Гривна, Рада и Медвед

баланс

Во-первых, я согласен с решением Национального Банка в отношении 100-процентной продажи валютной выручки. Шаг, разумеется, из разряда мобилизационных — но я вырос в 90-е, и помню, какими методами побеждали гиперинфляцию (нет, гиперинфляция нам пока не грозит) во второй половине того десятилетия. Сделаю здесь ряд уточнений.

Прежде всего, причинами высокой волатильности гривны и ценовых скачков являются: а) масштабы воровства при Януковиче; б) агрессия России, в рамках которой, целенаправленно, по заказу российского так называемого «бизнеса», уничтожается та инфраструктура Донбасса, которая ранее входила в список пусть и сырьевых, но экспортеров; в) интересы разнообразных мошенников и г) определенная маниловщина: с одной стороны, избавление, пусть и вот такое, радикальное, от удавки «Газпрома», весомо улучшило наше сальдо внешней торговли, но, с другой стороны, экономика, до двух третей операций в которой находятся в тени, как по эгоистичным и криминальным, так и вполне рациональным, бытовым мотивам — оказалась совершенно не готова к свободно плавающему курсу. При этом, в сложившихся условиях, избегание интервенций регулятора — это тоже правильно, потому что аппетиты спекулянтов никогда не удовлетворяются интервенциями, если они проводятся. Впрочем, я сознаю, что где-то могу быть неправ. Однако, если приоритет — стабилизация, то грубоватая финансовая и экономическая политика правительства образца 1996—2002 в этом отношении — считаю, не помешает.

Во-вторых, у отставки Павла Шереметы, как я предполагаю, могут быть две плоскости. Первая — не из всякого кабинетного ученого, бизнес-тренера или руководителя предприятия в сфере бизнес-образования, как бы умен субъективно он или она не были бы, может выйти руководитель профильного государственного ведомства. Я здесь оставлю пространство для размышлений, потому что по-человечески могут возобладать одни эмоции, а оценка технократов может существенно отличаться. Вторая плоскость представляет собой тезис о том, а что такое украинский МЭРТ вообще? Упрощая — много лет подряд упомянутое ведомство представляет собой то ли придаток, то ли сообщенный сосуд по отношению к Государственному комитету статистики или профильным институтам НАНУ. Подчеркну, что я отнюдь не издеваюсь — всегда было интересно, откуда ведомство берет свои цифры, чем оно реально руководит, кроме краевых управлений, как законодательно обусловлена его оценка или предложения в рамках, к примеру, подготовки и отстаивания бюджетного документа на уровне правительства и парламента? Ответы всегда были расплывчатыми. Отсюда в профессиональном сообществе и звучат предложения как-то трансформировать это министерство, связав его, скажем, с Минфином, внешней торговлей, казначейством...А может быть, приблизить ведомство к земле — к примеру, объединив его с государственными и общественными предпринимательскими и отраслевыми промышленными ассоциациями. Здесь есть широкое поле для дискуссии — даже в нынешних условиях.

В-третьих, хотелось бы указать на то, что к отставкам и назначениям в наше время желательно относиться спокойнее. Идет переработка кадрового материала. К примеру, от истерик херсонского главы ОГА устал, наверное, не только автор этих строк. У министров есть эффективные помощники и советники, а есть, скажем так, звезды эстрады. Все профессии важны, все профессии нужны. Но не все сразу важны и нужны в конкретное время в конкретном месте. При всем моем объеме доброй воли и резерве уважения, бывают и такие законно избранные представители самоуправления, на фоне которых и артист «Вечернего квартала» Евгений «Лысый» Кошевой в роли Леонида Черновецкого может показаться градостроительным талантом. Такова c'est la vie. А это значит, что необходимо прислушиваться к опытным советникам, а не к подхалимам. Тогда что — как говорят в казарме — и конфузов случается поменьше.

В-четвертых, пока наша армия воюет — и весьма неплохо — с полчищами Путина, а волонтеры создали какой-то аналог мощного комитета военного снабжения, депутаты решили отдохнуть до 2 сентября. И оставить, как есть, закон о выборах народных депутатов. Правда, Олесь Довгий арестован... а, простите, он не депутат. Думаю, и Viktor Віктор Чумак и Yuriy Romanenko помнят, как этот молодой профессионал рыдал в своем штабе и названивал Андрею Портнову (кстати, где он?). Но, вернемся к депутатам. То, что они уже хотели бы заняться раздачей гречки — никто не сомневается, один облезлый гуттаперчевый мачо на плакатах чего стоит. Но, разве их кто-то отпускал? Нет уж, народные, так сказать, представители, вам придется принять и закон о люстрации во втором чтении, и закон о выборах по пропорциональной системе с открытыми списками. Не стоит думать, что вы сможете как-то вывернуться из сложившейся ситуации — или что сможете как-то обвести народ вокруг пальца, по своему обыкновению. Даже в условиях российской агрессии, ко 2 сентября — благодаря подвигу патриотов — ваши тайные союзники в остатках Луганды и Донбабве будут уже подавлены, и батальоны Национальной Гвардии смогут выделить по роте для общенациональной благотворительной акции «День законодателя на улице Грушевского». Уверен, что много участников от парламентского клуба не потребуется — всего 226.

И в-пятых. С немалым трепетом Украина посылает своего Президента в Минск, на переговоры, так сказать, с ранее не судимым Путиным, президентами РБ и РК, и, как пишут, ЕС, хотя неясно на данный момент — кто это и что это. Что может произойти в Минске, столице новой морской державы, импортере в Россию креветок (а вскоре, можно быть уверенным — лосося, семги, омаров, кальмаров и осьминогов), мы не знаем. Зато хорошо знаем, чего произойти не должно — и это в лучших интересах улицы Банковой с точки зрения ее инстинкта самосохранения, пока что он ей не отказывал — согласия на переговоры с террористами, в какой-либо форме отказа от Крыма, «прекращения огня» и прочего в таком духе. Все это мы уже проходили. Конечно, проводить переговоры необходимо. Например, о размерах компенсаций Кремлем и его подставными фирмами вроде «Газпрома» и «Роснефти», которые могут быть уже, в качестве обсуждения перспектив той или иной досудебной сделки, выплачены Украине в качестве штрафов, пени, отступного за те разрушения и страдания, которые Россия причинила нашему народу и государству на текущий момент. Не исключено, что можно посовещаться по поводу графика, условий, цен — согласно которым оккупированный Крым сможет временно получать воду, электроэнергию, продукты питания, в каком формате может осуществляться сообщение с оккупированной территорией — не больше одного 10-вагонного состава в месяц, не более одной 5-тонной фуры в неделю. Также можно обсуждать обмен пленными. Больше пока что обсуждать в Минске совершенно нечего. Пусть в Берлине запишут для прессы, что «достигнут некий едва заметный прогресс».

Это надо им — не нам.

А мы пока что отметим военным парадом наш День Независимости.

Ткнув поглубже пальцем — разумеется, в дезинфицированной перчатке — в гноящиеся язвы российского шовинизма, которому сегодня пришлось срочно урезать перечень своих «продовольственных санкций» против Запада. Потому что как не устанавливали в Сколково на медведя Twitter — так он развивать этот самый призрачный российский АПК и не пошел.

Макс Михайленко для Newssky.com.ua

Поделиться:

В тему:

,
UkrNET - поисково-информационный ресурс