О ЧЕМ ВАШИНГТОН В РЕАЛЬНОСТИ ОБЩАЕТСЯ С МОСКВОЙ

Теперь, когда охи и ахи вокруг неудачного старта проката «Подмастерья» в Хельсинки утихают, и ответом на них становится ужесточение санкций против России (законопроект Рубио-Ван Холлена о превентивных мерах по защите выборов и законопроект Баррасо о мерах против участников «Северного потока-2»), можно вернуться к обсуждению по-настоящему важных вопросов в американо-российском диалоге.

Первый и главный вопрос – это Иран. Большая война на конфликтной границе Израиля и Сирии может разразиться теперь каждый день, поскольку аятоллы загнаны в угол во внешней, внутренней и социально-экономической политике. Тегеран находится буквально на пределе напряжения сил, отсюда истерики о «100 тысячах ракет нацеленных на Израиль». Президент Трамп, невзирая на публичный имидж скандалиста и хама — человек мягкий, душевный, экономный, он до последнего не будет соглашаться на «ковровый» вариант (а ведь он может быстро стать неизбежным) преодоления угроз со стороны Ирана. Белый Дом хотел бы разбить персов в Сирии руками израильтян, турок и ЛАГ, а затем запечатать Иран и довести до внутреннего взрыва. На этом фоне фиксируется новая планка российских потерь в Сирии (район Дераа и границы с Иорданией), статистически они вышли на уровень 5-10 единиц в день. Более того, Турция стала претендовать на контроль над Алеппо, иными словами, Россию сдвигают в зону американо-иранского конфликта. При этом сами американцы стремятся к сокращению своего и так не слишком масштабного присутствия в Сирии, оставив за собой лишь некоторые ключевые точки, предупреждающие повтор ирако-сирийского слияния через новую ирреденту.

 

И здесь два варианта, которые США предлагают России:

 

а) дорогой (сценарий «Иуда») — завоз еще большего количества пушечного мяса и переход столкновений россиян и персов в Сирии в открытую фазу

 

б) дешевый (сценарий «Варшава-44») — невмешательство в процесс выдавливания персов из Сирии. И замещение их доли на рынке нефти в фазе запечатывания Ирана. Второй сценарий осуществляется исподволь уже.

 

Первый педалируется, скорее, Израилем – с переменным успехом.

 

Пряник: смягчение санкций по некоторым отдельным персонам, возможное смягчение позиции США по СП-2, но лишь после выполнения РФ всех задач в рамках «Иуды» или «Варшавы-44» и падения режима аятолл.

 

Кнут: следующий раунд секторальных и корпоративных санкций, и он уже подготовлен. Сложности есть в обоих сценариях, и для РФ они носят ресурсный характер. Ведь мобилизационные ресурсы РФ гораздо ниже чем у Ирана или Турции (обратите внимание на средний возраст наёмников — между 40 и 50 годами), а для возвращения нефтедобычи хотя бы на прежний уровень нужны реальные инвестиции в резервной валюте и доступ к обновлению оборудования, с этим у РФ большие проблемы.

 

Второй вопрос – это нефть. Об этом уже даже официально объявлено. До ноябрьских промежуточных выборов она должна, по планам Белого Дома существенно подешеветь, поскольку этот вопрос волнует среднего американца. Процесс пошел, но, в основном благодаря Ливии. Однако, быстрое падение цен сдерживается коллапсом Венесуэлы и иранскими перспективами.

 

А ведь важно, чтобы снижение цен было управляемым – альтернатива  состоит в жестком сбросе, поскольку очевидный перегрев американской, китайской (по разным причинам) и мировой экономики может сегодня закончиться в любой момент (мы уже у дальнего края цикла). Путин, кстати, это хорошо понимает, но пошел на поводу у Сечина (сокращение добычи, шантаж сокращением, «пробросы» членов ОПЕК).

 

В принципе США способны сами повлиять на рынок – цена уже достаточно высока для извлечения сверхприбылей их модернизированным сектором. Но если грязную работу сделает РФ, в обмен на фотографию Путина с Трампом и его финское шоу, или еще какие мелкие послабления — почему нет, ведь Трамп экономит усилия и средства.

 

Третье – это судьба выпиленного из Монако Дмитрия Рыболовлева, а также семейства Агаларовых. Они, в разное время, сами или по намеку Путина оказали существенные услуги «дому Трампов», а теперь оказались во всех смыслах в очень тяжелой ситуации (есть еще проблема «свободных портов» в АТР — конкуренция Америке с их стороны не нужна). Расследования расширяются и углубляются, сговора против американского правительства возможно там и нет, но коррупции, незаконного лоббизма, рискованных на грани закона сделок и опасной болтовни – уже выше крыши. ФБР ответила на встречу в Хельсинки арестом российской шпионки Марии Бутиной, успешно устанавливавшей неофициальные каналы со спонсорами кампании Трампа по заданию тогда сенатора, а ныне зампреда ЦБ РФ Александра Торшина, в свое время оказавшего Путину услугу в грязном дельце – отмывании истории с Бесланом. В «Нью-Йоркском журнале»[i] недавно вышла огромная карта американо-украинско-российских связей через людей той или иной степени влияния, при желании ее можно рассматривать, как заговор, но она больше напоминает глобальную модель коррупции или структуру мафиозной организации.

 

И здесь имеется важный психологический момент.

 

Дело в том, что Дональд Трамп, при всей его хватке дельца и манерах стареющего плейбоя — человек довольно простой,  вполне себе «средний американец», пусть, как и Пол Манафорт, в несколько устаревшей версии – примерно 80-х годов прошлого века. Поэтому степень коварства в восточноевропейских феодальных и религиозных войнах и сегодня не очень постижима для него.

 

Все эти рыцари плаща и кинжала (куда КГБ до них, КГБ — порождение модерна ХХ века!), планы абсолютистских государей, фанатичные проповедники, «католические» лиги, «протестантские» фронты, тайные банкиры, отравления, кинжалы Равальяков, разбойные синдикаты — все это Трампу чуждо и стало его пугать. Но впутали неосторожного застройщика в эти дела глубоко.

 

Все это желательно как-то прекратить, и он думает, что Путин может как-то повлиять на этот вопрос (imho вряд ли). Поэтому Трамп так и добивается гарантий и доказательств невмешательства в свои и собственные выборы. Надо ли выходить на новый уровень противостояния, чтобы эта история закончилась — вот что он хочет выяснить в Хельсинки.

 

А вот об Украине серьезного разговора как не было, так и не будет (официально было опровергнуто все, что и вбрасывалось-то для зондажа – вроде очередного «референдума») – ныне она находится в американской (и шире — западной) зоне влияния, и Россия не является больше частью равноправного диалога вокруг украинских проблем и перспектив. Очень милый разговор состоялся у президента Порошенко с президентом Трампом перед его поездками в Лондон и Хельсинки в Брюсселе. А от Германии, пусть и в грубой форме, Трамп просто-напросто потребовал определиться в том, продолжает ли она быть Западом.

 

В Брюсселе США вернулись к единству с позицией союзников, даже несколько ужесточив ее,несмотря на позднейший гэг Трампа с Черногорией и спекуляции на тему членства США в НАТО. Алгоритм выхода России из созданной ею ситуации — сдача оккупированных территорий в том или ином темпе — Путину известен. Изменений в этом алгоритме не предвидится, да и Трамп ограничен в маневре, даже если бы у него и было желание пойти на уступки. Упрямство Путина будет иметь своим результатом лишь расширение санкций, военных поставок Украине (которой нужно научиться за них платить) и новый уровень угроз статус-кво и планам поставок российского газа в Европу.

 

Но на голубом экране мы увидели феерическую буффонаду на сцене Suomen Kansallisteatteri. На выходе – отказ даже от такой мелочи, как подписание ничего не значащих бумажек, вроде «возвращения к диалогу о сокращении РСМД», которыми все равно никто не собирается воевать. Очередной урок того, что следить надо за действиями правительства США, а не словами его достаточно формального руководителя, который ничем не хуже и не лучше французского короля Карла VI Безумного, просидевшего на главном троне Европы 42 года.

 

Макс МихайленкоМаксим Михайленко

 

[i] pixel.nymag.com

Поширити / Поделиться:

В тему:

, ,

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

UkrNET - поисково-информационный ресурс