Кто такие российские «православные активисты»

Идейные предшественники

Идейные предшественники

После прочтения ряда очерков, в который я, многогрешный Феофан Полоцкий, выразил свои обоснованные критические суждения по поводу деятельности Московского Патриархата как в Путинстане, так и в Украине, меня стали просить раскрыть тему православных активистов. А ведь я употреблял это выражение не для красного словца. И вот почему.

Православный активизм — сравнительно новое явление в общественной жизни СНГ. Это не единое явление, а целый конгломерат явлений. Есть разнообразные движения от «Божьей воли» до «Сорока Сороков», и конечно многочисленные одиночки деятельность которых как правило ограничена интернетом.

Легко перечислить отличительные признаки.

1. Идеологизированность. Идеология «правослактов», как правило, представляет из себя микс из «политического православия» и этатизма (представления об исключительной ценности государства). Легко заметить, что «православие» в их концепции носит подчиненный характер по отношению к патриотизму, который понимается как верность государству.

2. Враго-центристкий взгляд на общество.

Яркий «образ врага» и уверенность, что «борьба с врагом» является смыслом жизни. Представление о «России окруженной врагами» и постоянный поиск «внутренних врагов». И «борьба» с ними.

3. Ориентация на насилие.

Насилие рассматривается как актуальный и надежный способ деятельности. Угрозы физической расправой, избиения и погромы – часто отмечаемый метод действия «правослактов».

В информационном пространстве – диффамация, клевета, троллинг.

Искренняя вера, в то, что никакие общегражданские права их оппонентов соблюдаться не должны. В качестве инструмента охотно используется разжигание межрелигиозной или межнациональной ненависти.

Налицо откровенная моральная деградация.

4. Тяга к эстетике нацизма.

Красные знамена с черными значками в белом круге, — эстетический код придуманный одним австрийским художником. (Хотя все подражания не дотягивают до эстетической выразительности запрещенного в России оригинала, хотя вот, даже это меняется). Псевдовоенная и военная форма, культ оружия и культ спорта.

5. Религиозный радикализм и фанатизм.

Из всего букета православной религии выбираются наиболее радикальные и фундаменталистские элементы. Агрессивный антимодернизм, ненависть к «инославным». Абсолютизация авторитета церковной иерархии. При этом знание собственно богословия, кроме «правослактов» специализирующихся на критике «богословских модернистов», минимальное. Уровень религиозной культуры – ниже нижнего предела. Фанатизм тут является формой сублимации безверия, точнее отсутствия опыта религиозной веры.

При словосочетании «православный активист» сразу встает образ Дмитрия Цорионова, по кличке «Энтео», и его малообразованных последователей. Его кипучая энергия как правило льется в совершенно безопасное для него русло. То бросается он на гомосексуалистов, которые как правило физически защититься от энтеовских гопников не в состоянии (особенно если тухлыми яйцами в них кидают, прячась за широкую спину омоновца), то наедет на девушек в коротких юбках, то пошлет мелюзгу 13 лет от роду срывать богослужение у тех, кого они считают «сектантами», или «еретиками». И все это типа «Божья Воля».

Но при этом никогда его молодцы не защищают девушек, к которым пристают дагестанцы, или не проведут пикет против того, что мусульмане режут баранов центре города, сливая кровь животных в канализационные люки. Наконец, ни пальцем не шевелит что бы противостать «зеленой чуме» от которой погиб его наставник о. Даниил Сысоев. Против активной исламизации России.

Объяснение мне кажется простым. Перед нами вовсе не «борец», а просто гопник, который наезжает только на тех, кто не даст ему отпора, геев, девушек в мини, и трепетно боится тех, кто реально может дать сдачи.

Деятельность Цорионова, главным образом направлена на секуляризм в различных его проявлениях, а исламская традиция, мне кажется, на данном уровне является даже более близкой ему. Есть другой уровень оппозиции, на котором работал его наставник — это полемика с исламской традицией, но Цорионов просто не касается оного.

Но отойдем от конкретной персоны и попробуем посмотреть на эту проблему глубже. Для это нам надо уйти с одной стороны в глубь веков, с другой, в дебри нравственного богословия. Просто в области моральной теологии РПЦ МП так и осталась на уровне 16 века, то есть на уровне кровавой эпохи Ваньки Грозного (мини-антихриста московского розлива). В ней не было ни Тридентского собора, ни даже Альфонса Лигуори и иезуитов. В результате главной моделью морали по сей день остается так называемая «запретительная мораль», идентичная концепция морали господствует и в исламе, и в баптизме со старообрядчеством. Когда основную оградительную функцию несет община (всем мужикам бороды, всех баб в платки, кто может согрешить, того наказать).

Парадоксально, но почвой для здравого развития морали, стал столь ненавидимый в РПЦ «юридизм», который собственно и помог выявить грани между проступком, нейтральным деянием и добродетелью. А так же сформировать концепцию морали, при которой «гарантом» морали становится не система запретов, а персональная добродетельность христианина. Эта концепция по умолчанию была акцептирована большинством протестантов (кроме фундаменталистов) и православных.

РПЦ до ХХ века обучала семинаристов моральной теологии по западным учебникам (иногда устаревшим, но все же, лучшим чем ничего). Современная РПЦ отвергла этот опыт и скатилась назад в 16 век, к той самой запретительной (без пояснений морали), с плачем по батогам и «твердой руке» и «всем мужикам бороды, бабам – платки». Потому общественная мораль стран ислама многим священникам РПЦ так импонирует, и все эти «православные хунвейбины» типа Энтео – тоже.

А вот сторонники здравой моральной теологии в РПЦ, это очень отдельные лица, либо черпавшие из католических источников, такие как Тихон Задонский и Феофан Затворник, либо доходившие до этой идеи своим опытом, как Серафим Саровский и Амвросий Оптинский. Но мнение ни тех ни других не востребовано в современной РПЦ, только «ферапонтовщина», старце-мания и прочее.

Вернемся непосредственно к рассмотрению деятельности самих православных активистов. Кроме организованных групп «православных активистов» типа таких как «энтеовцы» или «сысоевцы» действует множество гораздо более мелких и гораздо более маргинальных групп и «православных активистов»-одиночек. Чаще всего их именуют «правослакты».

Все правослакты имеют общие черты которые их очень точно характеризуют.

Общие черты:

Уверены, что «проповедуют православие» устраивая споры, дрязги и дискуссии в которых демонстрируют полную некомпетентность. Часто одиночки «правослакты» специализируются на каком-то одном виде «врагов православия»: эволюционистах, католиках, протестантах, атеистах.

А при споре с последователями других конфессий они проявляют:

1) практически полное отсутствие знаний о богословии как богословии вообще, так и православном богословии в частности. Нет знаний ни о структуре богословских систем, ни о истории их развития. Например, они с легкостью путают Отцов Церкви работавших над формулированием догматики, например Иоанна Златоуста, жившего в 5 в. н.э., и жившего в 19 в Иоанна Кронштадского, который теоретическим богословием не занимался вообще.

Так же они не в состоянии понять, что с течением времени меняется понятийный аппарат человеческой мысли, мысль периода 4-7 столетий – это мысль, высказанная на языке неоплатонической философской школы. Что это язык вовсе не совпадает с нашим.

3) Неумение различать жанры литературы.

4) те знания, которыми они обладают, имеют поверхностно- примитивный характер. По большому счёту это заученные агитационные материалы, даже без понимания структуры заученных текстов. Попытка свести сложные философские вопросы, к паре примитивных схем или формул. Активное использование откровенно маргинальных источников. Например, неоднократно замечено, что, дискутируя с католиками правослакты используют тексты…адвентистской «пророчицы» Хелен Уайт.

5) Привычка выдавать свои слова как минимум за учение всей Церкви. Легко бросаются словами типа «анафема» или «ересь». Быстро опускаются до угроз и проклятий. Часто легко опускаются до обвинений в «ереси» в том числе и в адрес специалистов в богословии и докторов богословия.

А теперь перейдем к примеру, и расскажем о том, как ведет себя эта публика в конкретных ситуациях. Итак, при споре с противниками младоземельного креационизма (Вселенной 7500 лет и прочее бла-бла) они проявляют:

1) фактическое отсутствие знаний по сферам, в которых они ведут споры. Астрономии, астрофизики, антропологии и т. д. Заявления фантастического масштаба. Например, «миллион лет назад край солнца касался земли».

2) Копируют аргументацию у фундаментально протестантских изданий проповедующих младоземельный креационизм.

И обычно они действуют по этим методам. То есть для них характерно:

1) попытки манипулировать. Например, в сетевом общении почти каждое сообщение может содержать извинения в стиле «простите меня многогрешного» и т. д. Для создания у собеседника иллюзии смирения.

2) привычка выдавать себя за интересующегося, «я пришел только спросить…», или «меня интересует вопрос». При этом в реальности никто не собирается ничего спрашивать, человек пришел утверждать.

3) подмена понятий: «ваша книга на которую вы ссылаетесь насквозь лживая, там в пятом абзаце шестой главы ссылка неверная стоит». Или….»вся теория эволюции неверна, потому что Гаккель свое доказательство нарисовал».

4) обвинения оппонента в безграмотности на основании незнакомства с их агитационной литературой «вы книгу о. Даниила Сысоева прочитайте».

( В скобках замечу: я читал, примитивный плагиат из американских младоземельщиков).

5) наконец просто троллинг. Справедливости ради стоит заметить, что атеистические агитаторы часто действуют на том же самом уровне.

Вывод

Все движения «правослактов» — не более чем результат раздутого самомнения агрессивных невежд. Поэтому РПЦ МП (и РПЦ вУ) следовало бы не поддерживать этот «активизм», или хотя бы ограничивать.

Хозяевам групп и пабликов дадим самый простой совет. Банить сразу и навечно. Если в ваш паблик пришел некто «многогрешный» что бы «только спросить», а при этом за последние полгода его стена на странице забита антипротестантской чушью на уровне «баптисты – враги православия», — на 99,99% это «правослакт» специализирующийся на «борьбе с сектами».

Единственный метод общения с такой особью – бан, сразу и навсегда.

Итого:

Типичный правослакт это заидеологизированный и помешанный на «борьбе» тип, принципиально выбирающий наиболее радикальную позицию. В методах не ограничивающийся никакими моральными нормами при условии безнаказанности и бездействия УК. Ясно, что «активность» такого рода людей используют в своих целях самые разные силы. В том числе и силы антиукраинские.

ИеромонахИеромонах Феофан Полоцкий (Скоробогатов),

доктор богословия

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

UkrNET - поисково-информационный ресурс