Макс Побокин: «Украинской власти нужны кризисные центры»

Макс Побокин фотоЧто не так с нашей информационной  безопасностью? Из кого состоит противостоящая Украине медийная армия врага? Где находятся пределы свободы слова во время военного конфликта? Об этом и многом другом в интервью с известным политическим консультантом, обозревателем и блоггером Максом Побокиным для NEWSSKY.

warМакс, вряд ли есть смысл спорить с тем, что Сеть в Украине — развитое явление. Однако, на Ваш взгляд, как осуществляется внедрение в наш сегмент неких чуждых элементов?

Многие тут и были раньше –  кто за идею работает, просто потому, что хочет, чтобы тут была Россия. Или чтобы  снова вернулись сюда «донецкие» и навели свои порядки.   Это довольно известные персонажи, можно сказать – рупоры пропаганды.  Вроде тех же одиозных Равребы или Бузины.  Есть еще куча более мелких персонажей, которые работают такими же рупорами под влиянием российской пропаганды про «правосеков», украинский фашизм и тому подобное.

Я с такими людьми сталкивался вживую – гуляя по Киеву и разговаривая на русском языке, они все равно продолжают бояться и от страха нести бред о том, что их тут мучают и притесняют. Этих можно различить по истерическому поведению в «камментах».  Это так называемые «идейные ватники».  Проплаченные среди них разве что рупоры, администрация групп в соцсетях. Особенно если те – граждане России.

Остальными Кремль пользуется бесплатно, играя на  истерии. Местным «ватникам», по большому счету, перепадают сущие копейки.

1409497124_leninВторая категория – это  условные «вышиватники».

То есть сторонники чисто этнического национализма,  прямо-таки эталон карикатурного «бандеровца» — типа Ирины Фарион или  Игоря Мирошниченко.  Вот их-то реально могут вербовать спецслужбы, проплачивать даже появление в эфире, на страницах ведущих изданий.

Агенты вражеских спецслужб, как правило, работают на уровне вождей, которые  воспитывают молодежь националистических организаций в духе нетерпимости, а потом эти молодые вляпываются в криминал, избивая людей другой расы или политических взглядов («работа на полицейскую папку»).

Они и создают картинку для российского ТВ своим извращенным пониманием патриотизма, да и вообще могут «достать» даже таких толерантных людей, как мы с вами.  И при грамотной постановке спектакля  они могут «достать» даже помогающий нам Запад. В общем, это такие «полезные маргиналы» (в эпоху холодной войны обе стороны называли их «полезными идиотами») для России.  К счастью, в соцсетях их уже меньше, чем было во времена Майдана.

Третья категория – это «нассливатники», простите за невольный неологизм.

К ним относятся и те, кто раскручивает тему третьего Майдана против нынешней власти, и те, кто против мобилизации вообще, и те, кто выступает за якобы легитимную власть территориальных общин.

1452212Эти темы раскручивает команда Медведчука и условные «эксперты-паникеры» вроде Олега Соскина.  Людей тоже вербуют, подкупают – как спикеров и хозяев фейковых аккаунтов.

Или ловят на крючок панических настроений, пользуясь тем, что у нас отсутствует государственная информационная политика, а медиа на войне предоставлены сами себе и часто  идут на поводу у манипуляторов.

Это ведет к тому, что люди власти уже не верят, в чем,  к сожалению, виновата и сама новая власть, не спешащая «жить по-новому».

Зато верят всяким товарищам, рассказывающим, что мобилизация незаконна и прочий бред. Простите, но многие военные по полгода уже на фронте сидят под обстрелами. Если их вовремя не  заменить, мы получим  кучу молодых парней с разрушенной психикой – даже без ранений и контузий.

Что такое «афганский» или «чеченский» синдром –  мы  с вами хорошо знаем. А вот те, кто ведется на «антимобилизацию» — нет.

В плане, якобы, информационной безопасности, политики или даже стратегии, у нас создано целое министерство. Многие не понимают — ни зачем это, ни чем оно занимается, либо должно заниматься. А что Вы думаете по этому поводу?

Я уже давно говорил и писал, что министерство пропаганды в традиционном виде нам не нужно.

Нужен хороший кризисный центр, даже сеть кризисных центров в государственных структурах. Например, в АП, в СНБО, в СБУ, в Минобороны. Там работа должна быть направлена на 3 основные цели.

Первая из них – отслеживание общественных настроений и общей ситуации в медиа как в Украине, так и за рубежом.  Этим должны заниматься социологи –количественники   (опросы  населения, мониторинг СМИ и соцсетей с использованием соответствующего программного обеспечения) и политологи-международники, имеющие возможность прямо «прощупать» ситуацию,  используя своих инсайдеров за границей.

Y945M3G6RloВ определенной степени такому подразделению необходимы еще и регулярные контакты с разведками и дипломатическими миссиями – чтобы подтверждать  свои данные или отправлять запросы на определенную информацию.  Ведь, по идее,  Мининформполитики должно работать  не только на внутреннюю, но и на внешнюю политику страны.

Вторая цель  --  это непосредственно креативная работа в сразу нескольких сферах. Контрпропаганда, пропаганда, формирование инструментария информационной войны,  разработка глобального позиционирования Украины.

Над этим должно работать несколько небольших команд политтехнологов, медийщиков, политических психологов, рекламистов. На этих людях лежит ответственность за генерирование и оформление смыслов, запущенных в информационное пространство (при этом учитывая данные, собранные людьми, упомянутыми выше).

Еще они совместно с  военными специалистами  должны планировать информационные спецоперации – например, когда и каким образом нужно опубликовать записи перехваченных разговоров между сепаратистами и их российским командованием,  когда и как показывать допросы взятых в плен российских военных.

А вот с последним у нас вообще «печалька» — инструкции СБУ не разрешают демонстрировать пленных до окончания расследования.  И это длится вплоть до обмена пленными.  Поэтому у россиян в медиа наши пленные «есть», а у нас в  медиа российских пленных «нет».

Это же откровенный маразм.

Наконец, третья цель – это собственно информирование  общественности, как в Украине, так и за рубежом.  Этим должны заниматься «говорящие головы», журналисты, блоггеры,  сотрудники посольств.

Они должны иметь какой-то авторитет в обществе, чтоб им доверяли. И одновременно – обладать ораторскими или райтерскими способностями,  позволяющими переводить тезисы, сформулированные вышеупомянутыми политтехнологами, в удобный для широкой аудитории формат.

Это только минимум того, что уже надо делать…

Замкнуты ли мы в своих двух языках, или есть чему поучиться у транснациональных информационных Сетей Запада?  

Да, есть чему поучиться. Например, интеграции всех видов медиа – ТВ, радио, Интернета, соцсетей в одно целое.  Оперативность реагирования на события и подачи информации просто зашкаливает – сравните CNN или Al-Jazeera и наши СМИ. Да тот же «Лайфньюс» более оперативно штампует пропагандистские ролики, чем мы новости с фронта выпускаем.

php-6-728Еще один момент – мы так и не запустили реальное вещание на иностранных языках, хотя мощности для этого есть. Мешает бюрократия, мешает отсутствие нормального законодательства. Хороших кадров также мало -  у нас репортеров с опытом работы в горячих точках до Крыма и Донбасса были единицы. Сейчас их больше, но не каждому идет на пользу пребывание на фронте.  Многие либо впадают в ненужный пафос, либо кричат на каждом шагу, что «нас слили». И то, и другое – вредно.

Не все умеют найти общий язык с военными, которые часто просят – не «засвечивать» позиции в эфире. Не хватает хороших менеджеров, способных наладить производство программ определенного формата.

А вот редакторов и пишущих журналистов – хватает.

На Ваш взгляд, какой нужен стартовый финансовый потенциал для онлайн-издания в украинском сегменте Сети?

Смотря, чего мы хотим добиться и какими темпами.  Если это долгая и постепенная раскрутка, то можно вообще начинать с блога или с блогосборника на бесплатном движке и практически бесплатном хостинге.

Тогда все зависит от контента и его качества. Вы же знаете, как развивалась  уже вошедшая в историю «Хвиля»  – там сначала все держалось только на качественном контенте. Да и сейчас, по большому счету, качество остается определяющим параметром.

А если надо быстрый старт, то это влетает в заметную, как ни крути, «копеечку» – основная масса средств идет на раскрутку.

У меня есть подсчеты, согласно которым придется тратить от 15 до 19 тыс. у.е. в месяц – собственный или коммерческий движок, работа команды редакторов, журналистов, фотографов,  раскрутка методом оплаченных постов в соцсетях, хостинг на защищенном сервере в другом государстве и прочее.

А если еще и печатный вариант выпускать – тогда  нужны вливания на порядок больше.

И не каждый наш бизнесмен, политик, или даже целая партия согласятся инвестировать, если мы не будем гарантировать защиту или продвижение их интересов.

Вот это реально плохо – далеко не все  в Украине воспринимают медиа как общественный, а не как личный инструмент. Зато это хорошо понимает Россия, действуя через те же «Вести» в Украине.  Бесплатную газету при таком объеме тиража и качестве печати не окупит никакая реклама – там нельзя не увидеть серьезные ежедневные вливания.

По твоему мнению, не слишком ли мягко обходятся правоохранительные органы Украины с пойманными агентами врага, и не «подслеповаты» ли они в общем плане — задач обеззараживания нашей страны?

Я считаю, что в данных условиях крайне мягко – в этом виноваты и органы, и судебная система, и законодательство. И не  только с вроде бы безобидными агентами, но и  с явными преступниками, чья вина почти уже была доказана, и ее осталось только подтвердить в судебном порядке.

Например, был у нас случай с бывшим беркутовцем Садовником. Он был одним из тех, кто расстреливал людей на Майдане с 19 по 21 февраля прошлого года. Более того, командовал ротой автоматчиков. На целом ряде видео зафиксировано, как он ходит с автоматом и стреляет в людей (у него нет нескольких пальцев на правой руке, поэтому держит автомат в «зеркальном» положении – так что опознать можно легко). Его задерживают.

Прокуратура требует содержания под стражей, как и адвокаты потерпевшей стороны. Но наш родной суд дает подсудимому домашний арест, из-под которого Садовник благополучно сбегает. Скорее всего – в Россию, где его точно не выдадут нашему правосудию.

Femida_UAПосле этого появляются, мягко говоря,  у активной общественности желание  сделать с нашими судьями что-то нехорошее.  Есть вопросы и к милиции, и к прокуратуре (особенно к следователям, которые не умеют даже сформулировать обвинение – на чем их и ловят адвокаты наших идейных визави), и к СБУ – по крайней мере,  в отдельных регионах.  Но основная вина, все же, лежит на судах.

Там кадры Портнова и Кивалова нам еще долго кровь будут портить, судя по затормозившей люстрации.

В этом же контексте — возможно, гражданские структуры более эффективны в отслеживании и разоблачении тех, кто, как минимум, не желает Украине добра?

Да, они более эффективны. Но на законодательном уровне мы много чего не имеем права делать.  Например, мы можем расследовать что-то коррупционное, добыть доказательства вины конкретных людей и организаций. Но, если мы это понесем в прокуратуру, нам скажут, что это вообще не доказательство, потому что добыто не ими и не во время следствия. И еще расскажут фигуранту потенциального уголовного дела, как и за какую сумму избежать  проблем с законом.

А вот если бы материалы расследований становились доказательством  в уголовном производстве – такой проблемы бы не было.
И последнее, last but not least, как Вы считаете — те, кто называет себя журналистами, но выводит себя за пределы демократического сообщества, заслуживают ли они участия и защиты цеха? Спасибо.

С одной стороны, свобода слова должна быть предоставлена и таким людям.

С другой стороны, нужно, чтоб они никогда не становились мейнстримом.

Наша задача – низвести любителей Путина и «Новороссии» до уровня неонацистов в Германии. Да, они там есть, но денацификация свое дело сделала – несмотря на многолетнюю деятельность «ветеранских» организаций, «тихую» работу функционеров бывшего режима в бизнесе и в госаппарате,  очень мало людей в Германии и других странах всерьез мечтают о римейке Третьего рейха.

А то, как проводится сейчас, например, «декоммунизация» — меня не впечатляет. Нынешние коммунисты – это просто бизнесмены, взявшие бренд Октябрьской революции ради собственных дивидендов.

Запрещать такое – значит, делать лишнюю рекламу КПУ.

Я бы уничтожал их медийно – например,  организовывал бы журналистские расследования на тему спонсоров компартии,  их связей с РПЦ («православный коммунист»  — это же оксюморон), с российскими спецслужбами.

Наконец, призывал бы Петра Симоненко продать квартиры в одном из домов на Леси Украинки (по имеющейся информации – у него целый этаж в одной из «волн» возле здания ЦИКа)  и на эти деньги помочь беженцам с Донбасса…

Ведь те же Ульрика Майнхоф или Патрицио Пеци  застрелили бы Симоненко не раздумывая – как предателя идеи революции. А для «ваты» — нормально. Православный, любит Сталина, дружит с Путиным, поддерживает «Стрелкова»? Значит, все ОК. Но к марксизму и социалистическим идеям все это не имеет никакого отношения.

Другое дело – «дерегионализация».

Посмотрите,  кто составляет  гражданскую часть оккупационной администрации в Крыму и на Донбассе, кто работает там в «правоохранительных органах». Это члены Партии регионов, которые там занимались тем же и при Януковиче.  То же самое, к сожалению, касается и властных структур в уже постреволюционной Украине – прокуратура, суды и другие органы до сих пор наполнены «регионалами».

А по медиа – иногда просто руки чешутся провернуть какую-то рейдерскую схему относительно, скажем, УМХ, чтоб вывести его из собственности Курченко.  Потому что, когда топовые медийные активы  пребывают в распоряжении враждебных к Украине вообще личностей, и даже порицаемых во всем цивилизованном мире антисемитов – это плохо, как бы это ни цинично звучало с точки зрения свободы слова.

0b9c186ac8122432Но рейдерство –  это не задача общественности, а удел нашего крупного бизнеса, поскольку передел собственности и период накопления первичного капитала еще не закончился.

Выдернет или купит, скажем, «Приват»  у Курченко УМХ – хорошо, не сделает этого -  что ж, не судьба...

Мы же должны выстроить систему пропаганды и контрпропаганды таким образом, чтоб все эти украинофобские личности типа Олеся Бузины или Елены Бондаренко оставались на маргинесе украинских медиа.

Создавать здесь именно русскоязычную проукраинскую глобализованную среду,  приглашать  здравомыслящих российских интеллектуалов,  чтоб первой страной, куда отправится следующий «философский пароход»,  была Украина.

И мне кажется, что с превращением России в сорокинский «День опричника»,  нужно показывать, что любить Путина после всего, что его подручные здесь натворили, и  умирать за «Русский мир» в Украине могут только откровенные идиоты.

Беседовал Максим МИХАЙЛЕНКО


В тему:

, , , ,
UkrNET - поисково-информационный ресурс