Хаим Калин: Крен Иерусалима в сторону Москвы – просчёт тактического свойства

Сможет ли Израиль выйти из серии бесконечных досрочных выборов?  Как видит внешнюю и внутреннюю политику эпоху Нетаньяху израильский либерал? Как освещали в Израиле встречу своего премьера с украинским президентом Зеленским? Об этом и другом – в беседе с нашим бывшим соотечественником, израильским публицистом , известным писателем в жанре политического детектива и переводчиком Хаимом Калиным.

Хаим Калин

 Г-н Калин, на ваш взгляд – что именно сказал избиратель на очередных досрочных выборах в Израиле, и не собирается ли вскоре Израиль на новые досрочные выборы?

Отталкиваясь от социологических опросов, повторные выборы в Кнессет можно было не проводить. В сухом остатке (с несущественными отклонениями) – расстановка пятимесячной давности – набивающий оскомину пат, который все отчетливее прорисовывает  контуры властного паралича  Италии семидесятых. Страна условно расколота – на тех, кто не видит Биньямину Нетаньяху, долгожителю мировой политики, альтернативы, и тех, кому эта фигура своей публичной назойливостью, по меньшей мере, приелась.

Добивая пошатнувшегося премьера – под  огнем коррупционных расследований – оппозиционный блок «Кахоль Лаван» немало вложился в кампанию под условным слоганом «Коррупция и власть несовместимы». Обретение, однако, символическое – прирост на одного депутата.

Днями президент страны, следуя процедуре, произвел очередную рокировку – Бени Ганц вновь сменил Биби Нетаньяху в качестве  «загонщика» боеспособной коалиции. Между тем обнадеживающих сигналов как не было, так и нет.  «Кахоль Лаван» откровенно тянет резину, уповая на скорую подачу обвинительного заключения против премьер-министра, ожидаемую в ноябре. При этом израильское законодательство гарантирует премьер-министру, в отличие от рядовых министров, иммунитет. Нет, – внимание! – не от уголовного преследования, а от обязательной отставки (при выдвижении обвинения), будто приличествующей политику, заботящемся о своем реноме. При этом, если обвинения все же выдвинут (вероятность 80%), ряд союзников премьера по коалиции, судя по их прежним заявлениям, выйдут из нее, исполнив тем самым реквием по карьере засидевшегося ветерана.

На этом парадоксы израильской политики  не исчерпываются. Ибо для каждого искушенного потребителя правовой информации очевидно: обвинения в коррупции Нетаньяху ангажированы. В традиционных терминах политической этики никакой он не коррупционер, а жертва нового тренда – стерилизации западной модели управления. Что само по себе несомненный позитив, только в отрыве от кардинального реформирования властно-законодательной надстройки такая трансформация не кажется справедливой.

На мой взгляд, перспектива третьих подряд парламентских выборов невелика – процедуру оборвет обвинение Нетаньяху в коррупции, ожидаемое со дня на день.

Как по-Вашему, почему Нетаньяху не смог сформировать большинство? И сможет ли это сделать Бени Ганц? И какая между ними разница?

Неудача Нетаньяху закономерна. Ведь маячащий перед ним приговор канализирует его внутреннюю энергию преимущественно на усилия сохранить свободу. Тем самым его инстинкты политического животного, кем он, бесспорно, некогда был, притуплены. Торговать старым капиталом, условно «описанным» судебными приставами, проблематично.

Впрочем, больших подвижек и не ожидалось. Нетаньяху – весьма одаренный популист, но на лавры исторической фигуры никогда не претендовал. Более того, казался человеком, природным умом особо не отягощенным…

Для израильского политикума Бени Ганц  — темная лошадка, пока себя ничем не зарекомендовавшая. Между тем избранная им тактика – циничный прагматизм – достаточно эффективна. Развалившись в шезлонге, он дожидается, пока политический труп его оппонента не проплывет мимо него, вероятность чего велика. Упираться зачем? Да и как у каждого неофита его стартовые позиции ограничены. Последние телодвижения Ганца говорят об одном: до объявления прокурорского вердикта сопернику он будет лишь имитировать активность по образованию коалиции.

Можно ли говорить о том, что после вывода из Сирии большей части американских войск – иранская угроза для Израиля заметно усилилась?

Полагаю, что иранская угроза Израилю сильно преувеличена, причем в большей степени, чем якобы угроза НАТО России, оркеструемая российским государственными СМИ. Хотя бы потому, что контингент КСИР в Сирии  ограничен, так что никакой войны на выживание между Израилем и Ираном в обозримом будущем не предвидится.

Новые, стратегически выгодные рубежи у иранцев в Сирии? Бесспорно.  Но, что это принципиально меняет в прикладном соотношении сил? Чьим как не иранским оружием воюет Хезболла и ХАМАС, время от времени обстреливающие израильскую территорию ракетами, чей запас кажется неистощимым? Причем вопреки жесточайшей блокаде Газы и при жестком противодействии иранским поставкам в Ливан.

Что, по Вашим наблюдениям, писали и говорили в Израиле о визите премьера Нетаньяху в Киев? Что вообще израильтяне думают о Владимире Зеленском?

Визит Нетаньяху в Киев подробно освещали только местные русскоязычные СМИ. При этом в той рубрике преобладало: удастся ли премьеру выторговать у Киева пенсии для израильтян, заработавших на них право в бытность гражданами Украины? Не совсем понятно, почему, принимая в расчет невероятную стесненность Украины в средствах. Так или иначе, поддержки украинской улицы на недавних выборах в Кнессет Нетаньяху это не принесло.

Отношение к Зеленскому у общины выходцев из СССР столь же неочевидно, как и формирующийся имидж украинского президента, далекий от того, чтобы себя огранить. Притом что полгода работы для столь публичной фигуры, как он, срок будто достаточный для предварительных оценок. В свое время автор не разделял ламентаций некоторых комментаторов, бивших в тревогу от якобы несоответствия масштаба личности Зеленского той должности, которую капризом обстоятельств он занял, полагая, что у столь молодого политика все еще впереди. Ведь коэффициент обучаемости у его возрастной категории высок. Между тем, исходя из многочисленных комментариев к портрету украинского президента, по моим ощущениям, позиция пессимистов куда ближе к истине…

Как Вы считаете, оправдана ли ставка нынешнего израильского правительства как на США, так и на Россию, и если нет, то какова может быть альтернатива?

Контакты между Нетаньяху и Путиным завязались задолго до российской кампании по сохранению режима Асада. И замышлялись в качестве противовеса давлению администрации Обамы на Иерусалим отказаться от несоразмерно жесткого курса в решении региональных проблем. В более широком контексте российский вектор Нетаньяху – это отчаянная попытка заиметь союзника, единение с которым разжижило бы международную изоляцию Израиля, неуклонно крепнущую. При этом Москва, благосклонно принимая «ухаживания» Нетаньяху, неизменно поддерживает все антиизраильские резолюции, более того, так или иначе, якшается с ХАМАС. Вот такая наблюдается любовь-ненависть между очень разными, но при этом во многом схожими политическими акторами. Объединяет их пресловутая гибридность, заключающаяся в забвении правил и норм мирового общежития и маниакальном поиске врага. Зачастую там, где их нет и быть не может. И есть основания полагать, что бесноватый путинизм (рашизм) – заимствование (в той или иной степени) многих черт израильского гегемонизма.

На взгляд автора, внезапный крен Иерусалима в сторону Москвы, пришедшийся на эпоху Нетаньяху, крупный просчет Израиля, к счастью, тактического свойства.
Как бы там ни было, США всегда были и будут основным союзником Израиля, невзирая на неуместное кокетничанье Нетаньяху с Кремлем последних лет. При этом причины сближения Иерусалима и Москвы столь многогранны, что заслуживают отдельного разговора.

Есть ли альтернатива нынешнему курсу Нетаньяху – жениховства с Москвой при соблюдении прочных брачных уз с Вашингтоном? Да, и она на поверхности. Отказ от фетишизации силы во взаимоотношениях с ближайшими соседями, как и ясное понимание того, что терроризм антитеррором не искоренить. Ибо при их сосуществовании какие-либо отличия между ними исчезают.

Здесь, на востоке Европы, запада бывшего постсоветского пространства, бытует мнение о крайней правизне постсоветской общины Израиля, и, кстати, почему она всё время – или мы ошибаемся? – голосует за НДИ?

Мнение справедливое и мне, микроклетке этой организма, грустно это осознавать. Между тем за НДИ голосуют далеко не все выходцы из СССР, немалый сегмент отдает свое предпочтение главенствующей политической силе страны последнего десятилетия – Ликуду. Причин на то хватает. Наиболее расхожее представление – это якобы совковая ментальность русскоязычных репатриантов, заваренная на экстракте репрессивных, империалистических практик почившего в бозе СССР. Точка зрения уместная, но лишь отчасти. Проблема гораздо шире. Стержень ее, отбросив уйму привходящих факультативного свойства, это социально-экономический базис волн иммиграции из неблагополучных в своей основной массе стран постсоветского пространства. Первому поколению не то чтобы до политики, оно зациклено на одном – утилитарном выживании (в контексте общества интенсивного консюмеризма). Стало быть, речь идет об априори слабых слоях населения, которые из всех сил упираются зацепиться за остров благополучия. Каким образом? Природой давно выработанным – упорная мимикрия и равнение на сильного. Поскольку у рычагов власти и влияния на текущем историческом отрезке – ястребы и рядящиеся под них, то культ силы распространяется, словно эпидемия в племени, не знающем прививок.

Либеральные интеллектуалы Израиля не единожды сетовали на врожденную реакционность постсоветской общины, отбрасывающую страну назад. Предлагался даже ценз на гражданскую зрелость, якобы бывшим совкам нехарактерную. Им не понять, что либеральной идее не за что зацепиться, пока доминанта семьи – банально свести концы с концами…

Если вдруг – в ходе перетасовок коалиций или выборов – в Израиле сменится власть, то какими Вам видятся ее отношения с Вашингтоном, Москвой и Киевом?

Власть в ближайшие месяцы в Израиле сменится – политическая кинетика такова. Но со всей очевидностью можно предположить лишь одно – придут преимущественно новые люди, чей потенциал созидания неизвестен. Но есть нечто, что вселяет оптимизм: в команды претендентов на властный Олимп весьма авторитетные, современно мыслящие эксперты. Между тем радикальное сближение с Киевом произойдет только в том случае, если в Иерусалиме воцарится подлинно либеральная идея.

беседовал Максим Михайленко

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

UkrNET - поисково-информационный ресурс