и нас. Их задачей было как можно дольше пускать нам пыль в глаза выводя и тратя нефтяные деньги, которые по праву принадлежат народу, а не ограниченной самоназначенной кучке жуликов из Касты. А для пускания пыли нет ничего лучше, чем старый проверенный миф о «поднятии с колен» — ещё и подкреплённый «вставанием с колен» государственного голема.

Экономический кризис был предвиден единственными компетентными экономистами РФ — экспертами Высшей Школой Экономики, ещё в 2013 году. Тогда же были и предложены конкретные реформы для вывода экономики из пике. К несчастью для нас, эти реформы оказались несовместимыми с Кастой Безответственных.

За попытку заступиться за бизнес и поломать кастовую систему при помощи реформ из РФ был изгнан сильнейший экономист своего времени — Сергей Гуриев. Его предложения о реформировании бизнеса, предпологающие большую ответственность государства перед бизнесом и бизнеса и народа перед самим собой, не понравились главарю Касты Безответственных — президенту РФ. Для него изменение правил игры означало бы потерю власти — ведь его друзья, управляющие крупными и вездесущими госкорпорациями и составляющие верхушку Касты Безответственных, не хотели конкуренции с более ответственными и честными игроками. И, уж тем более, система не хотела брать на себя ответственность за свою ошибку в деле «ЮКОСа», для чего и сфальсифицировало дело против компетентных экспертов.

Власть РФ со времени СССР не изменила своего отношения к людям ответственным — и к ядру подобного общества — предпринимателям. Это не удивительно — ведь и власть большевистских, безответственных, антикапиталистических спецслужб никуда не делась.

И поэтому бизнес, этот естественный источник всемирного среднего класса, в РФ немногим далеко ушёл от армии и тюрьмы. В этом отчасти виновата криминализация бизнеса большевистской властью — заниматься бизнесом стали почти исключительно бандиты, привнёсшие в бизнес своё мышление. Те из коммерсантов, кто не был повязан с бандитами, очень скоро прибегал к их услугам, а, значит, и принимал их правила игры. Даже более губительной, чем связь с бандитами, для атмосферы бизнеса была связь с силовиками — этими рэкетирами в погонах — отличающихся от бандитов лишь большей безответственностью.

В такой системе невозможны доверительные отношения и поэтому основой бизнеса в РФ стал принцип «обмани контрагента пока он не обманул тебя» — единичные бизнесмены в РФ смогли вылезти из этого мысленного болота, и в большинстве случаев это работники сферы ИТ.

Любой бизнес в РФ нужно вести максимально быстро, ведь собственность порождает ответственность, прежде всего перед хранителями безответственности — силовиками. Мы все были свидетелями того, как у владельца «Вконтакте» Павла Дурова, несшего ответственность за информационное поле, отобрали бизнес — что характерно, угрожая ему ответственностью уголовной. Этим был взят контроль над крупнейшим СМИ, через которое могли распространять опасный для власти «вирус» ответственности.

Не случайно второй основной тезис бизнеса в РФ — «хапни и свали». Никто не вкладывается в развитие производства или персонала — ведь завтра всё это может стать собственностью ребёнка местного генерала из силовиков. Там, где нет права частной собственности, там, где некоторые «равнее», не может быть и речи о модернизации и инвестициях.

[fliiby]https://fliiby.com/file/v81b7qt3a5y/[/fliiby]

 

Даже сейчас для недопущения появления среднего класса, для усложнения ведения бизнеса, работает целая армия бюрократов — от налоговой и до санэпидемстанции. Они собирают дань Богу Безответственности — взятки — ведь созданным для запрещения частной деятельности законам, унаследованным от СССР, почти невозможно угодить. Солдаты и офицеры армии бюрократов ни за что не отвечают, и поэтому могут кошмарить бизнес как угодно — им на это продана верховной властью индульгенция от греха ответственности. Поэтому в РФ больше ста тысяч заключённых по «экономическим преступлениям» — это люди, которые вовремя не договорились с рэкетирами в погонах.

Более того, государство своей излишней регуляцией отбирает у предпринимателей частную ответственность перед клиентом — ведь если пожарную безопасность «проверила» инспекция, то у клиентов почти нет шансов выиграть суд. В такой системе сила, как говорил известный герой, «в правде». Вот только «правду» эту несложно купить — и ею активно торгуют на Рынке Безответственности.

Сломанная государственная система и сломанные законы ломают капиталистические отношения в обществе, превращая людей в озлобленных, вечно желающих «кинуть» другого, объектов. Даже лежащего рядом с тротуаром человека мы воспринимаем как наркомана, пьяницу или мошенника. И проходим мимо, хотя этого замерзающего человека можно спасти и избежать траура в его семье.

Единственным выгодным бизнесом в государстве с такой регуляцией может быть лишь тот, у которого хватит достаточно денег для оплаты собственной безответственности — коррупционного налога. Это, в основном, добыча и торговля ресурсом, в худшем случае — оказание услуг и перепродажа, неплохой вариант — строительство на деньги иностранных кредиторов. Производство становится почти невозможным — слишком высок риск потерять бизнес и слишком низок доход.

Но «свято место пусто не бывает» — и место мелкого бизнеса заняли крупные компании. Поэтому в Москве и крупных городах закрывают рынки — и открывают торговые центры. Зачастую, эти торговые центры принадлежат олигархам из Касты — и поделены между ними. Так наша страна погрузилась в неофеодализм — у каждого главаря Касты есть своя «земля», свои «вассалы» и свои интересы.

Неотъемлемой частью построенного кастового неофеодализма является государственный корпоративный фашизм — засилие в экономике страны крупных корпораций, получивших преференции из-за номенклатурных связей их новых директоров с властью.

[fliiby]https://fliiby.com/file/2uvn79dk6cc/[/fliiby]

 

С этими корпорациями бесполезно судится — их руководителей не смеет наказывать за проступки даже премьер-министр — так сильна индульгенция от греха ответственности, выданная им самим верховным феодалом. Такие корпорации и их руководство могут рисковать любыми деньгами и совершенно забыть об ответственности за провалы, коррупцию и воровство — ведь государство защищает в том числе и их безответственность перед ограбляемым ими народом. Любой, кто попытается заставить этих друзей власти отвечать по закону, станет врагом государства — и, скорее всего, будет привлечён к уголовной ответственности.

Мы все с завистью смотрим на то, как разумно поступают с собственной нефтяной прибылью арабские страны — особенно там, где нефтяные доходы делятся поровну между гражданами. Во время приватизации нам обещали, что это будет работать и у нас — ведь все нефтедобывающие компании стали Открытыми Акционерными Обществами, а значит каждый может купить акции и получать дивиденды с нефтедобычи. «До арабских стран далеко, но уже что-то» подумали мы. Да и Фонд Национального Благосостояния выглядел надёжным источником инвестиций для долгосрочных проектов — строительства дорог, модернизации предприятий и прочих, действительно национальных, целей.

Но не тут-то было. Директорат нефтяных компаний — люди исключительно из Касты, а значит не хотят делиться и могут позволить не делать этого — никто не сможет привлечь их ни к какой ответственности. Тот, кто попытается, будет преследоваться по всей строгости Закона Сохранения Безответственности.

Так и случилось с Алексеем Навальным — он посмел нарушить одно из главных правил.

Приобретя небольшое количество акций Транснефти, он использовал закон для попытки привлечь эту, управляемую Кастой, госкорпорацию к ответственности. Даже миноритарный акционер имеет право на дивиденды, которые Каста никому никогда не платила. Зато она умело выводила деньги на оффшорные счета, фактически грабя акционеров — потенциально, всех нас. После этого он стал настоящим врагом Касты — но сначала они просто смеялись над ним.

Но бояться они начали лишь тогда, когда возникший в крупных городах самостоятельный средний класс — в основном работники IT и прочих «креативных» профессий, начали осознавать себя как новая элита и сплотились вокруг самой идеи ответственности — добровольно и бесплатно. Так началась новая история волонтёрства в РФ — и его, даже частичный, успех до смерти испугал Касту.

Волонтёрский Фонд Борьбы с Коррупцией, финансируемый средним классом, попытался нарушить Закон Сохранения Безответственности — основной закон РФ, действующую Конституцию кастового неофеодального гопсударства. Его проекты взывали государство к ответственности — начиная с РосЯМЫ — проекта, заставляющего власти отвечать за состояние дорог по закону и заканчивая проектом РосЖКХ, требующим от властей использовать налоги на нужды жильцов.

Эти люди, собранные вместе, похоже, не понимают какую сложную задачу они пытаются решить — призвать к ответственности народ и государство РФ. К несчастью для себя оппозиция вновь попадает в аккуратно расставленные мыслительные ямы — начиная с формирования иерархии и «тусовки», во многом копирующей властную элиту — и заканчивая политически выгодным, даже неизбежным, сомнением в преступлениях режима. Части этой либеральной «тусовки» всё ещё требуется сильная рука, которая несла бы за них ответственность. Хорошим примером является неспособность этой тусовки самостоятельно, без указки сверху, защищать задежанных на акциях людей. Они ещё не осознали, что несут ответственнность друг за друга и что «Акция не окончена, пока не свободен хотя бы один задержанный».

[fliiby]https://fliiby.com/file/r3qoxw4ccax/[/fliiby]

 

Им и нам ещё предстоит понять, что, несмотря на все достоинства и недостатки, никакая политическая сила не может быть универсально хорошей — и сама задача стоит в создании правильного политического процесса, представляющего интересы всех слоёв ответственного населения. Что не может быть одного хорошего политика для всех сразу — ведь в этом случае мы опять переложим всю ответственность на него и мы вновь воссоздадим один из режимов. Нужно понять, что красота мира состоит в его разнообразии — и этот принцип применим и к политике. Что политика не такое уж и грязное дело, когда делается ответственными и сознательными волонтёрами, а не безответственными, хранящими на Западе свои капиталы, рэкетирами. Что никакого «дяди», который придёт и решит все наши проблемы нет, и быть не может. Что нам придётся самим строить свою Ответственную Россию — и подать всему миру пример.

Для дискредитации самой идеи ответственности Касты перед народом и нами друг перед другом, для подавления возникшего волонтёрского движения, чтобы оно не заразило прочие слои населения, чтобы мы не смогли почувствовать себя единым, но разным, народом, Кастой была проведена колоссальная работа.

Одним из главных стало насаждение мысли о внешнем враге — так система вновь пыталась отвести от себя ответственность за провалы. Этим врагом стали более ответственные государства и их устройства. Так, элитой, обучающей детей исключительно на Западе и хранящей там же деньги, были реконструированы «для народа» антиамериканизм и антикапитализм.

И речь не о том, что США «белые и пушистые». Не совершают ошибок только те, кто ничего не делает, важно лишь умение их признавать и чинить — рефлексия народа, которой нам так не хватает. Наличие внешнего врага уводит людей в сторону от осознания ответственности за свои действия и свою жизнь. Как и в Германии 1933 ответственность перекладывалась на окружающих — как на уровне гражданина («все воруют», «таковы правила»), так и на уровне государства — «все вокруг враги». Эта постоянная мобилизация сил на борьбу с внешним врагом была лишь завесой, отвлекающей от истинного врага — разлагающегося государства безответственности.

Волонтёрское движение креативного класса, способное, несмотря на недостатки, спасти Россию от ограбления безответственной элитой, было дискредитированно на всех уровнях — и рабочие, служащие и пашущие люди так и не поверили волонтёрам, предпочтя иллюзию стабильной безответственности зарождению ответственного общества.

Народы РФ похожи на здорового одинокого человека, которого продажные судья, главврач и участковый запихнули в психбольницу ради того, чтобы отобрать жильё. «Врачи» нас пичкают пропагандой и ложными новостями с одной только целью — чтобы мы никогда не выздоровели от болезни безответственности, чтобы не смогли вновь стать свободными. Чтобы Каста могла продолжать нас грабить — отбирать нашу собственность. Последний голос ответстенности и сознания в нашей голове они уничтожили, и наградили убийцу на верхнем уровне, заставив нас даже считать наши мысли о нашем здоровье лишь одним из симптомов болезни.

И поэтому, те, кто должен был стать движущей силой изменений в нашей стране, были натравлены, как на красную тряпку, на революцию ответственности в соседней стране. Они просто поехали защищать свободу, какой мы её себе представляем — свободу безответственности. Каста долго готовила этот манёвр предотвращения революции ответственности в нашей стране, аккуратно расставляя ассоциации и символы так, чтобы в определённый момент слить всех ответственных волонтёров, превратив их в безответственных «доброневольцев», воюющих за интересы Касты Безответственности с когда-то братским народом. А по-настоящему идейных, а не просто приехавших на наживу, добровольцев обе стороны продолжают кидать в пекло — ведь они опасны представителям Касты по обе стороны фронта.
Иногда я представляю себе этого «доброневольца» — солдата-срочника, лишь вчера подписавшего контракт. Руками Касты и при нашем непротивлении в его городе было закрыто последнее предприятие, и его семье пришлось брать кредиты, чтобы просто прокормить себя.

[fliiby]https://fliiby.com/file/pre3w5sijfe/[/fliiby]

 

Его друг, попавший в армию чуть раньше, съездил «на учения в Ростов» и вернулся с деньгами. «Ну и что, что немного сумасшедшим, мама! Телевизор не может врать — он защищал там русский язык! Я там тоже нужен! И кредит выплатим, мам!»

И он поехал. Поехал и стал камнем в теле голема — ведь только так он мог избежать ответственности перед собой за всё то, что творил своими руками. Он понял, почему друг стал сумасшедшим — тут либо ты сходишь с ума от злости, либо стреляешься. А тех, кто отказывается — давят машинами и стреляют.

Эту бумагу ей принесли какие-то странные люди в штатском. Они сказали, что сын погиб на учениях и цинк с грузом-200 придёт завтра. «Его уже не вернуть и даже не пытайтесь поднимать шумиху. У вас же есть финансовые проблемы? Мы снимем с вас эту ответственность. Подумайте хорошенько. Вот вам деньги на похороны».

Они ушли, не оставив ей выбора, швырнув пачку куда-то в глубь квартиры. На следующий день пришёл цинк. Через три дня они похоронили его без таблички на кресте, так и не вскрывая гроб. Ещё через день в дверь постучал какой-то мужчина и недолго мучил младшего брата глупыми вопросами. Какой-то депутат пытался найти могилу, но его избили люди в штатском.

И вот, они вернулись. Разговор был следующим: «Мы исполняем основной закон РФ. Вы не будете нести финансовую ответственность — за ипотеку или кредиты — мы займёмся этим. Наше основное условие — молчите, не навлекайте ответственность на государство». Они кинули ей копеечку из заработанных и уплаченных народом денег. «Ведь вы не сможете преодолеть нас — мы Сила, на нашей стороне закон. А вам всё равно никто не поверит. Молчите.» И она молчит.

Они все молчат. МЫ все молчим. Ведь «они» — это мы.

Мы промолчали один раз, и пророчество людей в штатском сбылось — никто не верит в груз-200. Мы промолчали, и теперь семьям «доброневольцев» приходится выкупать тела — они боролись за безответственность и достигли своего — государство за них не отвечает.

А тех, кто пытается говорить, призывать нас к ответственности, мы ненавидим. Мы их затыкаем, «баним», сажаем в автозаки и под домашний арест. Мы им не верим, ведь мы боимся ответственности за свои действия — а они именно о ней и кричат.

Кричат из последних сил. Но мы, как озверевший иммунитет больного рассеянным склерозом, уничтожаем последние здоровые клетки нашего общества, заставляя их заткнуться. Лишь бы не слышать, как они говорят то, что мы не хотим слышать. Под действием таблеток, которые мы радостно кушаем, мы называем их «врагами народа», «пятой колонной» — ведь так проще. Так мы уничтожаем связи в нашем обществе, погружаясь в деменцию.

Мы уже были на этой дороге. Не так давно мы оказались неспособны остановить ввод советских войск в Афганистан.

А когда эти люди вернулись, мы ушли в отрицание. Мы говорили — «Не я тебя туда посылал!» пытаясь представить, что есть какое-то оторванное от народа государство, что за ужас, через который они прошли, отвечает кто-то ещё, а не мы. И мы снова пытаемся снять с себя ответственность таким способом.

Но за Российскую Федерацию должно быть и стыдно, и радостно, и горько только России. То есть нам с вами.

Каста Безответственных пытается приравнять Россию к одному человеку — превратить страну, общество и государство в систему с одним центром принятия решений. В «мозг» из одного нейрона.

А мы рады, что можем думать, что за все действия, совершённые от нашего имени, отвечает кто-то другой. А мы в этом время можем уйти в любимый вид эскапизма — кто-то в водку, кто-то в наркотики, а кто-то в компьютерные игры.

Мы делаем это потому, что бесконечно трудно принять на себя вину за все деяния, совершённые от нашего имени. И Каста знает об этом, и потому совершает поступки как можно более ужасные — чтобы у нас никогда не хватило сил признаться себе, что в них есть и наша вина. А когда приходит пора сказать правду, Каста постепенно раскрывает правду, неотвратимо и медленно навязывая нам вину.

[fliiby]https://fliiby.com/file/5das31zwtjv/[/fliiby]

 

Но, к счастью, ответственность не есть вина. А значит, мы можем брать ответственность за страну постепенно — шаг за шагом. Сегодня — свой подъезд, завтра — свой район, послезавтра — свой город. Так шаг за шагом мы поймём простую истину. Истину, что наша страна — это мы, а не наша безответственность.

Да, мы немного нездоровы безответственностью, но нас держат в этой психбольнице не по этой причине. Нам нужно выписываться, но власти давно признали нас недееспособными, и теперь вместе с нами уходят в эту галлюцинацию — они ведь даже больнее нас и сами «подсели» на пропаганду. Все вместе мы падаем в бездну пропагандистской реальности.

Но игнорировать настоящую реальность невозможно бесконечно долго, эта, всегда на нас смотрящая, бездна неизбежно прорывается через первчиные ощущения. Россия, как и Германия 45-ого, станет фронтом столкновения настоящей реальности с галлюцинацией. Даже самому красивому эйфоретическому сну приходит конец. А вместе с ним приходит ощущение ненависти к источнику пропагандистской эйфории — государству. Санитары-силовики были готовы и к этому — и именно в этот момент обществу, испытавающему пост-эйфорическую параною, «подкинули внешнего врага» — с тем же успехом это могло быть кривое зеркало. Но настоящим врагом народа остаётся его собственная безответственность, поощряемая Кастой.

РФ и есть подхалимство, поддерживающее безответственные элиты, управляющие безответственным народом. Безотвественная Россия — это конвеер, где сверху вниз спускается безответственность, а наверх поднимается подхалимство. РФ — это коррупция, уничтожающая медицину и образование моего народа. Россия — это универсальный способ уйти от ответственности, способ переложить её на кого-то ещё. Здесь невозможно строительство, поскольку безответственные люди плохо взаимодействуют с реальностью. Безотвественная Россия — это страна единственной возможной индентичности: индентичности сильного лишь толпой безответственного холопа, управляемого сильной рукой.

Лишь таким хочет видеть народ выбранная им власть. И народ ей, источнику галлюциногенной безответственности, благодарен.

Но эта болезнь лечится.

И вот моё лекарство для вас, для всех нас.

Мы не сможем свергнуть «режим», ведь дело не в режиме — дело в нас. Мы неизменно построим режим заново, как уже показал опыт последних 15 лет — ведь так удобно оправдывать собственную безответственность «режимом».

Нужно поменять нас. И у нас, к счастью, есть с кого брать пример.

Нам нужно смотреть даже не на Запад, а на наш восток — Сибирь и на наш Север. В Сибири, в тайге, мне встречались самые европейские люди. Возможно, это потомки местных народа, возможно, потомки ссыльных, а кто-то просто уехал строить БАМ и остался жить по совести. Эти люди живут, а не просто выживают, в суровых условиях, смотря на Москву исключительно как на источник всевозможных глупых законов, пытающихся отобрать у них ответственность за свою жизнь.

У сибиряков есть оружие, однако не заметно, чтобы они бездумно убивали друг друга, и на то есть причина — когда оружие есть у всех, а вокруг города сотни километров тайги, отвечать за свои слова, возможно, придётся прямо на месте и в последний раз. Там, где не выживут безответственные лентяи, эти люди умудряются жить, мечтая лишь об одном — большей свободе от бессовестно и безответственно доящего их федерального центра. Не в последнюю очередь их успех связан с умением призывать к ответственности местных чиновников.

[fliiby]https://fliiby.com/file/hggzlhyyqf1/[/fliiby]

 

Там, где хватка Москвы слаба, цветёт настоящий, основанный на знаниях, современный бизнес — и Москве приходится это признавать внедряя карточную платёжную систему, разработанную в Новосибирске. Сибирь, с её академгородками, это прекрасный пример взаимодействия науки, студенчества и общества. Сибиряки сильно чувствуют ответственность за свои жизни — ведь иначе в таком климате невозможно выжить. Возможно, зародышем такого мышления стал протестантизм — религия людей, несущих ответственность перед своим Богом всегда, без возможности покаяться и получить прощение перед смертью. А может быть, это наследие вековой истории ссылок, в которую отправляли всех ответственных, желающих жить по совести и не желающих быть камнем в теле государственного голема. Протестантизм и ответственность за свои деяния стали двигателем капиталистического возрождения Европы и то же самое, при нашем желании, случится с Россией. Давайте начнём думать и отвечать за себя сами и выкинем царя из своей головы.

Именно в Сибири, на почве пожаров вокруг озера Байкала, возник абсолютно новый, для России, вид волонтёров — люди, испытвающие ответственность за свою землю, cобрались вместе для спасения своей земли и себя без указок сверху или сбоку. Без московской «тусовки», без очередного культа личности, без помощи государства. Собрались и занялись тем, чем давно пора занятся нам всем — спасти страну и себя — cамым простым и правильным способом из имеющихся — совместным трудом и строительством новых общественных связей.

Каста будет против — она уже давно против личной ответственности и местного самоуправления, и даже заставила нас думать, что местное самоуправление опасно. Даже речь о большей свободе от Касты уже является уголовным преступлением. Но мы сможем это изменить, наша болезнь безответствнености лечится. И самым первым шагом к излечению будет признание проблемы. Нам нужно вступить в стадию «принятия», последнюю стадию умирания Безответственной России. Мы должны спастись и показать всему миру пример того, что от этой болезни можно излечится.

Мы, народы России, достойны управлять собой сами и отвечать за себя сами. Это не сложно, даже у «младших братьев» получилось. Мы и при ужасном управлении смогли летать в космос. Представьте, что будет, когда мы станем отвечать сами за себя.

За себя и за землю, которая была нашей, пока мы не увязли в войне. Она умрёт, если будет ничьей. Пора вернуть эту землю себе.


В тему:

, ,
2 комментариев на: “ПОЕЗД В ОГНЕ
  1. Привет, Паша.

    Интересный текст.

    В начале (и на протяжении всего текста) ты рассуждаешь про нежелание взять на себя ответственность подавляющим большитсвом населения РФ. Это так. Я так же согласен с тобой, что это «ядерный электорат» и что эта безответственность и раболепство народа было целенаправленно привито и до сих пор культивируется. По моему мнению, фишка в том, что так в этом мире устроено! Думающих людей всегда намного меньше и в любых обществах есть люмпены-большинство и пассионарное меньшенство, которое делает путчи, революциии и двигает страну. Из-за нашей истории, наверное, сейчас таких пассионариев в России меньше, в СССР, пожалуй, было еще меньше, на западе, может быть, их больше. Возможная причина почему сознательных людей на западе больше — государственная политика — воспитание ответственности, как в США. В Европе воститания ответственности меньше, так как тут сплошные социальные государства, платящие гигантские пособия, которые, конечно, демотивируют. Но тема другая. Как я уже сказал, я действительно не вижу ничего плохого, что большинство пассивно. Слава Богу, что есть 2-3% думающих и нежелающих мириться граждан. А что касается воровства, неоплаты за проезд итд, я считаю, что это просто, в первую очередь, недостаток воспитания, во вторую очередь, люди не понимают, что делают хуже сами себе, так как не понимают как работает экономика итд.

    Я не согласен с обзацем, где ты говоришь, что Гринпис и разные антикапиталистические движения борятся против зажравшейся финансовой элиты. Я бы сказал, что они не борятся, а живут за счет полезных идиотов в правительствах и откатов компаний. Я не признаю все эти левые движения типа окьюпай и зеленых. Гринпис я вообще считаю антинаучной мракобесной организацией, тянущей деньги и манипулирующей политиками. Чего только стоят их перлы про генномодифицированные продукты, глобальное потепление итд. Ребятки дискутируют о том, о чем не понимают. Так же очень смешно, когда они борятся с какими-то заводами в демократической Австралии, но почему-то не суются в тот же самый Китай, где в Пекине от смога не видно неба. Ответ: в Австралии это безопасно и можно срубить бабца, а в Китае можно и отхватить.

    Хочу так же вступиться за 90е.Мне кажется, они были неизбежны и это было неизбежно тяжелое время. И все эти «либералы 90х» у власти были советскими людьми с советскими мозгами. Они сделали ошибки, но, наверное, всего знать они не могли. Я благодарен 90м за то, что они мне дали свободу передвижения и свободу информации.

    Пожалуй, я так же не соглашусь, что Путин безответственнен. Он принимает много решений и берет на себя ответственность. Можно соглашаться или не соглашаться с его решениями, но это его решения. Вспомним, например, Крым. Он не скрывает, что решение было его. Проблема в том, что пассивное большинство в силу его ограниченности не видит связи аннексии Крыма и роста цен. Но это проблемы этого большинства. А по поводу Крымска, Курска итд: у Путина так же советские мозги и плюс КГБшное воспитание. Наверное, для него человеческие жизни — не есть абсолютная ценность, поэтому и не надо за это особо отчитываться.

    С большинством я согласен: абсолютное феодальное государство, со вседозволенностью верхушки. Чиновники тупы до такой степени, что не видят собственной наглости (пример, Кобзон).

    Но попробую подсластить, у меня складывается, что исторические процессы сейчас идут намного быстрее, чем раньше. И есть вероятность, что нынешнему режиму — колоссу на глиняных ногах — недолго осталось есть, так как государство 21 века должно иметь сильную экономику и быть современным. Думаю, нынешний архаичный вектор не надолго.

    Но, конечно, на все это лучше смотреть со стороны. Привет из ФРГ ;)

    View Comment
UkrNET - поисково-информационный ресурс