Гибель СМИ. Постправда вместо правды. Запад готов. Украина?

Гибель СМИ. Постправда вместо правды. Запад готов. Украина?

Новое лицо СМИ.

Предисловие автора: Я мог написать этот текст несколько лет назад, но тогда бы мне никто не поверил. Пришлось дождаться первых объективных проявлений нового мира, которые можно «пощупать». Теперь можно. Готовы к очередному апокалиптическому прогнозу?

Коротко о главном

Примерно через два-три года фэйковые новости будет невозможно отличить от настоящих. Журналисты и даже эксперты не смогут понять, реальное перед ними видео или подделка. Средства массовой информации станут абсолютно бесполезными и даже опасными. Человечество изменится, и нам это не понравится.

Следствие

Массовое общество перестанет существовать. Демократия перестанет существовать. Корпорации разорятся. Государства будут погибать либо деградировать. Существование Украины окажется под вопросом.

Почему это случится

Беда пришла из индустрии игровых развлечений. Новые поколения видеокарт с поддержкой трассировки лучей в реальном времени позволяют создавать крайне реалистичную компьютерную графику. Кожа, которая блестит на солнце, как настоящая. Реалистичные сложные тени. Реалистичная вода. Пока ещё есть разница между реальным видео и отрендеренным, но до 100% реалистичности осталось очень мало времени.

Через 2-3 года можно будет «с нуля» сгенерировать видео с заданными параметрами и выдать за снятое смартфоном или камерой. Слить прессе и наслаждаться заранее просчитанным социальным взрывом.

На таком видео мы увидим 100% достоверные лица никогда не существовавших людей, спасибо ещё одному действительно выдающемуся программному комплексу Nvidia GAN. На его основе можно создать нейронную сеть, генерирующую случайные лица людей фотографического качества. Уже сегодня. Прямо сейчас вы можете перейти на сайт, создающий такие лица. Также не проблема вставить в фэйковое видео лицо настоящей знаменитости и оживить.

Соответствующие исследования, как видите, уже ведутся, и даже сегодняшнего качества исполнения хватает, чтобы выдать фэйк за снятое на дешёвый смартфон видео. Помните безумный сюжет на «Плюсах» о Порошенко и его брате? Через несколько лет «жёлтые» сюжеты будут подкреплять правдоподобными видео. Президент Зеленский задушит премьер-министра Евгения Кошевого. Владимир Гройсман окажется рептилоидом. Трамп окажется любовником какого-нибудь диктатора — технология подставления чужого лица в видео эротического содержания уже обкатывается полным ходом.

Видео будут. На любой вкус. В хорошем качестве, с правдоподобной информацией в exif-информации.

Подделать голос тоже не проблема. Фирменный украинский жанр «слитой прослушки» также расцветёт невиданным прежде цветом.

Что можно сделать массовыми фэйками

  • Спровоцировать панику (выдуманная угроза эпидемии, слухи об аварии на АЭС и т.д.);
  • Спровоцировать бунт против государственной власти;
  • Спровоцировать гражданскую войну по этническому или социальному признаку;
  • Спровоцировать «горячую» войну между государствами.

Всё это, в той или иной форме, наша цивилизация уже проходила. Особой новизны в новом времени нет. Но раньше такие «спецоперации» были штучным товаром. Сейчас речь идёт о постановке фэйков на промышленные рельсы и лавинообразный эффект от множества одновременно ведущихся информационных войн. Это будет апокалипсис качественно иного уровня.

Представьте, что фармацевтическая компания вбрасывает информацию о эпидемии нового штамма гриппа и мастерит об этом правдоподобные видео. «Жёлтые» СМИ распространяют фальшивку, по соцсетям гуляют фотографии и сфабрикованные откровения врачей и политиков. Народ паникует и раскупает таблетки заказчика пачками — специально взял и доработал пример из 2009 года, чтобы показать, что такие вещи в принципе не фантастика.

В это самое время производитель электрогенераторов заказывает «черную» кампанию против местной АЭС в духе «был выброс, закрывайте форточки, покупайте генераторы — электричество скоро отключат». А чего нет, если продажи стоят, а народ поверит? Ситуация, опять же, «из жизни». В Одессе регулярно разлетаются слухи об авариях на Южноукраинской АЭС — народные уши к этому подготовлены.

Это наслаивается на предвыборную кампанию, в ходе которой мы узнаём, что один кандидат отравил водопровод, а другой продал Крым. Всё с видео, с аудиоматериалами, очень правдоподобно.

В это же время Россия и Венгрия вбрасывают фальшивые видео об этнических чистках, которые проводят украинские националисты. Этнические общины, естественно, лезут за ружьём.

Выдержит нынешняя Украина такой букет информационных войн?

Повторюсь, мы всё это уже видели, просто не в таких масштабах и не одновременно. В будущем порог вхождения таких технологий снизится. Множество субъектов будут запускать свои фэйки, преследуя свои цели. Из конфликта инфоповодов, страхов и дезорганизации запросто сложится «идеальный шторм». Мало не покажется никому, и все страны мира окажутся в зоне риска. Потому что каждое общество имеет свои фобии и болевые точки. Каждое государство имеет врагов.

Как с этим будут бороться (плохо)

В целом, большинство государств уже сейчас понимают, что с массовыми коммуникациями что-то не так. США борется с русскими хакерами, пытаясь обуздать социальные сети. В целом, то, что Цукерберг разобрал Facebook API, кое-что просто отменив, это уже добрый знак для Человечества. Но это не защитит нас от фальшивых видео, которыми люди будут охотно делиться сами.

Великобритания каждый год вкладывает деньги в развитие кибербезопасности. Однако совершенно непонятно, есть ли от этого хоть какой-то толк, и что вообще входит в программу. Во-первых, сама идея латать дыры в ветхой рубахе глубоко порочна. Во-вторых, уровень компетенции британцев может оказаться недостаточным, что мы увидели по проблеме с системой распознавания лиц, которая ошибается в 96% случаев.

Скорее всего, производители электроники внедрят в видео с настоящих видеокамер и смартфонов зашифрованную электронную подпись, которую трудно подделать, и по которой можно будет отличить фэйк от настоящего ролика. Разумеется, защиту обойдут — уязвимости в программном коде никто не отменял. Плюс, держим в уме перспективу появления квантовых компьютеров с высоким потенциалом в решении задач методом полного перебора.

После первых взломов алгоритм защиты укрепят и усложнят, но это поможет только на время. Отсрочку получим, но проблему так просто не решим. В классическом противостоянии «броня vs снаряд» броня всегда проигрывает.

Это нужно осмысливать и обдумывать уже сейчас. Неплохо было бы создать комитет при Верховной Раде для разработки стандартов шифрования для устройств с камерами, подготовки соответствующих законопроектов, встреч с производителями, международных консультаций… А то ведь опять всё случится «вдруг».

Что такое постправда

Через несколько лет мы не сможем доверять никакой информации, которую не увидим своими глазами. Информацию из телевизора или Интернета в принципе нельзя будет проверить. Конечно, сейчас в медиапространстве тоже полно фэйков и грубых манипуляций, но проверка первоисточников, изучение исходников, посещение условного «Информнапалма» может установить истину. Да, времени на проверку нужно больше, чем на чтение самой новости, но у нас есть хотя бы возможность. В будущем не будет даже этой малости.

Мы просто не будем знать правды. Правды не будет.

А если нет правды, остаётся только постправда. Штука тоже не новая, мы даже сейчас имеем дело с этой этической системой координат, где факты не имеют значения, а поведение индивидуумов определяют их убеждения и испытываемые ими эмоции.

Классическим примером постправды можно назвать предвыборную кампанию Владимира Зеленского. Которая была уязвима перед фактами, но грамотно использовала убеждения людей и вызывала у них правильные эмоции. Апогеем торжества постправды над правдой стали публичные дебаты, где Зеленский переиграл Порошенко, управляя эмоциональной картинкой. Да и «порохоботы» так и не поняли, что всё это время сами раздували рейтинг конкурента.

Другой прекрасный пример — британский Brexit. Тоже манипулирование эмоциями и подтасовка фактов. Люди вообще не понимали, за что голосовали — привычные им каналы получения информации подвели их.

Сейчас у нас всё ещё есть одновременно и правда, и постправда. Мы можем работать с фактами, мы можем работать с эмоциями. Можем выбирать. Через несколько лет правды уже не будет. Не будет и выбора.

Что будет уничтожено

СМИ. После первых же крупных провалов, средства массовой информации станут опасны для существования государств. Поэтому их начнут аккуратно выхолащивать. Широким массам оставят сериалы и прогноз погоды, а вся более-менее важная информация будет распространяться по закрытым каналам. Этот процесс уже запущен.

Роль СМИ, соответственно, снизится. Огромный пласт информации просто выпадет из жизни массового общества. Следовательно, картина мира маленького украинца, маленького американца, маленького британца очень сильно упростится.

Интернет, как свободное и открытое информационное пространство, также станет невыгодным, и своими роскомнадзорами и великими фаерволами обзаведутся все крупные игроки. Ужасно грустно об этом писать, но мы всё ещё не готовы для единого информационного пространства.

Соцсети и мессенджеры. Их существование также под вопросом, так как это уже сегодня первейшие распространители ложной информации. Любой бред можно раскрутить через родительские чаты Viber, посеяв панику в обществе. В будущем, когда к тестовой информации добавятся правдоподобные видео любой сложности (взрыв на местной АЭС, чумные больные в коридоре поликлиники, обращение президента по поводу атаки инопланетян), Viber сможет обнулить небольшую европейскую страну за три дня. В этом смысле Украине повезло разминуться с «феноменом Телеграмма», но это лишь незначительное тактическое преимущество.

Массовое общество. Окончательно оформившееся в XX веке массовое общество — это очень удобная организация больших человеческих масс. Если государству нужна миллионная армия, ударная индустриализация, мощная устойчивая политическая система и регулярные налоговые поступления — государство строит массовое общество.

Все граждане внутри общества имеют одинаковую картину мира, которую доносят до них СМИ. Картина, конечно, с вариациями — каждый из вариантов представлен политической силой; вместе они формируют политическую систему. Граждане одного общества разделяют общий культурный код, которым удобно обмениваться через соцсети, бары, очереди на кассу в супермаркете.

Оставшись без мягких рычагов управления (СМИ, соцсети), человеческий муравейник быстро расползётся во все стороны. Нужны ли будут государствам неуправляемые человеческие массы? Разумеется, нет, поэтому лавочку быстро прикроют.

Тут мы приходим к главному последствию: тотальному краху демократических систем и демократических принципов построения общества. Всеобщее избирательное право под вопросом — в эпоху постправды к власти может прийти кто-то и похуже Гитлера. Частная собственность на СМИ — тем более под вопросом. Телеканал в недобрых руках обладает потенциалом ядерного оружия.

Да, побочным эффектом будет и сворачивание индустриализации, и миллионных армий — всё это тоже придётся оставить в прошлом, так как без массового общества такие крупные институты не работают. Раньше это стало бы проблемой, сейчас уже в меньшей степени. Автоматизация и роботизация сокращают потребность в рабочих руках. Аутсорс оставляет без работы мелкокалиберных «менеджеров». Да и с войной автоматизированные системы немножечко помогают. В этом смысле, процесс будет хоть и постепенным, но достаточно интенсивным и необратимым. И закончится тем, что массового общества больше не будет.

Само по себе это не хорошо и не плохо. Но порождает новую проблему: огромное количество людей останется без дела, без системы контроля, без плана. Миллионы людей станут не нужны, и выпадут из поля зрения государства. Что они будут делать? Куда пойдут?

Цивилизация на распутье

Если посмотреть на социальные эксперименты развитых стран, можно увидеть ростки оптимистичного сценария развития. Страны с сильной экономикой могут позволить себе аккуратно прикрутить демократию, всучить населению безусловный доход и какие-нибудь увлекательные игрушки (виртуальная реальность выглядит вполне ОК), легализацию лёгких наркотиков и прочие несложные развлечения для простых людей. Работать в таком сценарии предстоит роботам и немногочисленным качественным специалистам, которым подберут мотивацию в индивидуальном порядке.

Страны со слабой экономикой будут уничтожены в грядущем хаосе, и выступят строительным материалом для развитых стран. Тем как раз нужно будет чем-то перекрыться, пока идёт перестройка — тут и пригодятся дешёвые природные и человеческие ресурсы.

Но проблема с оптимистичным сценарием заключается в том, что он очень сложный, и не у всех получится. Поэтому, по мере рассыпания СМИ и провалов в социальной политике, перед руководством каждой отдельно взятой страны возникнет искушение решить всё по-простому. По-старинке.

Война. Война всё спишет. Особенно ядерная.

Война спишет уничтожение или национализацию СМИ. Война «спишет» излишки человечества — ведь большие города это феномен именно массового общества, и больше не нужны. Война спишет сворачивание демократии. Война сузит картину мира ставшего ненужным массового человека — пока человек сидит в окопе или бункере, его информационные потоки легко контролировать.

Можно даже устроить «самострел» на своей территории, и потом, в отместку, разобрать остальной мир на запчасти. Или сыграть «договорняк».

Других вариантов решения проблемы пока не просматривается.

Проблема особенно актуальна для Украины, ведь нам не подходит ни один из вариантов. Мы сейчас вроде бы движемся в «оптимистичном» русле, активно избавляясь от «лишних» рабочих рук. Однако кто тогда здесь останется работать? Откуда брать деньги для отмены массового общества? У нас нет средств для выплаты безусловного дохода. Своих роботов мы не делаем, чужих не получим. Не решена проблема модернизации советской инфраструктуры и промышленности. Наш «оптимистичный» сценарий таков: активные граждане уедут, старики вымрут, вместо цветущей страны получится живописное дикое поле.

Сценарий ядерной войны также прочно стоит на запасных украинских путях. Ржавые российские ракеты летают недалеко и невысоко, однако именно нам хватит. А вопросы Крыма и Донбасса будут актуальными ещё долго, так что поводов для войны хватает.

Это метамодерн?

Нет. Постправда, отсутствие правды, отсутствие ценностей и потеря реальности  — всё это старый добрый окружающий нас постмодернизм на пике своего проявления. Это то, к чему Цивилизация так долго шла и теперь должна преодолеть.

Почему культура нам (пока) не помогает

Феномен утраты правды Человечеством периодически обыгрывается в искусстве, но авторам пока не хватает смелости вырваться за рамки классической антиутопии. В романе «Поколении П» Виктора Пелевина тотальная фальсификация данных становится инструментом глобального заговора и глобального правительства. Подумать о том, что такой инструмент станет общедоступным, и вместо единой злой воли мы получим конфликт сотен и тысяч субъектов с взаимоисключающими интересами и конфликтующей повесткой, Пелевин не рискнул.

Аналогично и со знаменитой киносагой «Матрица». Хорошо, когда вас поработила цивилизация роботов. Свои с тобой в окопе. Враги напротив — целься и стреляй. Какой бы тяжёлой не была ситуация, она остаётся простой.

У нас просто не будет. Нужны новые мысли, новые методы преодоления.

Потом это назовут «метамодерном». Сейчас называйте, как хотите.

Украинская специфика

В будущем информационном кризисе позиция Украины особенно сложная. С одной стороны, мы имеем крайне слабую зарегулированную экономику и тотально изношенную инфраструктуру — идеальный образ страны-донора, которую разберут на части более успешные соседи. С другой стороны, в Украине остался хороший интеллектуальный потенциал (остатки советского и раннего постсоветского образования), а народные массы имеют колоссальный опыт выживания в кризисные периоды. Также не будем забывать о сильной украинской IT-индустрии, которая как раз и окажется на острие будущих атак. Всё это сильные ресурсы, выходящие за рамки потенциала простого «донора».

Поэтому Украина имеет потенциал для выживания. Дорога будет непростой, сложнее, чем у развитых стран, но умереть и исчезнуть мы всегда успеем и спешить не стоит. Дорогу осилит идущий.

Что делать Украине

Если коротко, существующий порядок может заменить только порядок более высокоорганизованный, более качественный.

  • На индивидуальном уровне нужно научиться воспринимать всю входящую информацию не как факты, а как систему координат. Можно верить близким (относительно). Можно верить своим глазам. К остальному, что доносится до нас через официальных спикеров, телевизор, Интернет нужно относиться отстранённо. Смотреть не на инфоповод, а на каналы распространения, реакцию в обществе, возможных выгодоприобретателей. Это поможет избежать провокаций уже сегодня, когда очень многие события подаются именно как постправда. Однако есть и обратная сторона: утрата эмпатии, сужение информационного круга, лёгкая, зато постоянная паранойя. Хуже всего то, что на индивидуальном уровне вы можете достичь успеха, но не сможете повлиять на окружающих. Поэтому нужны системные решения;
  • Власть (что такое «власть»?) должна объявить «большую стройку». Общее дело, которое бы нравилось всем. Цель не так важна, важен именно сам процесс. Процесс, общее дело, должны стать самым главным в жизни каждого украинца. Специально уточняю: это 100% НЕ украинизация. Наоборот. «Языковой» закон будет одним из основных направлений, по которому современная нам Украина может быть уничтожена в кратчайшие сроки. Это именно те трещины в обществе и географии, где постправда будет максимально эффективна в расколе страны. Не украинизация. Тогда что?
  • Украине нужно понять, что она такое. Определение должно быть очень простое, но самодостаточное. «Мы идём в ЕС», опять же, не подходит, так как непонятно, КТО туда идёт. Мы не знаем, что такое «украинец», выдумываем сорта, градации, дразнимся «бандеровцами», «малоросами» и «ватниками».Всё это уводит нас очень далеко в сторону от светлого будущего. Опять же, стоит отдельно проговорить, что Украина уже не имеет ресурсов даже на имитацию этнической однородности, нужно учиться принимать себя сложными. Конечная цель новых универсальных определений Украины и украинца проста. Любой инфовирус должен разбиваться об идентичность. «Сначала я украинец, а потом всё остальное, все месседжи, все видео из вайбера и вечерних новостей, всё это не так важно, как моя принадлежность к Украине». Вот такое должно быть мышление, если мы хотим сохраниться на политической карте. Ещё раз: украинская идентичность должна подходить всем украинцам, а не только 5%, 15%, 25% или даже 75%. Только 100%;
  • Нужно перестать верить в стабильность. Её и так нет, вопрос именно в том, чтобы перестать верить. Честно объяснить людям, что стабильности больше не будет никогда и нигде. Мировые новости нам в этом очень помогут, ведь Украина будет в хорошей компании гибнущих мировых держав;
  • Горизонтальные связи и местная повестка помогут отвлечь людей от самых глобальных фэйков. Тут нужно поблагодарить уходящие власти за мощный инструмент — децентрализацию. Это был своевременный и эффективный в долгой игре шаг. На этом направлении Украина имеет огромный бонус — все наши области находятся в такой жопе, что если маленький украинец поверит в свои силы изменить что-то рядом с собой, борьба увлечёт его до такой степени, что общенациональные информационные вбросы потеряют эффективность. Чем больше люди будут бороться за то, чтобы на их улице появилась нормальная дорога, тем меньше у них останется время на переживания по поводу информационных вбросов о происходящем на другом конце страны. Значит, людям нужно помочь думать и действовать в этом направлении.

Какие проблемы стоят перед Украиной на метамодернистском направлении

  • Наши СМИ — это СМИ олигархов. Наши олигархи разобщены, преследуют свои цели, не заинтересованы в сохранении страны. Следовательно, в грядущий информационный шторм мы входим с командой из лебедя, рака и щуки.
  • После неудачной президентской кампании Порошенко, народ оказался разделён сразу по нескольким признакам и есть перспективы большого внутреннего конфликта.
  • Степень компетенции и мотивация новой власти вызывают пока что большие вопросы. На первый взгляд Зеленский — хороший инструмент для управления обществом, но кто держит этот инструмент? Актуальность этого вопроса усилится после парламентских выборов, на которых «Слуга народа» получит крупную фракцию в Раде.
  • Какой будет эта новая монолитная идентичность украинцев, кто её придумает, кто продвинет в массы — у нас нет инфраструктуры для выработки и проталкивания таких решений, нет института репутации, нет авторитетов.

Оптимистическое послесловие с нотками тревожности

Положение Украины уникально, так как мы оказались перед сложнейшей проблемой выживания в новом времени. Имеем ресурсы для решения проблемы, и… не знаем, как ими воспользоваться. Мы не знаем себя. Не знаем друг друга. Мы разобщены и разделены. Но, вместе с тем, чрезвычайно способны и умны, и уже не раз доказывали, что можем объединяться перед лицом внешней угрозы.

Если, конечно, в состоянии её распознать.

Гибель СМИ. Постправда вместо правды. Запад готов. Украина? Денис Скорбилин

 

 

 

 

, ,

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

UkrNET - поисково-информационный ресурс