Незаданный вопрос, неуслышанный ответ

Возможно, адептов Русского мира этот факт и удивит, но я – постоянный комментатор на российском «Радио Спутник». Лет семь уже. Представляюсь там как «старший эксперт Института новейших государств», каковым и являюсь… во всяком случае мне не сообщали о том, что я вычеркнут из списков старших экспертов или понижен до простого эксперта.

незаданный вопрос

Сергей Ильченко

И должность, и комментарии на радио – чисто общественная деятельность, ничего за это не платят, и никогда не платили. Но возможность озвучить своё мнение для профессионального политолога – ценна. А поскольку в процессе озвучки ты сталкиваешься и с другими мнениями, то это ещё и интересно.

Я никогда ни под какую конъюнктуру на «Спутнике» не подстраивался, говорил всегда, то, что думаю. Ну, с поправкой, конечно, на специфику сознания россиян – то есть, некоторые вещи, для меня очевидные, до них приходится доводить очень деликатно, пошагово, с большой осторожностью — дабы не вызвать когнитивного диссонанса. Понятно, что никакие песенки футбольных фанатов в российском прямом эфире тоже недопустимы. И здороваться лучше просто: «Здравствуйте» — а не «Слава Украине!». Всё равно они растеряются, и не ответят как надо. Но, в общем и целом, мы с редакцией «Спутника» более-менее ладили.  Хотя я там с самого начала был черная овца с особым мнением – но тем и был, вероятно, ценен. Правда, в последнее время, по моим наблюдениям, мои мнения стали редакцию напрягать. Так напрягать, что даже связь с прямым эфиром неожиданно рвется. Не выдерживает меня российский эфир.  Подламывается.

Тем не менее, всё равно они мне звонят, как и раньше, в среднем раз в неделю, и просят комментарий.  А у меня есть железный  принцип: в комментарии, в интервью, в появлении в эфире, в письменной реплике не отказывать никому и никогда. Это – позиция, если угодно. Есть возможность озвучить свою точку зрения – надо её использовать.

Это было вступление. А теперь – собственно история.  Звонит мне на днях девушка из (со?) «Спутника» — мол, не могли бы вы, через часик, в нашем эфире... Да, пожалуйста, нет вопросов, как всегда могу (уже прикидывая, где я буду через часик, и где там можно стать на обочине с включенной аварийкой, поскольку девушка застала меня в дороге).  Какая тема?

— Да вот, Столтенберг ….

— И что там ж там натворил этот Столтенберг?

Я в последнее время уже привык, что россияне жалуются – мол, их все обижают, опускают их, гнобят, и вообще не считают за ровню себе. Кстати – это, на мой взгляд, совершенно правильно в большинстве случаев.  И дело тут не в обидчиках, а в самих россиянах. И именно эту точку зрения я и пытаюсь всякий раз но слушателей донести – хотя, опять же, эфир и не выдерживает.  Но начинать надо всегда с сочувствия. Мол, и что там опять эти злодеи против Рассеюшки-матушки злоумышляют?

— Да вот, заявил, что саммит НАТО в Варшаве будет переломным.

— Да вы что?! Ужас какой… И что ж теперь делать?

— Вот, опрашиваем экспертов, надо ли укреплять границу.

— Границу России?

— Ну да. Вы как думаете – надо?

— Не надо.  Уверен, что  не надо. Хотя и понимаю, что я у вас вечно иду не в ногу, и высказываю точку зрения отличную от большинства ваших экспертов. Но, тем не менее, категорически – нет, не надо. Надо совсем другое.

— Ну… за то мы вас и ценим, конечно, что вы всегда со своей позицией. Но…вы не могли бы в этот раз сказать, что всё-таки надо?

— Нет, вот тут уж извините. Никак не могу. Не надо. Ни в коем случае не надо. И это очень важно – не укреплять сейчас границу России в ответ на заявление Столтенберга. И я могу подробно обосновать, почему России в ответ на это  заявление не надо укреплять границу.

— Ну… Тогда давайте вы в другой раз что-нибудь прокомментируете...

В общем, остались слушатели «Радио Спутник» без  моего комментария. А жаль. Мне было что сказать.

Итак, почему не надо? Чтобы это понять, нужно понять причину заявления Столтенберга.

незаданный вопросДа, саммит в Варшаве будет на российскую тему. Там будут обсуждать, что делать с Россией.  Потому что, и это уже всем очевидно, делать с ней что-то надо. Прямые угрозы ядерным ударом с российской стороны приобрели уже постоянный характер – а это уже не шутка. И накал милитаристской истерии в стране зашкаливает. Россия всерьёз готовится к ядерной войне, причём, речь идет уже не об ответном ударе, а о превентивной акции устрашения. И, да, с этим неизбежно надо что-то делать: если в вашем подъезде шляется психопат с ножом, у которого от нехватки нефтяной дозы снесло крышу и он готов убить кого угодно, просто так, даже безо всякого повода (вот, как Жириновский предложил уничтожить ядерным ударом Исландию – просто так, чтобы показать что Россия – может) то определенно надо с этим психом что-то делать. Либо удалить его из подъезда – либо подвергнуть лечению и социализации.

И США, как мировой лидер, и как страна несущая ответственность за всё развитие человечества – а по факту это так – предпринимает меры безопасности. США размещает системы ПРО, способные перехватить небольшое количество ракет с ЯО. Этого достаточно,  большого количества ракет с ЯО у России по факту уже, к счастью, нет;  большая часть её якобы находящихся на боевом дежурстве ракет стартовать неспособна.  Это – примерно то же, что металлическая дверь с кодом в европейском подъезде –  и так же, как в случае с наркоманом, которому из-за такой двери некуда стало зайти и уколоться, ПРО вызывает у России страх и ярость. Не столько, кстати, даже страх, сколько именно ярость – больная находится в острой фазе бреда и крайне агрессивна.

А ещё США консолидирует своих союзников по НАТО, готовя их к отражению наземной операции российской армии, что также рассматривается как возможное развитие событий в связи с нападением на Украину. При этом, НАТО не вторгается в Россию и не планирует ничего подобного. НАТО, по самому своему устройству, вообще очень плохо подходит для любых наступательных операций, это чисто оборонительный блок, и опыт весь опыт операций с участием НАТО это подтверждает.

Так вот, НАТО российских границ не нарушает. В Россию через границу пробираются только отморозки из ЛНР и ДНР, которых российские пограничники стараются назад в Россию не пускать – и в этом плане мероприятия по укреплению границы России на отдельном, конкретном  её участке, с точки зрения российских интересов вполне оправданы. Но НАТО тут определенно ни при чём. А под «ответным укреплением границ» — относительно реагирования на заявление Столтенберга — понимается наращивание российской армии в целом, и российской ударной группировки нацеленной на страны, входящие в НАТО, в частности. То есть, наш агрессивный наркоман помимо ножа вооружается ещё и травматом. И это вызывает ещё более масштабные ответные меры безопасности – при несопоставимости возможностей сторон. Это соревнование Россия определенно проиграет. Как неизбежно проиграет одинокий отморозок жителям атакуемого им подъезда, если только они держатся дружно, и дружно дают ему отпор. И потому, их дружная реакция,  сам факт их сплочения отморозка возмущает больше всего. «Я же их не трогал, — орёт он. — Я только ту девку-хохлушку с первого этажа изнасиловал, да и то я её не насиловал даже, она сама была не против, и мы же с ней раньше много лет вместе жили. Это они мне первые житья не дают, придираются ко всему так и ищут повод!»

Вот вам логика такого отморозка – и это и есть логика современной России. Причём, большинство населения России думает именно так, по таким вот логическим цепочкам.

Но, может быть, действия России – и угрозы ядерным ударом, и даже нападение на Украину стали ответом на агрессивные действия США и НАТО изначально? Может быть, хотя сейчас Россия выглядит агрессором и отморозком,  когда-то, в какой-то отдаленной точке прошлого, именно они, США и НАТО, начали агрессию против России? А она, изолированная и затравленная, постепенно опустилась до своего нынешнего состояния? Может быть, это коллективная вина Запада? Именно эту версию и продвигает Москва, говоря, в частности, о постоянном приближении НАТО к российским границам.

Увы, но и это не подтверждается фактами. Факты говорят о прямо противоположном. С момента распада СССР, Россия вела агрессивную политику по отношению к бывшим советским республикам. Эта политика была абсолютно преемственной по отношению к СССР, она никогда не прерывалась, и в каждом случае эту преемственность можно проследить. В качестве относительно короткого, легко воспринимаемого и в то же время емкого справочного пособия по истории российской агрессии против своих соседей, я рекомендую, к примеру, фильм «Лоботомия» Юрия Хащеватского . Там весьма доступно и последовательно, отслежена вся цепочка основных событий. Фильм доступен на Ютубе.

Если кратко: Россия пыталась и пытается удержать бывшие советские республики в сфере своего влияния. Любыми средствами. Внедрением своей агентуры в новые политические элиты. Экономическим давлением и шантажом. Созданием «пятой колонны», нацеленной на организацию государственного переворота – именно на это нацелены, и на это всегда работали и работают, все без исключения организации, специализирующиеся  на «защите» русского языка и «русской культуры», на «охране памятников», на сохранении «исторической памяти» — читай на закреплении в сознании новых поколений насквозь лживых советских мифов. Если это не помогает – Россия идёт и на вооруженную агрессию, выдавая её за защиту «своих». Но тут есть одна деталь. Как и любой уголовник, Россия всегда предварительно тестирует жертву на готовность к сопротивлению. И чем жестче такая готовность – тем трусливее ведет себя Россия.

Примеры? Извольте.

После развала СССР всего в четырех постсоветских республиках статус «русскоязычных»  не изменился ни на политическом, ни на бытовом уровне. Это: Украина, Беларусь, Молдова, Грузия.

Плюс, с поправкой на малочисленность «русскоязычного» населения — Армения и Азербайджан. «Русскоязычные», если что – это вовсе не этнические русские. Это денационализированные и русифицированные ссыльнопереселенцы с уголовно-гопнической психологией. Здесь я хочу особо подчеркнуть, что термин «имперский» и Империя по отношению России имеет ровно столько же смысла, как если бы уголовный авторитет, дворового, максимум – районного масштаба называл бы себя «Императором».

В остальных новых государствах к «русскоязычным» отнеслись с разной степенью суровости – от корректной гражданской дискриминации в странах Балтии, до наматывания их кишек на ближайший подходящий забор, как это случалось в Средней Азии. С полным последующим выпиныванием уцелевших, и не ассимилировавшихся в местной среде из любой общественной жизни.

Это было сурово. И если смотреть с позиции тех лет, то как-то негуманно. А теперь посмотрим, во что обошлись гуманизм и толерантность к российской «пятой колонне».

Азербайджан-Армения: бесконечная война, причем Россия интенсивно подзуживает и вооружает обе стороны. Молдова: сепаратистское Приднестровье – источник коррупции и криминала, заражающий всю страну, и соседнюю Одесскую область Украины заодно. Украина – сначала экономическое разграбление, затем интервенция. Беларусь – диктатура Лукашенко. Желающие могут погуглить, кто привел «батьку» к власти – с единственной целью, отсечь «Белоруссию» от Запада и привязать к России. Грузия – расчленение страны, два десятилетия дестабилизации с помощью российской агентуры, и, наконец, интервенция.  А там где российскую «пятую колонну» — в виде «соотечественников», поклонников Пушкина, Достоевского и прочей официозно-русской культуры (отчего-то ни Щедрина, ни Герцена, к примеру, в этом списке нет), написателей «тотальных диктантов» и прочих ностальгирующих по СССР совкодрочеров жестко загнали под плинтус – там всё спокойно и не стреляют. И Россия в ответ на очередной шаг в сторону от неё немного бычится, пытается пальцевать – но быстро затыкается. То есть, все 25 лет постсовесткого существования Россия очень ясно доказывает вполне очевидную истину: ни с ней, ни с её сторонниками, проживающими за её пределами обращаться по-хорошему нельзя. Суровые меры не только оправданны, но и единственно эффективны. Иначе эти гопники возомнившие себя «представителями Империи», сядут на голову, ограбят, устроят войну и выгонят хозяев и собственного дома. Если я вижу в этой истории что-то странное, так это только то, что поддержка России и «русского мира», в любой её форме, всё ещё не внесена в УК этих государств как тяжкое преступление – в одном ряду с предумышленным убийством при отягчающих обстоятельствах, попыткой организации государственного переворота и печатанием фальшивых банкнот.

Что касается НАТО, то после распада СССР он довольно последовательно пытался и пытается интегрировать в себя продукты этого распада. Включая, кстати, и Россию. Что совершенно логично, поскольку НАТО – это, по сути, союз соседей по европейскому подъезду, созданный для пресечения в этом подъезде любой нежелательной антиобщественной деятельности. Будь то приток неприкаянных беженцев, внешняя агрессия или приступ безумия у одного из жильцов.  Но, разумеется, бывшие гопники и уголовники – а СССР был именно угрозой для Европы, и рассматривался ей именно так  - и можно с фактами в руках доказать, что СССР действительно был страной-террористом и страной-агрессором, но это отдельная тема – так вот, бывшие гопники и уголовники должны доказать, что они изменились. И только после этого могут стать полноправными членами местного союза по поддержанию порядка. Именно об этом и говорили России и другим союзным республикам, оговаривая условия вступления в НАТО. Речь шла не столько о соответствии НАТОвским стандартам – хотя и это было важно, сколько о политическом соответствии общим правилам жизни Европы.

Те, кто хотел стать частью Европы – те меняются и потихоньку интегрируются в НАТО. Те, кто оставался верен старому образу жизни – оставались за бортом.

Тут, кстати, тоже налицо полная аналогия с криминальной историей «на раёне». Дворовой криминальный авторитет косо смотрит на то, как бывшие члены его банды отходят от гопничества и включаются мало-помалу в нормальную жизнь, предавая «воровскую идею». И неважно, как она называется, эта идея: «марксизм-ленинизм» или «русский путь». По сути, по своему смыслу – идеология России и СССР всегда была и остается «воровской идеей» в чистом виде – лишь для маскировки завернутой в ту или иную обертку.

Надо сказать, что наш трудный подросток тоже было сунулся в отказ, и тоже попытался измениться – всё-таки бонусы предлагались немалые. Но это оказалось тяжело, и старая жизнь мало-помалу вернула его назад. У него появились новые приятели – из Африки, Азии, Ближнего Востока и Латинской Америки – такие же отпетые подонки, как и он сам.  А бывших членов своей банды «СССР» он ненавидит, и при случае не прочь ткнуть их ножом. Как ту девку-украинку, с которой он долго жил, и которая готовила ему вкусные борщи и вареники, а сейчас «типа стала порядочной», и бандюка знать не желает – а бандюк на это очень обижен.

Вот так, в таких аналогиях – так понятнее происходящее? Я давно пишу, что только в терминах и образах преступного мира и отношений этого мира с окружающим его миром людей, не приемлющим криминальную жизнь, только в таких понятиях и можно понять современную Россию.

Пойдем дальше. Мы подходим к самому важному. К тому с  чего начали: почему нельзя укреплять границу и наращивать противостояние с НАТО?

Любой, даже самый отмороженный шпаненок, даже вооруженный и отчаянный — ничто, пустое место, по сравнению с противостоящим ему миром людей, отрицающих криминал. Хотя он всем рассказывает, что именно в воровской жизни и заключена наивысшая мудрость, и он, в отличие от лохов, жизнь понимает. Но, на самом деле, он лузер и неудачник, врущий напропалую о своих успехах, и, при этом, в душе понимающий своё лузерство. Он отброс. Он не вписался в нормальную жизнь. И нормальный мир – при желании – сотрет его в порошок и сдует как пыль, будь он хоть в танке, хоть с ядерной бомбой. Но! Нормальный мир не любит насилия, выходящего за пределы минимально необходимого. И ещё: даже в таком подонке нормальный человеческий мир всё-таки видит человека. Пусть скверного, заблуждающегося – но человека. И пытается его перевоспитать, постепенно усиливая давление и прибегая к более жестким, но всё-таки нелетальным методам.

Я это говорю к тому, что Запад пока ещё видит в России человеческое сообщество, а не сборище голодных медведей-шатунов. Запад всё ещё не потерял окончательно надежду на возможность перевоспитания российского общества без его полного слома, без полной социальной дезинтеграции и последующей социальной адаптации «с нуля», с самых азов.  В этом вопросе, к слову, я лично с Западом не согласен. Но, вот так они это видят. Они гуманнее, чем я. И смотрят шире, чем я.  И видят, непонятным мне образом, в российском социуме какие-то следы чего-то человеческого. А я человек бедный, и таких мелкоскопов, чтобы эти следы разглядеть, у меня нет. Я их не вижу.

Если Запад перестанет вдруг видеть эти следы, и увидит в России государство–зверя, не подлежащее реконструкции мягкими методами, то шкура России будет сохнуть на распялках максимум через пару лет. Ну, то есть, оккупационная администрация, 10-15 отдельно управляемых оккупационных зон, локальные армии в этих зонах под внешним контролем, и только для подавления внутреннего сопротивления. В целом – как было в Ираке сразу после Хуссейна, но в разы жестче. Жестче потому, что в России есть куча разного оружия, и гниловатое ЯО еще не самое паршивое, что там есть, есть там вещи и куда более опасные. И ещё,  потому, что Россия большая. Такой медведь слишком опасен, чтобы плюнуть на него, и не обращать внимания. Мелкого хорька вроде КНДР ещё можно игнорировать. А медведя — нет.

Так вот, к России пока ещё относятся как к человеческому сообществу. Но ресурс доброго отношения уже на исходе. За 25 лет после распада СССР Запад перепробовал все методы перевоспитания России как целого, и все они с треском провалились.  И сейчас Россия уже в миллиметре от ситуации, когда будет принято решение о её полном демонтаже. Оно, собственно говоря, может быть принято в любой момент – Запад подошел к этому вплотную.  Вот, чтобы было понятнее, примерный перечень решений, которые будут приняты на саммите НАТО в Варшаве.

— Формирование «Very High Readiness Joint Task Force» — международной бригады из пяти батальонов, которая может быть переброшена в любую точку мира, где нужно подавить российскую агрессию, в течение 36 часов. Я особо подчеркиваю – бригада целевая. Она формируется как ответ именно на российскую агрессию. НАТО очень долго раскачивался, очень не хотел идти на такой шаг, но Россия своими действиями всё-таки вынудила его на это.

— Ближайшие к этой точке силы ВВС и ВМС НАТО поступают в распоряжение руководства бригады и обязаны оказывать ей военную поодержку.

— Командующие кораблями НАТО получат право самостоятельно принимать решения об атаке российских атомных подводных лодок в случае возникновения экстренной ситуации. В том числе – и о превентивной атаке. То есть, для ясности: вот выступил в очередной раз Жириновский с предложением жахнуть ядерной бомбой по какой-нибудь небольшой стране, а его речь в переводе попала капитану на мостик, и тут как раз засекли российскую субмарину. И капитан, впечатленный речью лидера ЛДПР, имеет полное право принять решение эту консервную банку атаковать и утопить. И ничего, кроме поощрения и служебного роста ему за это не будет. Он действовал в своём праве, в рамках своих полномочий.

— Понятие «интервенции» распространяется не только на прямое вторжение вооруженных сил России на территорию стран НАТО, но и задействование Россией средств радиоэлектронной борьбы, а также на проведение кибератак против государственных и военных объектов стран Альянса. Во всех таких случаях может быть принято решение о военном ответе на такие действия.

Причем, критерии, по которым это решение будет приниматься, засекретят, чтобы у России не было соблазна устраивать провокации, действуя «на грани фола», но чуть ниже болевого порога.

Нет, это ещё не война. Война – это открытие огня, как только цель оказывается в зоне поражения, безо всякого политеса и ожидания действий со стороны цели. С медведем-людоедом так и поступают: поймали в прицел – огонь! С Россией пока ещё поступают по-человечески.  Гуманно. Но это  уже действительно последний её шанс.

Вот почему провоцировать НАТО на дальнейшую эскалацию ответных действий России не следует.

И ещё я хочу сделать напоследок три замечания.

Первое. В России – в среде её массово спятивших подданных – потому что никаких граждан  там давно нет -  очень распространен тезис о том, что «все империи так поступают».

Так вот. Империи так как Россия не поступают никогда. Не вдаваясь в подробное исследование, приведу в пример Британскую Империю.

Итак, вот обычные шаги, предпринимаемые при уходе британцами:

— Последовательное создание структур местного управления. Последовательное, по этапам, внедрение представительской демократии. По возможности переходной период, чтобы граждане осознали себя гражданами. И научились демократией пользоваться.

— Никакого воя вокруг «тут наши деды кровь проливали». Если какой-то памятник героическим британским дедам местных жителей сильно раздражает – убирайте. Никто слова не скажет. В принципе, если уж совсем никак – то можно забрать и кости британских дедов для перезахоронения на исторической родине. Но, по причине п.1, до такого, как правило, не доходило. Потому что на п.1 Британия – да, отягощенная тяжелым историческим наследием – срывала изрядные бонусы, и в очень значительной степени восстанавливала к себе доброе отношение.

— Никаких «мы будем защищать своих граждан за рубежом». Установка прямо противоположная: не уживаетесь с новой властью в новом государстве – поднялись и уехали. Поможем переехать, поможем обустроиться. А тут – свои законы, и если хотите тут жить, привыкайте их уважать.

— Постоянная поддержка демократии и правового государства через экономические инструменты. Оффшоры придумали не для того, чтобы придворные виоленчелисты Путина прятали там украденное у россиян бабло, а для того, чтобы экономические агенты молодых государств, с ещё не устоявшейся правовой системой, могли защитить свою собственность от отжима, уведя её в зону действия британских законов. В которых принцип святости и неприкосновенности законно приобретенной собственности – незыблем. Он там вообще в основе всего – первый и  основополагающий, а всё прочее уже построено на нём.

Вот так действуют Империи. А банды уголовников так не действуют. Они действуют иначе – так, как действует Россия.

Второе. Я понимаю, что россияне сегодня ничего не решают. И что даже если произойдет чудо, и они в массе своей поймут, что «укреплять границы» против НАТО в нынешней ситуации  самоубийственно, их обезумевшие лидеры всё-таки пойдут на дальнейшую конфронтацию. И, к слову, я бы не рассчитывал на то, что, мол, у российской верхушки на Западе много чего припрятано, им есть что терять, так что они только угрожают, а воевать не будут. Ничего подобного. Путину и его ближнему окружению уже терять нечего – им надо либо отсидеться в осажденной России – либо они пойдут под Международный трибунал, если только раньше со страху не примут яд в каком-нибудь бункере.  Ребята малость заигрались, не рассчитали, и пролетели точку невозврата. Тех, кому есть, что терять из российской власти сейчас интенсивно вычищают. Остаются отморозки которым, терять тоже нечего, и которые могут сыграть ва-банк, с минимальными шансами отыграть себе десять-двадцать лет жизни. А минимальные шансы на это у них всё-таки есть. Российское же население для них – ничто, мусор. Это на Западе рядовых россиян рассматривают как человеческих существ – да, как аморальных и невежественных дикарей, но всё-таки как людей. Российская власть своих подданных считает сырьем. Восполняемым расходным ресурсом. Причем, если Путин ещё как-то балансирует на грани фола, то сменивший его руководитель с огромной степенью вероятности будет принадлежать именно к партии войны, и ставку сделает уже на прямой конфликт, в надежде что Запад в какой-то момент спасует и отыграет назад, уступив. Но это в сложившейся ситуации невозможно. Все такие расчеты основаны на глубоком непонимании психологии и мотивации западных политиков.

Так что Россия неизбежно пройдет свой путь до конца и добьётся-таки, чтобы на Западе её начали воспринимать как взбесившегося зверя. И действовать по отношению к ней соответственно.

Третье. Я отдаю себе отчёт, что даже не 86, а 99,9% россиян и «русскоязычных» поклонников Путина за пределами России едва ли сумеют воспринять то, что сказано в этом тексте. А тот 0,1% который это воспримет – его и так не надо агитировать, мы с ним совпадаем. Этот текст рассчитан  на будущее. Он пригодится тогда, когда россиян будут коллективно лечить от их нынешнего безумия с помощью стратегической авиации, а «пятую колонну» за пределами России массово интернировать в фильтрационные лагеря.  Чтобы наткнувшись на него в Сети – если у них ещё будет выход в Сеть, или, вспомнив прочитанное раньше, тогда, когда выход в Сеть ещё был, эти люди сделали хотя бы шаг к осознанию того, за что именно на них обрушиваются все эти беды. Это крайне необходимый шаг для их дальнейшей социализации и интеграции в нормальное человеческое сообщество. Потому что если Россия в целом уже безнадежна и обречена, то какую-то часть россиян всё ещё можно спасти и цивилизовать. Если, конечно, им очень повезет.

Какую именно часть? Небольшую. Посмотрите статистику по социализации в общество США американских индейцев. Вот, примерно столько же, в процентном отношении. Но это всё-таки хоть какой-то шанс.


В тему:

UkrNET - поисково-информационный ресурс