НАТО – реальная цель реформ

Внешнеполитический звездопад над Украиной, похоже, завершился и теперь можно спокойнее посмотреть на то, что предлагает робко выползающей из депрессии и остановившей российскую экспансию Украине Запад.

нато

фото: pixabay

Прежде всего, необходимо осознать, что привычка говорить приятные вещи хозяевам – в природе дипломатии как рода деятельности. Даже когда их произносит руководитель такой серьезной организации как НАТО. А в практической плоскости новый транш финансовой помощи от ЕС, судьба которого решится в октябре (а до октября – и перспектива получения 1 млрд от МВФ, и связанных с обоими упомянутыми траншами кредитов ВБ, ЕБРР и ЕИБ) зависит, к примеру, от разрешения на вывоз древесины. По крайней мере, это первый пункт из семи, о которых говорил вице-президент Еврокомиссии Валдис Домбровскис на проскользнувшей на фоне визитов в Киев политических лидеров Запада не слишком замеченной встрече с премьером Владимиром Гройсманом.

Рутинная имплементация Соглашения о политической ассоциации, а также углубленной и расширенной зоне свободной торговли с ЕС займет у Украины несколько лет – собственно, это хороший способ занять чем-то наш политический класс года эдак до 2022, пока ЕС сам определится с приоритетами собственного развития. Но это направление вбирает в себя хозяйственную сферу жизни нашей страны, затрагивая юстицию и судебную систему. Для общества такие ориентиры слишком туманны, далеки и откровенно говоря, скучны. Поэтому – как и предполагается продолжающим действовать с середины 90-х алгоритмом для стран бывшего Варшавского блока и СССР – ощутимой, и более реалистической целью для Киева становится достижение членства в НАТО.

Как известно, после переговоров с генеральным секретарем НАТО Йенсом Столтенбергом Петр Порошенко сделал некое громкое заявление вполне себе исторического характера. Однако, несмотря на то, что Столтенберг назвал прогресс, достигнутый Украиной «поразительным», заявление Президента Украины о начале переговоров по предоставлению Украине Плана действий в отношении членства в НАТО (ПДЧ) повисло в воздухе. Что же произошло?

Столтенберг

Генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг

 

Итак, 10 июля состоялось заседание комиссии Украина – НАТО с участием членов Североатлантического совета и собственно, генсека Альянса. Тогда же президент Порошенко предложил начать диалог о вопросе предоставления Украине плана действий по достижению членства в НАТО. А в своей речи в Верховной Раде Столтенберг подчеркнуто приводил пример Черногории, которая, несмотря на все проблемы, смогла присоединиться к Альянсу. Конечно, насколько актуален для Украины пример Черногории, где едва не захватили власть агенты России или другого члена НАТО, Албании, у которой сохраняются проблемы, по-видимому, со всеми соседями – вопрос открытый. В то же время, заместитель руководителя пресс-службы НАТО Пирс Казале впоследствии прояснил, что президент Украины действительно предложил начать диалог по этому вопросу во время закрытой части заседания комиссии «Украина – НАТО» и на совместной пресс-конференции с генеральным секретарем НАТО Йенсом Столтенбергом. По словам Казале, генсек и послы государств-членов приняли во внимание предложение президента начать такую дискуссию. А дальше идет привычная риторика: фокус на реформах, да и заявку Киев пока не подает, и подавать ее пока рискованно. Это признает и наш президент, нередко забегающий вперед в вопросах авансов Запада.

Тем не менее, на этот, казалось бы, эпизод стоит обратить самое пристальное внимание.

Дело в том, что именно этот атлантический банкет в Киеве на все лады обсуждали в Москве. Раздраженной, в том числе и процессом полировки Дональда Трампа евроатлантическим истеблишментом с обоих берегов «западного океана». Не говоря уже о варшавской речи американского президента – любопытно, понимал ли он вообще, что говорит, и кто именно ее писал, уж точно не Пол Манафорт! В кривом зеркале российской пропаганды 10 июля выглядело так, что Украина чуть ли не уже вступает в НАТО. Еще немного, и Кремль забудет свой собственный миф о том, что в НАТО якобы нельзя вступать в условиях конфликта, не говоря уже о многолетнем нытье имперского фланга, посвященного тому, что НАТО уже находится в Украине (что отчасти правда).

Между тем, в кулуарах киевской встречи произошло и впрямь кое-что важное – легкое, но качественное изменение дискурса.

Україна-НАТОНеобходимо напомнить, что вопрос о ПДЧ для Украины не поднимался целое десятилетие. Злосчастный саммит НАТО в Бухаресте происходил на закате эпохи Буша-младшего, на фоне глубокого и полярного раскола украинского общества и разочаровывающей политики украинского правительства, быстрой скупки европейских политиков российской мафией, на заре глобального кризиса и до вторжения Москвы в Грузию. В конце концов, Украине предложили «интенсифицированный диалог», а при Януковиче атлантическая политика Киева была вообще практически свернута – законодательство приспособили под нейтралитет, а призывную армию к концу 2013 года фактически распустили. Инерция глобальных бюрократических структур чрезвычайно велика – и надо ли повторять, что ситуация изменилась коренным образом? Надо.

Потому что стратегическая ситуация изменилась даже для Франции и Германии, чье руководство многие годы сопротивлялось дальнейшему расширению НАТО на восток, бредя концепцией некоего здорового сотрудничества с Россией. Сегодня Франция намерена усилить свою военно-политическую роль в Европе и мире, а Германия пытается исправить ту печальную ситуацию, которая (как оказалось в грозном 2014 году) сложилась в ее оборонном сегменте. В этом аспекте Дональд Трамп все же оказался довольно убедителен, но новую жизнь в НАТО вдохнул его предшественник  Барак Обама на памятном Варшавском саммите в прошлом году. Однако сегодня мы не знаем, где (вероятно, все-таки в Брюсселе) и когда состоится следующий саммит НАТО, а он необходим, потому что майская встреча была преимущественно посвящена знакомству европейцев с Трампом и проходила (как раз в связи с этим) в явно нездоровой атмосфере.

Но такая неопределенность Украине даже выгодна – Киев создает вопрос для повестки дня, разнообразив ее предполагаемое контурное меню из анализа российско-белорусских учений, обсуждения адаптации НАТО к задачам на Балтике и сирийского вопроса, который, впрочем, явно решается не в Брюсселе. Параллельно развивается, как известно, и тема двухстороннего оборонного соглашения с Америкой, что, с одной стороны, небесполезно с точки зрения сдерживания агрессора. Но с другой стороны, очевидно (хотелось бы ошибиться), что при Трампе ни Украина, ни другая какая-либо страна военных гарантий от США не добьется. Поэтому столбовая дорога – это евроатлантическая интеграция. И, кажется, лед потихоньку тронулся.

диалог с натоПри этом важно осознавать, что предоставление Украине ПДЧ будет означать официальное признание ее кандидатом в члены НАТО. Дороги назад для Брюсселя, Вашингтона, Парижа и Берлина – уже не будет. «Вихлять» они смогут ровно до этого момента. Кажется, стран, которые получили ПДЧ и не стали членами НАТО – не существует. Это во многом как с Ассоциацией и безвизовым режимом – ЕС, взяв на себя обязательство, не мог уже от него отказаться, несмотря на все внутренние интриги известных столиц.

Сама по себе, заявка на включение в систему коллективной обороны Запада огромного государства с войной на протяженной границе с ныне вновь главным противником НАТО – это был бы очень смелый и ответственный шаг со стороны Альянса (то есть западной политической элиты как таковой). Поэтому, пока Россия продолжит слабеть – а оснований для того, чтобы ожидать ее усиления теперь не существует – Украине необходимо уцепиться за эту формулировку: «желание о начале диалога по предоставлению ПДЧ принято к сведению» и методично выполнять рекомендации Брюсселя, какими бы скучными и предсказуемыми они не были.

И – шажок за шажком, в меняющемся «стратегическом окружении», сквозь вопли и шантаж Москвы, дефицит политической воли западных лидеров, двигаться к предоставлению ПДЧ. Потому что предоставление ПДЧ, кроме разного рода политического символизма (в особенности болезненного для страны-агрессора) является прологом к базовому выполнению «кандидатского минимума» ЕС. Ведь среди бывших соцстран мы не видим таких, которые вступив в НАТО, не вступили бы в ЕС (и путь Черногории с Албанией тут весьма красноречив – Сербия и Македония все-таки, в этом меню, несколько «на любителя»).

Сама по себе дискуссия о ПДЧ в нынешних условиях, будучи начата на одном из следующих саммитов НАТО (кстати, теперь их вновь можно проводить несколько раз в год) позволит не только еще ближе придвинуть Украину к Западу и отодвинуть еще дальше от стремительно африканизирующейся «Верхней Вольты с ракетами», но и заполнить собственно украинскую, внутреннюю повестку дня. Которая сегодня, после вступления в силу безвизового режима и торгового соглашения – не совсем ясна, а на носу скоро окажется и новый избирательный цикл, из-за чего политикам вновь станет не до непопулярных реформ.

Макс МихайленкоМакс Михайленко


В тему:

UkrNET - поисково-информационный ресурс