Эмиссия, санкции и Джордж Сорос

Болевые точки современной западной цивилизации — войны с терроризмом на Донбассе и в Газе — отвлекли внимание глобальной общественности, сегодня, в отличие от глобального правительства, уже несомненно существующей в связке с глобальным рынком — от специфического состояния мировой экономики.

1929

Пораженная «клиповым» мышлением — вроде как у рыбки-хирурга Дори из мультфильма «В поисках Немо» — большая часть этой глобальной общественности не замечает, что грянувший в 2008 году кризис никуда, собственно, не исчез.

А не стоит ли вспомнить о том, как ревностно новоизбранный в 2009 году президент США Барак Обама ухватился за так называемый «план Полсона», разработанный и изначально внедренный при его предшественнике? А что же такое пресловутое «количественное смягчение», которое уже пять лет практикует правление Федеральной Резервной Системы (ФРС) Соединенных Штатов (и, несколько неуклюже, по ряду причин — Европейский центральный банк — ЕЦБ )?

При количественном смягчении центральный банк покупает или берёт в обеспечение финансовые активы для впрыска определённого количества денег в экономику, тогда как при традиционной монетарной политике ЦБ покупает или продаёт государственные облигации для сохранения рыночных ставок процента на определённом целевом уровне.

По мнению МВФ, политика количественного смягчения центральных банков развитых стран с начала финансового кризиса 2008 года привела к снижению системных рисков после банкротства Lehman Brothers.

Количественное смягчение может привести к более высокой инфляции, чем ожидалось, если величина требуемого смягчения окажется переоцененной, и будет эмитировано слишком много денег. Но в контексте глобальной экономики низкие процентные ставки могут приводить к фондовым пузырям в других экономиках.

А если попроще, то «количественное смягчение» — это аналог эмиссионного механизма в тех национальных экономиках, которым не посчастливилось оперировать в конвертируемой, или, тем более, резервной валюте.

Не вдаваясь в подробности, можно сказать, что эмиссия в странах-эмитентах резервных и конвертируемых валют тоже приводит к ускорению инфляции, но множество других факторов настолько смягчают этот эффект, или видоизменяют его, что вряд ли стоит говорить о том, что этим странам — как в случае со странами развивающимися — угрожает «раскручивание маховика инфляции».

Наверное, у читателя нарастает недоумение — где же связь между теми «слабыми электрическими импульсами», с помощью которых государственные финансисты Америки и Европы стимулируют, будем откровенны, анемичную экономику Евро-Атлантики и агрессией России против Украины, и прочими темами, которые носят, скорее, «геополитический» характер?

На самом деле, такая связь не только существует, но, хотя и не представляется, на первый взгляд, очевидной, является прямой, как вытянутая струна.

Прежде всего, примем во внимание, что российский рубль, курс которого к тем или иным мировым валютам показывают на Euronews только потому, что российское правительство (как, кстати, и украинское, но в значительно большей степени) является акционером канала — не является ни резервной, ни конвертируемой валютой.

Поясним — резервными валютами являются доллар США, евро, британский фунт стерлингов, японская иена, реже — швейцарский франк. Конвертируемыми является большинство валют стран «западного конгломерата» — даже канадский и австралийский доллар. Конвертируемость означает, что покупатель или продавец оптовой партии товара или услуги может выразить ее цену в такой валюте. Резервный статус валюты означает, что национальные банки находят разумным хранить в такой валюте свои «золотовалютные» или «международные» резервы. Здесь ликбез завершаем, подчеркивая, что в юане, рубле или тайском бате резервы не создают и в сделках этими валютами не оперируют.

Хотя к тайскому бату стоит приглядеться — но это в авторе, вероятно, на секунду взыграл биржевой игрок — был такой небесполезный период в жизни…

jones (1)

Теперь переходим к пяти пунктам, обосновывающим, так или иначе, гипотезу о том, что посредством вовлечения России в кризис на украинском Донбассе, западный конгломерат хладнокровно реализует стратегию подавления и дезинтеграции Российской Федерации.

Во-первых, зависимая на четыре пятых от экспорта газа, нефти, руды и других полезных ископаемых, экономическая система РФ вынуждена соглашаться с теми ценами в резервных валютах, которые установились на рынке. А эти цены находятся в рамках формулы отрицательной стабильности. Иными словами, в районе $100 за баррель. И уже который год. Есть множество деталей, слагающих картину такой цены. Перспектива такова, что формула отрицательной стабильности в ближайшие годы не изменится. Это связано и с китайской промышленной политикой, и с американской политикой в сфере энергетики, и с энергосберегающей политикой ЕС.

Стабильность цены на традиционные энергоносители — благо для всего мира, но не для России. Москве пришлось приняться за свой бюджет. Вчерашнее увольнение слишком откровенного заместителя министра экономики и развития РФ Сергея Белякова — тому свидетельство.

Во-вторых, Россия велика – но… лишь на карте. Между Западной Сибирью и Тихим океаном сегодня проживает лишь 6 миллионов человек. Территориально огромный макрорегион не интересен крупным розничным сетям. Но он очень — еще бы — интересен китайцам, которые и так, всячески, там присутствуют.

В-третьих, санкции, введенные «Западом» против России — ударили почти по всем впередсмотрящим отраслям этой страны — про банки и говорить нечего — а что же это значит? Что рефинансирование — на мой сермяжный взгляд, это антирыночный механизм — теперь доступно лишь из бюджета РФ, «международных резервов», рублевой эмиссии (а это — неизбежное ускорение инфляции) или — весьма ограниченно, и на тяжелейших условиях — из Китая.

Такова уж пресловутая «магия» денег…

В-четвертых, это США и — отчасти ЕС (там Европейскому центральному банку во Франкфурте мешают 28 министерств финансов, экономики, казначейств и парламентских бюджетных комитетов, не говоря уже о министерствах труда) могут позволить себе «количественное смягчение» и прочие фривольности.

Как-то стимулировать экспорт или оживить внутренний рынок — или рынок в рамках бюрократического и фантазийного ЕАС — Россия не способна.

Да, Москва пытается продвинуть единую валюту, но ее партнерам по принудительному союзу это совершенно не нужно. А значит, дальнейшая девальвационная эмиссия российского рубля — кроме ускорения роста цен и обнищания низших страт в глубоко коррумпированной России — ни к чему не приведет.

И в-пятых, прогнозируемое с той или иной долей вероятности — полномасштабное вторжение российских ВС в Украину, под флагом миротворческого контингента, приведет лишь к наводнению Украины подразделениями НАТО, и частичному, в силу специфики функционирования газотранспортных систем — эмбарго импорта российских энергоносителей в ЕС.

К сожалению, такое развитие событий приведет к дефолту РФ по валовому внешнему долгу, независимо от того, признает его официальная Москва, или нет. Уже 6 августа произошла быстрая деградация выгод и рост рисков по российским облигациям российского внешнего займа.

Поэтому лично автор этих строк продал российские ценные бумаги еще в начале июня, заработав на каждой примерно $3.50.

И $1.75 отправились в оборонный бюджет Украины.

Так сделали все мои украинские и западные коллеги — из тех, кого я знаю.

В качестве резюме, могу сказать, что если бы план Алена Даллеса по-настоящему существовал, то именно сегодня мы стали бы свидетелями финальной фазы его реализации.

А чтобы поставить точку, признаюсь — мой диплом мне вручал лично Джордж Сорос, в июле 2000-го года, в Будапеште, ухмыляясь именно так, как это делали, вероятно, все ненавистники «евразийской идеи».

Но, скорее всего, деду просто хотелось чихнуть.

Спасибо автору: Max Mykhaylenko (написано специально для Newssky.com.ua)


В тему:

,
UkrNET - поисково-информационный ресурс