Что случилось с Путиным

На самом деле, когда Путин узнал что стало с Моторылой, он реально труханул.

Мы одной крови!

На первый-второй рассчитайсь!

 

Все вокруг его начало раздражать и даже пугать. Только к лифту подойдет в главном корпусе своего выстроенного как спецсанаторий КГБ имения — так тут же трястись начинает. А вдруг охранник — косой взгляд на Витю Золотова (телохранителя тоже мелко потрясывает, это вирусное) уже бомбу подложил туда?!. Лифт закрылся изнутри, кнопку нажал этажа — и привет! Черт.

Лучше по лестнице прыг-скок, он же молод и силен, прыг-скок, ай б!..б!..б!, забыл что от Януковича коленом заразился! Охранники подбегают, Путин на лестнице извивается, а Золотов шутит неприятно: «Не верьте ему!Это Глот с планеты Катрук! Он притворяется! Убейте его!». Путин холодеет — вот оно! Заговор! Но Витька просто хохочет. Помнится, ни Ельцин этого не любил, ни Собчак, которых он охранял. А ведь оба они уже...тьфу! Путин отгоняет от себя мрачные мысли.

Его относят в опочивальню. На ложе 7×7 метров его ждет отряд массажисток с Russia Today. Ноющее колено разминают. Но лучше не становится...В каждой из них Путину чудится Савченко с ее крайне специфической улыбкой. Открытой, доброжелательной...Он визжит — вон, все вон! Уткнувшись в подушку с вышитым стразами портретом Эриха Хоннекера, Путин лихорадочно соображает, что делать. Пластическая операция — и в пампасы. В какой-нибудь Свазиленд! Нет, и там найдут. А как же без охраны? Съедят без банана! В Берлин! Может, простят — они ведь так этого сами хотят все, правда?

В самолете Сурков в маске Кобзона подсунул ему книгу «Я, победа и Берлин». Путин стал вчитываться. Потом понял что это этот...Майдан опять, все дела, скривился, книга полетела в голову пьяному Лаврову, случайно поджегшему парик Маши Захаровой. «Кто меня окружает?» — уныло подумал Путин — «Клоуны и идиоты, скоморохи и шутихи...».

В Берлине он сразу же бросился к Меркель (вы видели этот кадр, карлик Путин от лимузина бежит к надменной Меркель с вытянутой рукой?). Даже с Порошенко Путин почему-то чувствовал себя в несколько большей безопасности чем в Геленджике и Ново-Огарево. За столом все говорили и говорили, а Путин в счастливом дурмане только повторял «Йа!», «Генаузо!», «Умбедингт!», чувствуя себя в раю, среди настоящих фашистов...

Журналистам сказать было нечего, потому что он не помнил ровным счетом ничего — ну, ОБСЕ там, Донецк этот опостылевший, Луганск — дыра вообще. В самолете было пусто — Сурков-Кобзон, Лавров и лысая Захарова пошли в музей гестапо на Принцальбертштрассе и полетят вторым номером. Аффект понемногу отпускал Путина. Самолет пошел на взлет и ему вздумалось проведать пилота. «Ну, что, полетели!» — Путин хлопнул пилота по плечу и обмер. Ему беззубо ухмылялся Моторыло.

Поширити / Поделиться:

В тему:

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

UkrNET - поисково-информационный ресурс