Краткая хроника Революции и войны в стихах и прозе

Краткая хроника Революции и войны в стихах и прозе: фрагменты авторского перевода

Юрій ЧернецькийЮрий ЧЕРНЕЦКИЙ,
доктор социологических наук
(Харьков — Житомир)

    
    
    

Ещё оставшимся мужчинам Украины*

(В день после «ночи беркута» на Майдане Независимости)

 

Что, снова молчок, господа? Поскорей

власть оправдаем (и этот шанс профукав…),

избивавшую наших ДОЧЕРЕЙ и сыновей,

СЕСТЁР и братьев, ВНУЧЕК и внуков?

 

Дрожать продолжим в плену у тьмы

под ветром злым фашизоидным?

А может, раз ОНИ НАЧАЛИ, мы

ударим в ответ, стать бойцами стоит нам?!!

__________

* Это стихотворение было опубликовано одновременно на украинском и русском языках петербургским порталом «Cogita!ru: Общественные новости Северо-Запада» в день написания — 30 ноября 2013 года:

 

30.11.2013

 

Недоуменный двуязычный вопрос,

обращённый к президентам и премьер-министрам Украины и России, харьковскому «губернатору» и прочим подобным говорливым…

 

Дивлюсь я на тебе та й думку гадаю:

— Да что ж не молчится тебе, негодяю?!

 

Киевский ЕвроМайдан, в ночь с 11 на 12 декабря 2013 года.

 

Мораль Хотинской войны,

               или

Про датировку «европейского выбора» Украины

 

Сергею Ивановичу Посохову —

                              гордости и надежде харьковской исторической науки

 

Меняя жанр с трагедии на драму

пути Европы (ох, в долгу она…),

остановили МЫ солдат ислама,

НАШ Сагайдачный возле Хотина.

 

Считалось, что они непобедимы.

Еврогосподство грезилось уж им.

Но козаки — дал силы край родимый! —

мечтанья эти превратили в дым.

 

Сейчас, когда, тех воинов потомки,

мы разрываем сети смутных лет,

звучит пусть о полёте стих негромкий —

судеб козацких, огненных комет.

 

15.12.2013

 

К путинской России

 

Россия путинская, мразь-волчица,

что, «ловишь кайф» в неправедной борьбе?

Опять господство над «полмиром» снится

захватчице разнузданной — тебе?

 

Удачно на соседку «наскочила»

врасплох, коварная «сестра»? Постой!

Дождёшься! Новые придаст нам силы

иудо-каинов поступок твой.

 

А коль, на радость карлику-«герою»,

войной попрёшь, совсем осатанев,

Москвы не «третий Рим» — вторую Трою

сметёт униженных народов гнев!

 

28.03.2014

 

Прости, Донбасс

 

Прости, Донбасс, за то, что негодяям

мы на расправу отдали тебя,

людей и землю вяло защищаем,

всё больше о «решимости» трубя…

 

Галдят про «ДНРы-ЛНРы»

бандиты и чужие и «свои»,

«поют» лишь калаши да бэтээры —

и потому замолкли соловьи.

 

Российские и собственные мрази

тебе, Донбасс, изгадили весну,

залили ненавистью, кровью, грязью…

Вопрос: на много лет или одну?

 

От нас зависит, сколько дней ненастных

ждёт. Так ускорим же леченья ход!

Пусть побыстрее социальный насморк —

соседский дар — в небытие уйдёт!

12.05.2014

 

Диалектика ценообразования в военное время

(Шуточный стишок, в котором «только доля шутки»)

 

Всему повышает цену война:

жизни, дружбе, любви…

Даже то вмиг делает ценным она,

на что говорили мы:

— Фи!

 

Если новая в дверь не пролезет цена,

то вломится нагло в окно…

Всему повышает цену война,

поскольку цена ей самой — «оно».*

__________

* Не могу отказать себе в удовольствии внести эту реминисценцию, которая привлекает к текущему дискурсу подлинно великого мудреца Паливца из «Бравого солдата Швейка» Гашека, сегодня снова вдруг оказавшегося живее всех живых.

 

06.11.2014

 

Попытка сформулировать несколько общих определений с целью более точного «определения ситуации»

Для постижения всех обществ, включая собственное, на всех этапах их развития критически важным является применение нехитрой на вид, но чрезвычайно сложной на практике методологии, которую немецкий философ Вильгельм Дильтей обозначил термином (именно так!) «понимание». Каждый приходит к пониманию исторических процессов прошлого и настоящего своим путём. Я вот не могу постичь дух, «душу» какой бы то ни было эпохи и страны иначе, как через первоочередное освоение её художественного наследия и творчества, ей посвящённого. Поэтому, например, для меня во времена так называемого застоя огромную роль сыграло, подлинным прорывом стало обращение к повестям о периоде Гражданской войны 1917—1922 гг. в России и другим произведениям выдающегося русского писателя Юрия Трифонова.

В общественной жизни Украины всегда, включая упомянутый в предыдущем абзаце и последовавший сразу за ним периоды, особое, повышенное значение имел национальный вопрос. Собственно, сейчас в нашей исторической науке применительно к отечественной истории первый из них именуется Украинской революцией 1917—1921 гг. и относится к числу национальных революций в узком смысле, то есть тех, которые произошли в многонациональных империях. Вспоминая и художественно обобщая события этого периода, замечательный поэт Владимир Сосюра через десяток лет написал в стихотворении «Два Володьки»:

 

Долго, долго с собой был я в жарком бою…

А природа вела смену циклов свою,

как года, пролетали все фразы…

Рвали душу мою

два Володьки в бою;

оба, точно как я, кареглазы,

каждый в битве горяч и к тому же речист,—

рвали душу мою

коммунар

и червонный* фашист.

(Перевод с украинского мой. – Ю. Ч.)

__________

* Красный, алый («Словарь русского языка» С. И. Ожегова, издание 1973 года).

 

Социально-политическую принадлежность последнего «персонажа» Сосюра расшифровывает сразу же, спустя несколько строк: национал-большевик. Далее имею в виду не конкретный «украинский случай»: ведь при Советской власти навешивание безосновательных и безапелляционных ярлыков изначально было поставлено на конвейер, а в Украине уже разворачивался «Большой террор», который здесь стартовал раньше, чем в других республиках СССР,— в том самом 1930 году, когда было написано стихотворение,— судебным процессом над организацией «Союз освобождения Украины». Но, говоря об «идеальном типе» в трактовке Макса Вебера, о «предельном» выражении определённого набора социальных свойств, считаю правильным отнести национал-большевиков к числу приверженцев «классического» фашизма. А вот в случае с воспетым Сосюрой «коммунаром» нужно отойти от привычных представлений советской поры. К концу 80-х уже твёрдо придерживался мнения, что троцкизм-ленинизм периода «военного коммунизма» был первым в истории образчиком идеологии и — главное — практики коммуно-фашизма, во многих отношениях служившего примером, показывавшего пути к победе на Западе для фашизма классического.

А в 30-е годы прошлого века во всемирной истории наступило время «идеальных типов» тоталитаризма. Их печальное отличие от веберовских, мысленно конструируемых, состоит в том, что они реально существовали, будучи воплощениями абсолютного социального зла. Логическим (и практическим) завершением эволюции «западного» фашизма стал гитлеровский нацизм, российского коммуно-фашизма — сталинизм (с повседневным человеконенавистническим кошмаром сталинщины в качестве социально-практического, так сказать, бытового выражения этой убогой идеологии).

Как помнят уважаемые читатели (молодые — из школьного курса истории), в конце 80-х — начале 90-х гг. произошёл чрезвычайно болезненный, но, пожалуй, на тот момент уже неизбежный распад Советского Союза. «Неизбежный» хотя бы по причине несоответствия интеллектуально-культурного уровня руководства КПСС и страны степени сложности так и не решённых задач всесторонней демократизации политической жизни и окончательной «десталинизации» общественного сознания. Подумал было, наивный, что сталинизм и сталинщина навсегда остались в прошлом, которое «не повторится»… Но, согласно украинской поговорке, не нуждающейся в переводе на русский, «не так сталося, як гадалося».

Преградой, о которую споткнулась российская демократия, оказались чеченские войны — подобно русскому бунту, по меткому пушкинскому слову, «бессмысленные и беспощадные». Ведь, в конце концов, не за почётное право бессрочно платить унизительную дань северокавказскому хану там сотнями и тысячами солдаты погибали. Окончательно вернула Россию в прошлое несостоятельность нынешнего пожизненного президента в качестве руководителя страны. Впрочем, она изначально была легко прогнозируемой: великой державой эффективно управлять — это не спецслужбой «рулить». И всё-таки «за державу обидно»; не чужая ведь, по крайней мере, с точки зрения исторических судеб…

Строй, ко второй половине прошлого десятилетия сформировавшийся в Российской Федерации, я бы охарактеризовал как посткоммунистический спецслужбистско-гангстерский псевдорыночный империализм. «Посткоммунистический» — потому что пережитки отечественной, безудержно-насильственной в основе своей, версии коммунизма весьма масштабны в общественном сознании и других сферах социальной реальности. «Спецслужбистско-гангстерский» — потому что, с одной стороны, принципиально антисоциальное уголовное начало чрезвычайно глубоко укоренено в обществе (настолько глубоко, что в своих теоретических построениях обозначаю его как антисоциальный институт), а с другой стороны, вырабатывавшиеся десятилетиями в КГБ СССР подходы оказывают не только формальное, но и сущностное влияние на социальные процессы. «Псевдорыночный» — потому что национальное хозяйство России внешне выглядит как рыночное, а по сути представляет собой «новое издание» административно-командной системы, в которой рынок играет подчинённую, обслуживающую роль. Наконец, «империализм» — потому что полностью соответствует ленинскому его видению как агрессивного монополистического капитализма. Монополизация и сопутствующая агрессия наблюдаются в национальной экономике (один из опальных олигархов, которого раньше называли «путинским кошельком», даже заявил, что «в России нет частной собственности»!), во внутренней политике (сосредоточение власти на всех уровнях в руках «прокремлёвских» сил, упоённо вытаптывающих жалкие остатки демократии) и во внешней политике (с момента вторжения 2008 года в Грузию этот пункт не требует комментариев).

Параллельно в Украине складывался посткоммунистический милицейско-гангстерский олигархический капитализм. Стадии «зрелости» он достиг с приходом на рубеже десятилетий к президентской власти Виктора Януковича и возвратом от Конституции в редакции 2004 года, устанавливавшей парламентско-президентскую республику, к Конституции 1996 года, предусматривавшей республику президентско-парламентскую, с чрезвычайно широкими полномочиями главы государства. Вместо российского «спецслужбистского» речь идёт о «милицейско-гангстерском» режиме, потому что утратившая моральные ориентиры, сверху донизу насквозь коррумпированная, выродившаяся в «ментобандитов» (это точное и хлёсткое обозначение сконструировано, насколько знаю, писателями братьями Капрановыми) милиция фактически подмяла под себя и Службу безопасности Украины, которая в 90-е годы была, да и в начале нового столетия до определённой степени оставалась украинской патриотической силой, и всё общество. Об «олигархическом капитализме» речь идёт, потому что национальное богатство и экономические активы были сосредоточены в руках немногих лиц и финансово-промышленных групп, которые оказывали (и до сих пор оказывают) решающее влияние на процессы как хозяйственной, так и политической жизни.

Впрочем, с началом правления режима Януковича украинская ситуация стремительно эволюционировала в сторону российского образца. Экономические богатства бешеными темпами и бандитскими методами перераспределялись в пользу «Семьи», подвергались атаке остатки демократии, СБУ — с параллельным возрастанием амбиций — на глазах превращалась в филиал ФСБ и так далее. Одновременно в обеих наших странах и ряде других постсоветских государств быстро происходила фашизация общественной жизни (уголовно-гангстерская и по «окраске», и по духу).

Свою специфику, дополнявшую упомянутые характеристики украинского и российского общества, имели процессы этой эволюции на Донбассе — в Донецкой и Луганской областях. Они были вотчиной властвующей «Семьи», Донецкий регион — также олигарха Рината Ахметова, а Луганский — «младшего» (по отношению к президенту страны) политического лидера «регионалов» Александра Ефремова. Одновременно с конца прошлого десятилетия резко активизировалась созданная упомянутыми персонажами, но благодаря кураторам из ФСБ и др. таившая большой потенциал самостоятельности «ДНР». Причём она изначально ориентировалась на идеологию русского фашизма в версиях Дугина, Жириновского, Лимонова и компании. В условиях нынешнего военного противостояния этот фашизм перерос в самый настоящий русский нацизм, основанный в первую очередь на лютой ненависти ко всему украинскому, включая украинскую демократию. В конце прошлого — начале нынешнего десятилетий нарастало влияние типичнейшего неосталинизма в Коммунистической партии Украины. Как результат, мощной составной частью «идеологии» и практики прежде всего в районах, составляющих «ЛНР», сделался причудливым образом возродившийся коммуно-фашизм.

Вот с какими врагами приходится вести смертный бой только-только «воспрянувшему от сна» уголовного авторитаризма Украинскому государству и только-только обретшему черты политической нации Украинскому народу — согласно Конституции, «гражданам Украины всех национальностей» (хочу также надеяться на укрепление нашего союза с демократическими силами других стран, включая Россию). Шапкозакидательские настроения неуместны: недооценка противника, в том числе степени его цинизма, подлости, коварства, приводит к трагедиям вроде Иловайского котла. Но и без опоры на исторический оптимизм серьёзные социальные проекты не осуществляются. Поэтому, завершая, хочу повторить фразу, которая в полной мере отображает мою убеждённость: «Победа будет за нами»! Поскорее бы она пришла…

 

16.11.2014

 

Общая оценка последнего года

 

Тем, кто Судьбы щедрот не оценил,

а заодно и путинскому сброду

скажу: Майдан нам жизни осветил

и подарил надежду на Свободу.

 

21.11.2014

 

Постскриптум, написанный 6 июля 2017 года

 

Намеренно в тогдашних текстах по сути ничего не менял, только устранил очевидные огрехи. А вот своего рода «перекличку» с недавним материалом на украинском хотел бы установить.

Делаю это с помощью «тематической» серии фотоиллюстраций, автором которых является моя жена Татьяна ЧЕРНЕЦКАЯ. Ну, и от традиционных заключительных слов отказываться не считаю нужным:

— Слава Украине!

 

Киев (начало второй декады декабря 2013 г.).

Киев. Большинству тех солдат Революции Достоинства, которые были «гостями столицы», приходилось жить в таких вот козацко-спартанских условиях. Фото — Татьяна Чернецкая (начало второй декады декабря 2013 г.).

 

Киев (начало второй декады декабря 2013 г.).

Киев. Улица Крещатик, подходы к народному Майдану — площади Независимости. Фото — Татьяна Чернецкая (начало второй декады декабря 2013 г.).

 

Киев (начало второй декады декабря 2013 г.).

Киев. «Беркут» нас месил, а мы над ним беззлобно подшучивали; до определённого момента. Фото — Татьяна Чернецкая (начало второй декады декабря 2013 г.).

 

Киев (начало второй декады декабря 2013 г.).

Киев. Благодаря украинским козацким традициям, в самом сердце столицы и страны очень быстро выросла Майдановская Сечь. Фото — Татьяна Чернецкая (начало второй декады декабря 2013 г.).

 

Киев (начало второй декады декабря 2013 г.).

Киев. А так выглядела Майдановская Сечь «изнутри» в самый обычный день недели. Фото — Татьяна Чернецкая (начало второй декады декабря 2013 г.).

 

Киев (начало второй декады декабря 2013 г.).

Киев. Вид Майдановской Сечи «изнутри» по тогдашним будням: другой ракурс. Фото — Татьяна Чернецкая (начало второй декады декабря 2013 г.).

 

Киев. (начало второй декады декабря 2013 г.).

Киев. Майдановская Сечь «изнутри»: и ещё один ракурс. Фото — Татьяна Чернецкая (начало второй декады декабря 2013 г.).

 

Киев. (начало второй декады декабря 2013 г.).

Киев. С таким предупреждением Минздрав Майдана обращался к тем солдатам Революции Достоинства, которые находились на постое в Октябрьском дворце. Фото — Татьяна Чернецкая (начало второй декады декабря 2013 г.).

 

Киев. (начало второй декады декабря 2013 г.).

Киев. А эти картинки с тогдашней выставки в Октябрьском дворце пусть служат для нашей власти инструкцией-напоминанием, как нельзя обращаться с народом Украины. Иначе никакой Минздрав не поможет… Фото — Татьяна Чернецкая (начало второй декады декабря 2013 г.).

 

Киев. (начало второй декады декабря 2013 г.).

Киев. Сначала эту баррикаду на Институтской обороняла Харьковская сотня Майдана. Фото — Татьяна Чернецкая (начало второй декады декабря 2013 г.).

 

Киев. (начало второй декады декабря 2013 г.).

Киев. Баррикады Майдана: вид «изнутри». Фото — Татьяна Чернецкая (начало второй декады декабря 2013 г.).

 

Киев. (начало второй декады декабря 2013 г.).

Киев. Майдановская Сечь ближе к вечеру: в самой гуще стихийного вече. Фото — Татьяна Чернецкая (начало второй декады декабря 2013 г.).

 

Киев. (начало второй декады декабря 2013 г.).

Киев. Украинская Свобода на баррикадах: каменная, но прекрасная. Фото — Татьяна Чернецкая (начало второй декады декабря 2013 г.).

 

Киев (начало второй декады декабря 2013 г.).

Киев. «Харьковская» баррикада на Институтской: вид изнутри сечевой крепости. Фото — Татьяна Чернецкая (начало второй декады декабря 2013 г.).

 

Киев. (начало второй декады декабря 2013 г.).

Киев. Майдановская Сечь: здесь был Харьков! Фото — Татьяна Чернецкая (начало второй декады декабря 2013 г.).

 

Киев. (начало второй декады декабря 2013 г.).

Киев. Майдановская Сечь, молитва за Украину: на вечевой сцене — священнослужители подлинно патриотических и действительно народных конфессий. Фото — Татьяна Чернецкая (начало второй декады декабря 2013 г.).

 

Киев. (начало второй декады декабря 2013 г.).

Киев. «Ми йдемо!» Революция Достоинства продолжается! Героям Слава! Фото — Татьяна Чернецкая (начало второй декады декабря 2013 г.).

 

Киев. (начало второй декады декабря 2013 г.).

Киев. Приближался Новый год: на Майдане уже празднично украсили «йолку». Фото — Татьяна Чернецкая (начало второй декады декабря 2013 г.).

 

Киев. (начало второй декады декабря 2013 г.).

Киев. НЕЗАВИСИМОСТЬ!!! Фото — Татьяна Чернецкая (начало второй декады декабря 2013 г.).


Поделиться:

В тему:

,
UkrNET - поисково-информационный ресурс