Почему Ближний Восток – ловушка для всех мировых игроков?

Несмотря на очевидный – и давно предсказанный, еще в момент перехода западной коалиции и Турции к реальным действиям – разгром ИГИЛ, войне в Сирии не видно ни конца, ни края.

Картинки по запросу разгром ИГИЛ

Пессимисты-конспирологи, начитавшись разных «Мародеров» и «Эпох мертворожденных», объясняют такое положение вещей порочностью и злонамеренностью загадочных членов мирового правительства и происками капиталистов. Мол, в мутной воде войны легче ловить рыбу сверхдоходов, расправляться с конкурентами и канализировать в развитые (и не только) страны потоки бесправных мигрантов, превращая их в дешевую рабочую силу.

Заметим сразу, что Сирия (Ливия, Ирак, Йемен, Судан, ЦАР или восточно-украинское ОРДиЛО) здесь неспецифична, ведь так можно сказать о любой войне, кроме разве что, конвенциональной мировой. Однако, воспринимаемые в лоб эти декадентские идеи состоятельными не выглядят.

Доходы, извлекаемые из Сирии, скажем, друзьями Владимира Путина, оказались мизерными и опасными – посмотрите, в какой зажим попал сегодня тот же Кирсан Илюмжинов, а с ним и руководимая экс-президентом Калмыкии ФИДЕ. Перманентные боевые действия идут вокруг объектов, которые контролирует «Стройгазмонтаж», подчиненный клану Ротенбергов. Какой-либо устойчивый товарооборот с Сирией и в самой Сирии – просто отсутствует, причем неким серьезным торговым конкурентом кому-либо в регионе и мире она не была и ранее.

Кирсан Илюмжинов

Кирсан Илюмжинов

 

Идея о том, что РФ таким образом блокирует потенциальный трубопроводный проект, способный подвинуть ее с европейского рынка газа – крайне умозрителен. В особенности учитывая то, что тот же «Газпром» настроил столько ненужных труб, что ему приходится их демонтировать, причем безо всяких военных действий, но под бдительным оком «шакалов» из международных страховых компаний.

Аргумент о выгоде торговли оружием в рамках растянутого на годы бесцельного (по крайней мере, таким он может показаться) конфликта имел бы определенный смысл. Если бы речь не шла скорее об утилизации военных складов в странах региона, а также за его пределами – даже молниеносный разгром банды Вагнера-Уткина американцами в Дэр-Эз-Зоре в феврале этого года преследовал иные цели, нежели коммерческая демонстрация возможностей американского оружия, давно известного, и, как и «Томагавки», довольно старого. Долгосрочная выгода в более убедительном лоббировании военными чиновниками расширения расходов на оборону – и впрямь имеет место, но для этого сгодился бы любой вялотекущий конфликт.

Сирийская война пока и близко не имеет того уровня концентрации и масштаба, который был присущ второй войне в Ираке. Правда, формирующаяся перспектива сирийского урегулирования силами Лиги арабских государств под руководством США, Великобритании и Франции, при участии Израиля, Турции и ряда стран НАТО – на короткое время может придать финальной фазе сирийского урегулирования легендарный монументализм «Иракской свободы». Впрочем, те времена уносит в прошлое быстрый прогресс военных технологий, прежде всего интегрированных командных систем.

Багдад. Ирак

Багдад. Ирак. 9 апреля 2003 г. Фото Reuters

 

Ну, а что касается миграционного потока, то, если говорить о странах Западной и Южной Европы, то он, скорее, создал дополнительную нагрузку на социальные и полицейские бюджеты (у них тоже есть свои лоббисты, но инспирирование ближневосточной войны – последний метод, к которому они прибегли бы), нежели какие-то выгоды для европейских капиталистов.

Лишние рабочие руки, пусть даже дешевые в нашу новую смелую эпоху – уже не бог весть какое счастье, подобные пещерные ценности остались лишь в неких закутках «межотраслевого баланса» или медвежьих углах третьего мира.

В таком случае – разведет руками рациональный европеец – за что же столько лет продолжается война в Сирии?

Вероятно, как и на всем Ближнем Востоке во времена вакууме международных порядков – каждый за свое.

Башар Асад – за своих алавитов (конфессиональный извод шиитов) и за свою собственную безнаказанность.

Владимир Путин – за монархический принцип (сохранение Асада и себя у власти), за попытку вернуться хотя бы в статус регионального лидера и отвлечение внимания от экономического упадка и своего неожиданного поражения в Украине.

Израиль воюет против Ирана, Турция – против Ирана и курдов, курды, в свою очередь, против всех за свою государственность, Саудовская Аравия и другие монархии разной степени вестернизации – против Ирана и экстремистских сект.

Иран – за статус регионального лидера, а также против Запада, включающего с точки зрения Тегерана Турцию, Израиль и суннитов.

Все тамошние союзы – временны, а восстановление в какой-либо форме Сирии мало кого по-настоящему интересует.

За что воюют США и западные союзники – сказать теперь сложнее всего, ведь, с одной стороны, ИГИЛ уже нет, а с другой, Дональд Трамп и умеренные европейские лидеры до сих пор боятся словосочетания «смена режима». И пока будут – по конъюнктурным ли, лже-гуманистическим ли мотивам – продолжать этого бояться, как и другой формулы, звучащей как «баланс сил с опорой на культурно близких союзников», ближневосточные войны обречены на продолжение, а любой ввязывающийся в эти войны на неизбежное попадание в ловушку.

Макс МихайленкоМаксим Михайленко

Поширити / Поделиться:

В тему:

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

UkrNET - поисково-информационный ресурс