Петро Крайсвитний: «Балтийский путь ускорит интеграцию Украины в ЕС»

пкрайсвЧто такое «Уния-1219» и платформа «Балтийский путь»? В чем состоят взаимные интересы Украины и стран Балтии, в частности – Литвы? Как нам спешить правильно, учась на чужих ошибках? Об этом и многом другом – в интервьюс Петром Крайсвитним, кандидатом в Почетные Консулы Республики Литва в Украине, президентом Платформы «Балтийский путь».

Как возникла идея создания «Унии-1219»?

Фонд «Уния 1219» возник как площадка для сотрудничества между Балтией и Украиной. События Евромайдана и война на востоке нашей страны показали, что Украине нужна международная поддержка.

Мы хотим учиться на чужих ошибках, потому что нет времени на свои собственные.

Литовские эксперты, которые в свое время проводили реформы в своей стране и в ряде других, готовы нам помогать. Поэтому «Уния 1219» образовался как ответ на потребность институции, которая бы стала мостиком между двумя разными странами: Украиной и Литвой.

Что такое платформа «Балтийский Путь», какие страны она охватывает и планирует привлечь к своей деятельности?

«Балтийский Путь» возник как платформа Фонда «Уния 1219» для проектов в различных сферах, которые мы сейчас запускаем в Украине. Поскольку инициаторы платформы проживают на Полтавщине, то эту область мы выбрали для нескольких пилотных проектов сотрудничества Украины и тройки балтийских стран: Литвы, Латвии и Эстонии. Также мы планируем привлечь к сотрудничеству Грузию, Беларусь и Молдову.

Не все знают, что означают слова «Балтийский Путь».

23 августа 1989 два миллиона человек, держась за руки, объединились в один живую цепь длиной 600 километров между столицами балтийских стран – Вильнюсом, Ригой и Таллинном. В историю эта акция вошла под названием «Балтийский путь». Это был мирный протест против раздела Европы и оккупации Балтийских стран, приуроченный к 50-летию подписания Пакта Молотова-Риббентропа, по которому Латвия, Литва и Эстония входили в состав СССР.

вфыы

Профиль деятельности видится как затрагивающий исключительно гуманитарную сферу, или деловые связи между странами Балтии, Украиной и другими странами тоже в фокусе?

Безусловно, мы понимаем, что гуманитарная сфера не может существовать без экономической основы. Поэтому мы также будем координировать проекты, связанные с сотрудничеством с литовскими бизнесменами, которые работают в различных отраслях: энергетики и энергоэффективности, охраны природы, аграрной сфере. Ведь у представителей стран Балтии есть чему поучиться у этих вопросах.Таое сотрудничество поможет экономикам стран-участниц, ведь новые рынки – это всегда развитие для бизнеса.

Мы хотим стать площадкой сотрудничества для украинского и балтийского социально ответственного бизнеса. Такого, который помогает в реализации социальных, культурных проектов. Это то, что является обычным явлением в Европе, а в Украине только начинает набирать обороты.

«Балтийский Путь» готов и к сотрудничеству с другими странами, которые готовы работать с Украиной в разных сферах: от культуры и образования до торговли и промышленности.

Можно ли говорить о том, что такой формат в чем-то повторяет-напоминает «Восточное партнерство»? В перспективе – можно ли говорить, к примеру, об участие белорусских партнеров?

Да, я думаю, аналогия между этими проектами есть. Но если «Восточное партнерство» является проектом Европейского Союза, то мы будем больше платформой, которая не имеет четкого центра-лидера. Мы хотим создать связи между странами-партнерами, но готовы к расширению и получения новых партнеров.

Как я уже сказал, в фокусе не только Белоруссия, но и Грузия, и Молдова, и другие страны, которые готовы работать на международной арене с нами.

йцукКакую роль в проекте играет Литва?

Эта страна больше поддерживает наши начинания. Украинцы видят, как поддерживает нашу страну Президент Литовской Республики Даля Грибаускайте. Это поддержка на самом высоком из возможных уровней в этой стране.

Координацию проектов сотрудничества «Балтийского Пути» мы начали именно с Литвы. Так, Полтава уже принимала делегацию деканов Вильнюсского коллегиума, эксперта по реформированию милиции Алвидаса Шакочюса. Сейчас готовимся к приезду делегации из Министерства здравоохранения Литовской Республики по открытию Центра социально-психологической реабилитации военнослужащих, военнопленных и беженцев с детьми. Но мы держим связь и с другими балтийскими странами, и готовимся к работе с ними.

Какую пользу, в первую очередь, мы можем извлечь из опыта стран Балтии?

Самой большой нашей проблемой, по мнению иностранных инвесторов, является не война, а тотальная коррупция среди чиновников. И мы должны учиться у литовцев преодолевать эту проблему.

Например, зарплата госслужащего в Литве, который руководит людьми, не секрет – ее можно посмотреть на сайте налоговой. И человек, который получает зарплату из бюджета (от Премьер-министра до преподавателя) должен фиксировать свои покупки, если они превышают определенную отметку. То есть даже за шубу жене нужно отчитаться. Иначе – заседание комиссии по этике и возможное увольнении.

Литовцы шли к этому 20 лет, но мы должны перенимать все гораздо быстрее.

Это только один из примеров. Их много, но стоит с чего-то начинать.

На Ваш взгляд, наблюдается ли такое явление: между молодежью стран Восточной (или «Новой») Европы больше общего, нежели между старшими поколениями тех же стран, или это штамп?

И не только Восточной, и не только Европы. Это глобализация. И противостоять этому – то же, что отправлять письма в конверте вместо электронной почты. Наша молодежь слушает одних и тех же певцов, смотрит те же фильмы, учит английский как международный язык общения.

Хорошо это? Скорее да. Мир сейчас гораздо более открытый, чем был 30, 20, 10 лет назад. И мы должны войти в этот мир на равных, быть конкурентом на рынке труда, создавать новые идеи, концепции, видения.

Возможно, мы от этого немного теряем свою самобытность. Но у человека с хорошим воспитанием и культурным развитием она будет всегда.

Насколько, по вашему мнению, официальные дипломатические органы Украины и стран Балтии способствуют развитию подобных горизонтальных связей?

Работая над координацией наших проектов, мы получаем поддержку со стороны чиновников всех уровней – как украинских, так и балтийских. Конечно, бюрократическая машина работает не так быстро, как нам хотелось бы. Но мы не чувствуем никакого сопротивления нашей работе. И это радует. Страна меняется и готова к работе.

Заметны ли отличия между внешнеполитической линией условно «молодых» стран-членов (ЦВЕ) и «старых» стран-членов в подходе к российскому кризису?

Мы стоим на том, что сейчас это не кризис – это полноценная война. Для России – это война оккупационная. Для Украины – война за независимость.

И от того, как та или иная страна относится к России – от того и зависит угол восприятия событий на востоке. Жаль, что иногда экономические интересы определенных стран стоят выше ценности человечества в целом. Но так и есть.

1large_8920И последнее. С какими проектами или предложениями уместно обращаться к «Унии-1219» или «Балтийской платформе»?

Мы поддерживаем проекты, которые нацелены на развитие культуры, образования, экономических связей, журналистики, информационной политики, формирования и совершенствования общественных институтов между странами Балтии и Украины.

В перспективе будет много всего интересного. Для этого нужно время и усилия. У нас есть и то, и другое.

А теперь нужно работать.

Беседовал Максим МИХАЙЛЕНКО

Поделиться:

В тему:

,

Добавить комментарий

Войти с помощью: 
Яндекс.Метрика UkrNET - поисково-информационный ресурс